В последние годы у нас наметился один весьма тревожный тренд. По всей стране идет строительство промышленных объектов очень сомнительных как с точки зрения их полезности для страны и людей, так и с точки зрения экологических последствий.

Ярчайший пример того, к какому негативу может привести такая безответственная политика – упорные попытки построить целлюлозно-бумажный комбинат, очень грязное и опасное с экологической точки зрения предприятие, на берегу Рыбинского водохранилища. Показательно, что первые попытки воздвигнуть ЦБК у Рыбинского моря были предприняты еще в 2013 году – в тот самый год, когда наконец-то после многолетней борьбы экологов и общественности был закрыт Байкальский ЦБК.

Эта проблема тогда всколыхнула неравнодушных людей по всей стране, широко освещалась в СМИ, масса людей осознала, насколько вредным для экологии, особенно для близлежащих водоемов является невинное на первый взгляд производство сырья для бумаги и картона. Едва не угробили Байкал – жемчужину России с огромнейшими запасами чистой пресной воды. Кстати, угроза озеру от последствий деятельности ЦБК и оставшихся токсичных отходов не ликвидирована до сих пор.


Однако в том же году инициаторы проекта и власти Вологодчины, как будто ничего такого и не происходило, заявили о намерении возвести намного более крупный ЦБК на и без того очень проблемном с экологической точки зрения Рыбинском водохранилище. Сопротивление местного населения и экологов предвидеть было несложно. Тем больше поражает цинизм, с которым к этому сопротивлению отнеслись.

В поисках, куда бы приткнуть опасный экологический объект, остановились на Судском сельском поселении, на территории которого у берега водохранилища положили глаз на закрытый пионерский лагерь и базу отдыха. Состоялись общественные слушания по утверждению новых правил землепользования и застройки. Результаты прогнозируемо были такими, что строительство ЦБК не смогло бы начаться. Однако, в июле 2015 года муниципальное собрание Череповецкого района вдруг внесло новые изменения в документы. И часть территории Судского поселения перевели в зону объектов первого класса санитарной опасности – то есть сделали так, чтобы ЦБК там строить было можно. Требование повторных публичных слушаний при этом цинично проигнорировали.

Тема временем возмущение людей продолжалось, из проекта вышли финские партнеры, и строительство раз за разом откладывалось. Тревогу забили не только вологодцы, но и жители соседней Ярославской области, расположенной ниже по течению Волги. Пошли обращения в адрес президента и правительства, природоохранной прокуратуры и министерства экологии, откуда честно отвечали, что проект строительства ЦБК на экспертизу еще не поступал.

Появилось решение Ярославского областного суда, согласно которому строительство может быть начато только после общественного обсуждения в Вологодской и Ярославской областях. В результате усилий нескольких десятков депутатов, подключившихся к решению проблемы, было принято постановление Госдумы, требующее провести экспертизу проекта строительства на предмет возможных экологических последствий в Вологодской и Ярославской областях, загрязнения Волги и нарушения экосистемы Рыбинского моря. Министр природных ресурсов и экологии недвусмысленно заявил, что, если местные жители и эксперты выразят внятный протест, строительство может быть заморожено.

И тем не менее тихой сапой скандальная стройка продолжается – к ней подводится дорога и ветка газопровода. А в середине прошлого месяца появилось сообщение о договоренности с коллегами из Объединенных Арабских Эмиратов совместно строить «завод по производству целлюлозы в Вологде». Общий объем инвестиций – около 2,8 млрд долларов, проектная мощность – свыше 1,3 млн т товарной целлюлозы в год, ориентация – «ключевые рынки Европы и Азии».

По объемам производства и вредному воздействию на окружающую среду это в разы больше, чем на скандальном Байкальском ЦБК. По объемам инвестиций цифры сопоставимы с суммой, выделяемой сейчас на федеральный проект «Оздоровление Волги» и способны свести на нет любой положительный эффект от его реализации. Кстати, объемы инвестиций и целесообразность объекта тоже вызывают вопросы. Когда его собирались строить совместно с финнами, речь шла о сумме в 2,2 миллиарда долларов. Сейчас, заявляют про 2,8. А тем временем финны, вышедшие из проекта, уже успели возвести у себя за 2014-2017 годы такое же по мощности предприятие, ставшее крупнейшим инвестпроектом в истории лесного сектора Финляндии, потратив на его сооружение всего 1,2 миллиарда евро.

Возникает два вполне резонных вопроса. Первый – почему на строительство ЦБК в Финляндии идет в два раза меньше денег, чем на строительство аналогичного ЦБК в России. Особенно учитывая, что финны, когда строят такие объекты в своей стране, относятся к вопросам экологической защиты на порядки серьезнее, чем когда возводят их за границей. Второй – зачем вообще будет нужен новый ЦБК на Рыбинском море? Ведь с учетом падения спроса на многие виды бумаги финский комбинат существенно обострит конкуренцию на европейском и мировом рынке целлюлозно-бумажной продукции, и эксперты с выходом его на полную мощность наоборот прогнозируют высокую вероятность закрытия ряда ЦБК как в Северной Европе, так и в России.

Как видим, сложно понять, зачем нужен новый ЦБК, кроме освоения крупных сумм денег. А вот Рыбинское море он вполне способен погубить. Ведь проблем там хватает и без него. Одна из главных — берегообрушение. Высокие берега в Мышкинском, Рыбинском и Череповецком районах с каждым годом обваливаются все больше, и вода все ближе подбирается к жилым домам. Например, в Мышкине за последние 20 лет в некоторых местах берег ушел на 15 метров, что уже вызывает у местных жителей серьезные опасения. А что такое берегообрушение? Это появление значительных площадей мелководий, на которых образуется сильная волна, обогащенная песком и имеющая еще большую для берегов разрушительную силу. Эти же мелководья в летнее теплое время являются благоприятным местом для размножения всевозможных болезнетворных и вредоносных микробов. Согласно заверениям ученых, больше 20 процентов Рыбинского водохранилища это бесполезные для гидроэнергетиков и вредоносные для экологии мелководья.

Не меньшую опасность вызывают и донные отложения. Например, тонны рыбы, которую ежегодно бросают в сетях браконьеры; или постоянные сбросы череповецких промышленных предприятий и канализационные стоки того же Череповца, Углича, Весьегонска и Пошехонья. Все это сказывается на качестве воды, от которой зависит жизнь и здоровье людей, живущих не только на побережье водохранилища, но и у жителей Тутаева, Ярославля и Костромы. Вода стоит, не обновляется, гибнет огромное количество естественных представителей флоры и фауны, активно цветут сине-зеленые водоросли, идет заиливание дна, что как следствие меняет качество воды и окружающий водохранилище климат.

64 реки, впадающих в Рыбинское море, не чистятся и, как следствие, заиливаются, заболачиваются, прекращая быть источником чистой воды. Еще один источник загрязнения – канализационные стоки Брейтова, Углича, Мышкина, Весьегонска, Череповца и неочищенные стоки ферм, деревень и садоводческих товариществ. И так далее и так далее.

Но нашим «патриотам отечественной промышленности» и «капитанам большого бизнеса», как видим, всего этого мало. Им подавай гигантский целлюлозно-бумажный комбинат, способный и самостоятельно погубить не только водохранилище целиком, но и остальную Волгу на сотни километров ниже по течению. В таких условиях я вижу только один способ решения этой проблемы – свое слово должен сказать народ. И это не тот случай, когда нужно делиться на партийные или еще какие-то лагеря. Оппозиционные мы или провластные, левые или правые, ярославцы, вологодцы, москвичи или петербуржцы, это наша страна и наша река. И она сейчас в опасности.

Никита Исаев, директор Института актуальной экономики, лидер движения «Новая Россия»



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы