Рупор кремлевской пропаганды: Кубинская военная разведка – структура, задачи, операции

05.05.2024, 6:00, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

Кубинская военная разведка: структура, задачи, операции

Управление военной разведки (La Dirección de Inteligencia Militar, DIM) – орган военного управления в составе Министерства Революционных вооруженных сил Республики Куба (El Ministerio de las Fuerzas Armadas Revolucionarias de la República de Cuba, MINFAR), ответственный за сбор информации о вооруженных силах других стран и разведывательной информации на основе приема и анализа электромагнитного излучения (радиоэлектронной разведки).

Штаб-квартира Управления военной разведки расположена в здании Генерального штаба MINFAR, на площади Революции в Гаване, на 6-м этаже, где соседствует с основной частью подразделений Управления военной контрразведки (La Direcciуn de Contrainteligencia Militar) оборонного ведомства Кубы. Согласно данным из открытых источников, DIM подразделяется на 4 основные секции и общие отделы:

I секция – боевая разведка. В ее подчинении подразделения военной и войсковой разведки кубинских вооруженных сил, в том числе разведывательные подразделения ордена Антонио Масео пограничной бригады, ответственной за охрану территории, прилегающей к американской базе в заливе Гуантанамо. В оперативном подчинении секции находится элитная десантно-штурмовая бригада «Черные осы», предназначенная для выполнения боевых и разведывательно-диверсионных задач на территории противника, которая особо отличились в исполнении интернационального долга в странах Восточной Азии, Африки и Латинской Америки.

II секция – оперативная разведка. В ее состав входят следующие отделы: II-1 – штаб, секретариат и особый режим безопасности; II-2 – отдел внешней разведки, отвечающий за оперативных сотрудников зарубежных резидентур, разделен по географическим направлениям; II-3 – отдел внутренней разведки, отвечающий за оперативные мероприятия военной разведки на территории страны, борьбу с контрреволюцией, специальные разведывательные миссии, направленные, главным образом, на создание оперативных позиций среди личного состава и командования американской военной базы в Гуантанамо и выполнение задач на территории США; II-4/5 – нелегальные оперативные отделы, задействованные в межведомственных специальных миссиях за рубежом и на территории острова; II-6 – отдел материально-технического обеспечения; II-7 – отдел связи. В 1998 г. секция была реструктуризирована, часть сотрудников распределена в другие разведывательные органы.

III секция – разведывательная аналитика. В нее входят четыре группы: ситуационного анализа, США, Европы и остального мира (Латинская Америка, Карибский бассейн и Африка-Ближний Восток).

IV секция – радиоэлектронная разведка (РЭР). В ее подчинении находится бригада радиоэлектронной разведки, стратегически важное подразделение, отвечающее за отслеживание американских военно-разведывательных коммуникаций на острове, в регионе и в США.

Отдел особого режима безопасности (обеспечение режима секретности в документообороте и делопроизводстве).
Отдел информационных технологий (кибербезопасность, криптология).
Отдел обработки информации (классификация и структурирование разведывательной информации).
Профессиональная подготовка и переподготовка сотрудников DIM осуществляется в рамках регулярного академического курса военной агентурной разведки (Curso Acadйmico Regular de Inteligencia Militar por Agentura, CAREMA).

Основная угроза и главный противник

На протяжении более 60 лет, в условиях регулярных попыток американской стороны дестабилизировать ситуацию на острове и изменить политический строй Республики экономическими, дипломатическими, военными и разведывательными действиями, Куба уверенно отстаивает свой суверенитет и обеспечивает национальную безопасность доступными ей способами и возможностями.

Сохранение политической и социально-экономической идентичности Кубы в рамках сформировавшейся по итогам «холодной войны» однополярной системы международных отношений на фоне продолжительного военно-политического давления со стороны США свидетельствует о весомом вкладе в систему национальной безопасности Республики органов военной разведки, представленных структурными подразделениями DIM.


Штаб-квартира Управления военной разведки расположена на 6 этаже в здании Генерального штаба Революционных вооруженных сил Республики Куба.

После Кубинской революции 1953-1959 гг. главным противником кубинского национального разведсообщества и DIM, в частности, остаются устремления США по изменению конституционного строя на Кубе. Ведущими акторами в данном процессе выступают военно-разведывательные институты США, на плановой и системной основе выстраивающие в течение всего периода независимости острова деструктивную деятельность в направлении подрыва государственности Кубы, вплоть до ликвидации политического руководства страны.

Данная враждебная политика Вашингтона формирует основные угрозообразующие факторы для национальной безопасности и стабильности политической конфигурации Кубы, благосостояния населения Республики в целом.

По итогам трансформации и крушения биполярной системы международных отношений в 1989-1991 гг. последовательная агрессивная линия перманентного давления в отношении Гаваны, в контексте притязаний американской стороны на единоличное мировое господство, направлена на сохранение и поддержание регионального влияния и обеспечение геополитического доминирования в Западном полушарии.

Однако у кубинских специалистов есть свои рецепты противодействия данным угрозам.

Военная разведка все видит и слышит

За десятилетия защиты революционных достижений от посягательств извне, в условиях сложнейшей оперативной обстановки и беспокойного соседства, в кубинских спецслужбах выработалась особая организационно-исполнительная культура, приспособленная к деятельности в условиях перманентно высокого риска.

Естественно, деятельность Управления военной разведки DIM осуществляется в тесном взаимодействии с Управлением разведки (Direcciуn de Inteligencia или DI) Министерства внутренних дел Республики Куба, обладающим широкими оперативными возможностями. В разгар «холодной войны» DI зарекомендовала себя в качестве одной из сильнейших разведывательных служб мира в поле агентурной работы, развернув эшелонированную архитектуру негласного аппарата не только в Южной Америке, но и – через диаспоральные возможности – в самих США.


В оперативном подчинении DIM находится ордена Антонио Масео десантно-штурмовая бригада, более известная как «Черные осы» (Avispas Negras)

Колоссальный опыт, сформировавшаяся культура и особый почерк кубинской разведки позволили сохранить прочные позиции DI в высшей лиге спецслужб и во временной неустойчивой конструкции однополярного мира, после завершения (скорее взятой паузы) «холодной войны».

Помимо традиционно сильной агентурной работы кубинское разведсообщество и, в частности, Управление военной разведки, отличается высоким уровнем эффективности использования средств радиоэлектронной разведки во всех ее современных видах и проявлениях.

Стратегическая и ситуационная осведомленность Гаваны о враждебной активности американского военно-разведывательного сообщества, планах Пентагона, а в отдельных случаях и Лэнгли, являющаяся плодом успешной конвергенции возможностей агентурной и радиоэлектронной разведки Республики, не раз становилась предметом слушаний в Конгрессе США. Внимание американских парламентариев однозначно подчеркивает озабоченность политистеблишмента гегемона разведвозможностями Острова свободы. Кубинские профессионалы (несмотря на явную сравнительную диспропорцию финансовых и кадровых потенциалов) способны дать отпор врагу, действуя «не числом, а умением».

Расположение острова, по ряду географических и технических факторов, идеально подходит для получения доступа к большей части коммуникаций США с внешним миром, в том числе, к основным объектам критически важной информационной инфраструктуры. Фактически Куба, наряду с штаб-квартирой Агентства национальной безопасности США (Форт-Мид, штат Мэриленд), является наиболее географически удобным и технически приспособленным местом в Западном полушарии для крупномасштабного перехвата данных средствами РЭР.

DIM реализует одну из самых масштабных и технически оснащенных программ радиоэлектронной разведки в мире. Номенклатура средств РЭР в Бехукале, в 20 км к югу от Гаваны, позволяет кубинской военной разведке охватывать максимально доступный спектр представляющих интерес коммуникаций США, как правительственных, так и частных, а также спутниковые линии связи между Северной Америкой и Европой.

На стратегическом уровне приоритетными объектами для сбора разведывательной информации средствами РЭР DIM являются каналы связи исполнительного офиса президента Соединенных Штатов Америки, ключевые узлы военной инфраструктуры, коммуникации НАСА и ВВС США, где особое внимание уделяется системам и средствам ракетной телеметрии.

В более широком разведывательном контексте, DIM имеет оперативно-технические возможности для обеспечения конспиративного доступа к коммерческим сервисам, связанным со средствами связи и коммуникациями американских финансовых институтов, в том числе фондовых бирж.

На тактическом уровне особое внимание уделяется отслеживанию американских геосинхронных спутников, как элементов глобальной орбитальной сети США, и возможностям нейтрализации их активности.

Военная разведка Кубы, помимо географического фактора непосредственной операционная досягаемости территории страны для военно-разведывательных мероприятий в отношении основного противника (как и в обратном порядке), сталкивается с прямыми угрозами военного характера, исходящими от расположенной в юго-восточной части острова на площади 117 кв. км базы Военно-морских сил США в заливе Гуантанамо.

Гуантанамо «под колпаком»

Печально известная американская военно-морская база, единственная расположенная в социалистической стране, находится на острове на основании подписанных в условиях силового принуждения по итогам Испано-американской войны в 1903 г. договора об отношениях между Республикой Куба и США (заменен на новый в 1934 г.), а также соглашения об аренде Соединенным Штатам земель на Кубе для угольных и военно-морских станций.

В соответсвии с данными документами «аренда кубинской территории не имеет фиксированного срока действия и договоренности о ней могут быть расторгнуты либо по решению Вашингтона покинуть базу, либо по обоюдному согласию сторон о прекращении аренды».

Таким образом, американское военное присутствие на острове имеет неопределенный по продолжительности срок и сохраняется благодаря значительно преобладающей военно-дипломатической мощи США, подкрепленной спорными и навязанными международно-правовым договоренностям первой половины XX века с дореволюционными властями острова.

Указанная ВМБ управляется Юго-Восточным военно-морским регионом Командования военно-морских объектов ВМС США (военно-морская авиабаза Джексонвилл, Флорида). Гарнизон, а также объединенная оперативная группа Гуантанамо, находятся в подчинении Южного командования Министерства обороны США (штаб-квартира в Дорале, округ Майами-Дейд, Флорида). На военном объекте единовременно дислоцируется до 8500 военнослужащих ВМС, Корпуса морской пехоты, Армии США и сотрудников гражданского персонала базы. Авиасообщение с внешним миром обеспечивается аэродромом Ливард ВМС США.

На территории базы, вне юрисдикции правовой системы США, расположен открытый в январе 2002 года лагерь для задержанных, обвиняемых американскими властями в совершении тяжких преступлений, получивший всемирную известность благодаря многочисленным фактам нарушения прав человека, жестокого обращения и пыток.

Военная тюрьма в Гуантанамо фактически представляет собой концентрационный лагерь, в котором, в настоящее время, продолжают находится порядка 30 узников. Истинная обстановка и количество арестантов в публичном пространстве не фигурируют.

Однако достоверно известно, что Центральное разведывательное управление США имеет доступ к представляющим особый интерес для американской стороны заключенным и использует обособленную тюремную инфраструктуру на территории лагеря для решения своих оперативных задач в регионе.


Американская военно-морская база Гуантанамо.

К их числу относятся похищение объектов заинтересованности ЦРУ из числа представителей оппозиционных Вашингтону региональных политических сил, силовых структур, левых движений. В Гуантанамо их подвергают специальной психологической обработке, осуществляют вербовку. В отношении несогласных активно применятся «расширенные методы» допроса, в том числе с применением психоактивных веществ. Неугодные, после такого силового воздействия и психологический обработки, нередко подлежат ликвидации.

В данном контексте вспомним прямые исторические аналогии – публичные доклады правозащитников, в том числе американских, о результатах операции «Кондор» в 1970-х – 1980-х годах, в результате которой по указанию из Лэнгли уничтожено порядка 60000 борцов за независимость континента.

Ничего с тех пор не поменялось в методах ЦРУ, и Гуантанамо вероятно, активно используется для аналогичных грязных целей и по сей день.

Кубинская сторона не раз поднимала вопрос о необходимости международного расследования в отношении массовых фактов нарушений прав человека и международных конвенций американскими властями в Гуантанамо на уровне ООН. Но преступления ЦРУ, к сожалению, по большей части выпадают из поля зрения правозащитных структур и международных организаций. А кто начинает проявлять к подобной фактуре излишнее любопытство – может сам оказаться в одной из многочисленных незаконных тюрем американской разведки, разбросанных по всему миру.

В рамках осуществления комплекса мероприятий радиоэлектронной разведки на американской базе в заливе Гуантанамо под особым контролем DIM находятся отделение Главной военно-морской компьютерной и телекоммуникационной станции ВМС в Атлантической зоне (NCTAMS LANT) Военно-морских информационных сил (NAVIFOR) Командования сил флота ВМС США (компонент ВМС Северного командования и функциональный морской компонент объединенного командования Стратегического командования МО США).

NAVIFOR осуществляют комплексное использование информационных возможностей ВМС (электронные коммуникации, телекоммуникационные сети, криптология, метеорология, океанография, радиоэлектронная разведка и борьба, операции в киберпространстве, космическая навигация) для ослабления и уничтожения боевых возможностей противника, его дискредитации и дезинформирования, а также усиления эффективности операций союзников в рамках многодоменной войны.

Отделение NCTAMS LANT в Гуантанамо эксплуатирует в качестве оператора и обслуживает элементы военно-морской телекоммуникационной системы и системы военной связи станции, включая базовые коммуникации (сети, объекты информационной инфраструктуры и сопутствующее техническое оборудование), управление частотами и координацию узлов Агентства оборонных информационных систем МО США на военной базе.

Передаваемые NCTAMS LANT данные представляют для кубинской стороны ценность как в части доступа к внутренним коммуникациям на американской базе, так и в части внешних каналов связи Гуантанамо с вышестоящими органами управления, расположенными в 800-1300 км к северу, во Флориде.

«Черные осы»: верны интернациональному долгу

В оперативном подчинении DIM находится ордена Антонио Масео десантно-штурмовая бригада, более известная как «Черные осы» (Avispas Negras). Кубинские военные коммандос до исполнения интернационального долга в Анголе подразделялись на десантные и диверсионные подразделения. Кадровое комплектование осуществлялось за счет бойцов, которые принимали участие в специальных операциях в ходе Революции, имевших опыт партизанской войны в отрядах Эрнесто Че Гевары.

В 1963 г., по инициативе Фиделя Кастро, сформированы группы специального назначения (Grupos Destinos Especial), известные под названием «Тигры», в 1974 г. – воздушно-десантная бригада. Их первое серьезное боевое крещение прошло в Анголе.


Во время рейгановской экспансии США в Центральной Америке, кубинская военная разведка обеспечивала консультативную помощь Никарагуа, Гренаде и Панаме в отражении американской агрессии.

В MINFAR проанализировали действия кубинского экспедиционного корпуса в битве при Кифангондо в октябре-ноябре 1975 г., где существенную роль сыграло участие в сражении «Тигров», тогда – подразделений спецназа кубинского Министерства внутренних дел.

В ходе масштабной операции в Анголе спецназ военной разведки Кубы прошел слаживание и получил боевой опыт в противостоянии с вооруженными силами ЮАР, наемниками из стран НАТО и подчиненными им местными вооруженными группировками.

Официальная история современных «Черных ос» берет начало 1 декабря 1986 г., когда в структуре Революционных вооруженных сил была создана отдельная одноименная бригада. В 1989 г. спецназ МВД Кубы был подчинен MINFAR и объединен в единую структуру со спецназом военной разведки.

Доктринально, подготовка бригады основным образом была нацелена на противодействие возможным попыткам военной интервенции на Кубу со стороны США. Соответственно, большое внимание уделяется специфике проведения боевых операций в условиях карибских тропиков.

Также «Черные осы» считаются наиболее подготовленным и боеспособным подразделением для войны в условиях сельвы. Особенностью применения подразделения является использование тактики малых мобильных автономных групп из 5-6 бойцов, способных проникать в глубокий тыл противника и наносить критический урон ключевым военным коммуникациям.

Индивидуальная подготовка осуществляется в Национальной школе подразделений специального назначения. Здесь бойцы спецназа кубинской военной разведки проходят всестороннее углубленное обучение разведывательно-диверсионной деятельности, выходящее далеко за рамки традиционной подготовки сил специальных операций. В части боевой подготовки «Черные осы» сотрудничают с инструкторами спецназа из Китая, КНДР, Вьетнама и России.

Значимые операции «Черных ос» приходятся на период до присоединения к десантно-штурмовой бригаде MINFAR, когда часть подразделения подчинялось кубинскому МВД. Наибольших успехов кубинский спецназ достиг в Анголе, в боях против армии ЮАР и движения УНИТА. Основные задачи, выполняемые «Черными осами» в операции Карлота – разведывательные мероприятия и проникновение на вражескую территорию, поиск и уничтожение колонн, минирование путей перемещения противника, организация засад. Некоторые эпизоды этой войны продемонстрировали героизм «Черных ос» в исполнении интернационального долга.

В частности, в ходе битвы за Кангамбу в августе 1983 г., ангольские и кубинские силы, оказавшиеся в осаде боевиков УНИТА, поддерживаемых ВВС и спецназом ЮАР, столкнулись с угрозой оперативного окружения и уничтожения гарнизона, подвергавшегося массированным ракетно-артиллерийским обстрелам противника. Кубинские колонны не успевали добраться до удаленного города в приемлемые сроки, иссякали и запасы неуправляемых авиационных ракет, позволявших кубинцам авиаударами сдерживать противника, и боеприпасы гарнизона.

В наиболее критический момент сражения, кубинское командование в Анголе отдало приказ об уничтожении аппаратуры специальной связи в Кангамбе, Фидель Кастро лично обратился к защитникам города: «Пусть Кангамба станет кладбищем наемников, служащих ненавистным интересам южноафриканских расистов. Пусть Кангамба станет вечным символом мужества кубинцев и ангольцев. Пусть Кангамба станет примером того, что кровь ангольцев и кубинцев, пролитая за свободу и достоинство Африки, не была напрасной. Я верю в ваше непревзойденное мужество и обещаю вам, что мы спасем вас любой ценой. Родина или смерть! Мы победим!». Единственным возможным вариантом спасения гарнизона до прибытия подкреплений оставалось нанесение ударов по тылам осаждающих силами специального назначения.

Первый смешанный кубинскоангольский вертолетный десант высадился в нескольких километрах от Кангамбы, однако на подступах к городу понес потери в скоротечном интенсивном бое с превосходящими силами противника и вынужден был отступить. Предприняв очередную атаку под плотным минометно-артиллерийским огнем противника, «Черные осы» сумели переломить ситуацию за счет активного использования мобильных автоматических гранатометов по позициям УНИТА и рискованных маневров прикрытия военными вертолетами.

Осаждающим силам УНИТА был нанесен существенный урон, противник был отвлечен на действия кубинцев на северном направлении от Кангамбы, у себя в тылу. Затем был осуществлен вертолетный десант на юго-восточном направлении, вынудивший деморализованных боевиков отступить. Главнокомандующий Революционных вооруженных сил Кубы Кастро сдержал свое слово – гарнизон был спасен, противник был повержен. Во многом благодаря героическим усилиям «Черных ос».

Кубинский опыт востребован в многополярном мире

Более шести десятилетий противостояния с американским военно-разведывательным сообществом, три из которых выпали на период американской гегемонии, позволили кубинскому разведывательному сообществу накопить уникальные опыт и знания, востребованные среди коллег из стран, стремящихся отстоять свой суверенитет в турбулентном мире, в условиях перехода к многополярности.

«Холодная война», общие угрозы и вызовы со стороны коллективного Запада, обусловили тесное взаимодействие кубинского разведсообщества с органами разведки и государственной безопасности СССР и стран Организации Варшавского договора. В период своего становления Управление военной разведки MINFAR отличилось, исполняя интернациональный долг в Алжире, продолжило боевой путь в избавлявшейся от колониального гнета Африке – Гвинее-Бисау, Демократической Республике Конго.


Министр Революционных вооруженных сил Альваро Лопес Мьера участвовал в длительных кубинских военных миссиях в Анголе и Эфиопии, исполняя интернациональный долг.

В Анголе кубинский контингент, в рамках масштабной и продолжительной операции «Карлота», сыграл одну из ключевых ролей в отстаивании независимости и суверенитета Луанды. Оперативно-боевые мероприятия DIM позволили кубинской стороне внести весомый вклад в нанесение поражения вооруженным силам расистского режима ЮАР и их прокси-сил в Анголе.

В том числе, в решающей битве при Куито-Куанавле, в ходе которой кубинский спецназ неоднократно устраивал успешные диверсии в тылу противника и засады на элитные южноафриканские подразделения, укомплектованные наемниками-расистами из США и Западной Европы.

Решающее значение сыграло участие кубинской военной разведки в отражении вторжения сомалийских сил в Эфиопию во время войны за Огаден. На Ближнем Востоке DIM участвовало в кубинской военной миссии по поддержке Сирии в Октябрьской войне 1973 г.

Во время рейгановской экспансии США в Центральной Америке, кубинская военная разведка обеспечивала консультативную помощь Никарагуа, Гренаде и Панаме в отражении американской агрессии. Станция радиоэлектронной разведки DIM до последнего обеспечивала работу в условиях вторжения США в Панаму в 1989 г.

Существенное влияние DIM оказывала на противодействие развернутому американским военно-разведывательным сообществом в Южной Америке террору в рамках операции «Кондор». Значима роль кубинской военной разведки в поддержке национального сопротивления аргентинцев в «Грязной войне» и чилийцев режиму Аугусто Пиночета.

Особые, дружеские отношения связывают DIM с венесуэльскими коллегами. Кубинская военная разведка оказывала и продолжает обеспечивать должную поддержку Каракасу в сдерживании усилий Вашингтона по дестабилизации ситуации в стране. Это касается как возможностей радиоэлектронной разведки DIM, использованных для дезавуирования замыслов американской стороны, так и операций по нейтрализации американской агентуры. Особенно эффективны данные действия оказались в условиях намерений Вашингтона спровоцировать военное вторжение в Венесуэлу и усилий разведсообщества США по организации так называемой «вооруженной оппозиции» на территории страны с целью насильственного свержения конституционного строя.

Стратегически важное географическое расположение Кубы в Западном полушарии и уникальные условия на острове для радиоэлектронной разведки в отношении американских коммуникаций сделали оперативные возможности кубинского Управления военной разведки чрезвычайно широкими, выходящими по своему значению на глобальный уровень.

Если в период «холодной войны» главным союзником Кубы являлся СССР, то теперь, помимо его правопреемника, Российской Федерации, к числу приоритетных партнеров кубинской разведки следует отнести и китайских коллег. Вкупе с твердой приверженностью Гаваны к неприятию западной модели ультраглобализма и американской гегемонии, потенциал сотрудничества с Республикой в области технической разведки привлекает к взаимодействию с DIM коллег из других стран, сталкивающихся с враждебными действиями Вашингтона – прежде всего Ирана и КНДР.

Российско-кубинское сотрудничество в сферах безопасности и разведки получило новый импульс в марте 2023 г., когда секретарь Совета Безопасности России Николай Патрушев посетил с официальным визитом Гавану, где был принят президентом Кубы Мигелем Диас-Канелем и лидером Революции Раулем Кастро.

Стороны провели расширенные межведомственные консультации по проблематике в сфере безопасности. Были подробно рассмотрены вопросы двустороннего сотрудничества по линии спецслужб. Сделан особый акцент на совместных усилиях России и Кубы по противодействию «цветным революциям» и деструктивной активности неправительственных организаций. В этих вопросах оперативно-технические возможности Управления военной разведки MINFAR имеют ключевое значение.

В феврале с.г. Николай Патрушев повторно побывал в Гаване. В ходе его встречи с президентом Кубы среди прочих были рассмотрены вопросы взаимодействия Москвы и Гаваны в области безопасности.

В июне 2023 г. Министерство обороны России посетила многочисленная делегация кубинских коллег во главе с министром Революционных вооруженных сил армейским корпусным генералом Альваро Лопесом Мьера. На переговорах стороны обсудили широкий спектр вопросов в военной и военно-технической области, в том числе, вероятно, продолжение и развитие сотрудничества в области радиоэлектронной разведки, взаимодействие органов военной разведки России и Кубы в противодействии общим угрозам со стороны США и НАТО.

Следует отметить, что генерал Мьера, выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, участвовал в длительных кубинских военных миссиях в Анголе и Эфиопии, исполняя интернациональный долг. Совместный исторический опыт России и Кубы в контексте помощи дружественным странам Африки в отстаивании суверенитета перед вызовами агрессивных намерений США и НАТО, несомненно будет востребован в процессе перехода к многополярной системе международных отношений.

Можно констатировать, что с появлением новых региональных полюсов и трансформации геополитической карты мира в направлении повышения автономности Глобального Юга от влияния западных наднациональных институтов управления, страны с опытом долгосрочного противодействия их деструктивному, в том числе санкционному воздействию, выходят на новый уровень сплоченности и самостоятельности.

Повышается региональная связность, углубляются международные коммуникации, в том числе в вопросах военного и военно-технического сотрудничества. На постоянную основу выходят планы Москвы и Гаваны по проведению совместных учений и реализации программ в сфере военного образования.

Так, в ходе дальнего штурманского похода в июле 2023 года учебный корабль ВМФ России «Перекоп» прибыл в столицу Кубы. Первый за 40 лет заход российского учебного военного корабля в порт Гавана и сам переход в Карибское море через Атлантический океан, в 150 км от территории США, предусматривал обеспечение слаженных действий морской радиоэлектронной разведки двух стран.

Американское военно-разведывательное сообщество пристально отслеживало активность корабля ВМФ и взаимодействие российских военных моряков с кубинскими коллегами, что свидетельствует о чувствительности Вашингтона к развитию российско-кубинского сотрудничества в сферах обороны и безопасности, особенно – в Западном полушарии, в непосредственной близости к территории США.

В Пентагоне рассматривают активизацию стратегического сотрудничества России и Кубы как однозначный вызов, ЦРУ предпринимает усилия по его дискредитации в медийном пространстве, разворачивая антироссийские информационные кампании в аффилированных региональных СМИ.

Очевидно, что в данном контексте Вашингтон продолжит попытки по восстановлению американского влияния в Западном полушарии, наращивая свою военную и разведывательную активность в регионе, активно используя методику и инструменты гибридного противостояния.

Основными объектами деструктивного воздействия США в XXI веке будут по-прежнему выступать Куба, Венесуэла и Никарагуа – воспринимаемые противником в качестве оплота сопротивления попыткам восстановления доктрины Монро, продвигаемым под эгидой Вашингтона.

Успешный исторический опыт Гаваны в отстаивании своей независимости, сплоченность региональных союзников и восстановление российского военно-политического и экономического присутствия в странах Латинской Америки и Карибского бассейна, наряду с набираемым региональным весом Китая, не оставляет шансов сохранению монополии влияния Вашингтона в Западном полушарии.

(c) А.Степанов, А.Хоффманн

https://oborona.ru/product/zhurnal-nacionalnaya-oborona/kubinskaya-voennaya-razvedka-struktura-zadachi-operacii-45679.shtml – цинк

Источник: Colonel Cassad


Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2023 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика