Скандалы: Звоночек бывшему

25.12.2023, 19:37, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

Что связывало экс-полковника ФСБ Кирилла Черкалина со сбежавшими в Ниццу и Неаполь банкирами и при чем тут высотки на Новом Арбате

Не только фантастических размеров взятки, миллиардные накопления и коллекции квартир в столице. Экс-сотрудников ФСБ, ставших фигурантами нашумевшего дела о серии громких экономических преступлений, связывали «служебно-приятельские» отношения. Так бывший сотрудник службы экономической безопасности Дмитрий Фролов охарактеризовал связи со своим подчиненным — пошедшим на сделку со следствием Кириллом Черкалиным. Сейчас этот человек более известен как «чекист-миллиардер» — из-за баснословных сумм, изъятых у него при обысках. Черкалину и компании даже удалось в полтора раза перекрыть рекорд печально известного полковника Захарченко — а у того, напомним, нашли 8,5 млрд рублей.

Впрочем, на допросе суде Фролов отрицал, что помогал отжимать целые многоэтажки и элитные квартиры в Москве. А предполагаемых заказчиков этих «операций» — беглых банкиров Столяренко и Бондаренко — и вовсе назвал консультантами по экономическим вопросам. В том, как показания бывшего офицера госбезопасности могут изменить это, казалось бы, уже завершенное дело, разбирались «Известия».

Подчиненный — не миллионер

Полковник Дмитрий Фролов, бывший замначальника управления «К» службы экономической безопасности ФСБ, дал показания в суде: он рассказал сразу о нескольких эпизодах громкого дела о мошенничестве и взяточничестве. Его фигурантами стали сразу несколько сотрудников Федеральной службы безопасности и банкиры. На допросе Фролов рассказал свою версию причастности каждого из них.

Одним из основных эпизодов дела является хищение 49% доли в уставном капитале девелоперской фирмы «Юрпромконсалтинг» (ЮПК). Компания занималась строительством жилого комплекса в районе Левобережный на севере Москвы. По версии следствия, еще в 2011 Фролов и его подельники заставили передать им 12 готовых объектов. Потерпевшими по делу проходят застройщики — бизнесмены Сергей Гляделкин и Игорь Ткач.

Действовал Фролов вместе со своими подчиненными, утверждает обвинение. Один из них — тот самый бывший начальник банковского отдела управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ Кирилл Черкалин. Он был осужден по этому делу на семь лет еще в 2021 году в особом порядке — пошел на сделку со следствием и сдал своих соучастников, в том числе Фролова. Именно опираясь на те показания, следователи завели уголовные дела на других сотрудников ФСБ.

Кирилл Черкалин (крайний слева), Дмитрий Фролов и Андрей Васильев (справа)
Фото: открытый источник

Черкалина в 2019 году, после задержания, называли чекистом-миллиардером — при обыске у него обнаружили $72,75 млн, €8,5 млн, £4 тыс. и 810 млн рублей. Ему предъявили обвинение в получении взяток на сумму $850 тыс. с ноября 2013-го по февраль 2015 года. Суд изъял у него пять квартир, два загородных дома, шесть участков общей площадью 7 тыс. кв. м (в том числе в Барвихе), 14 нежилых помещений и два автомобиля — общей стоимостью 6,3 млрд рублей. При этом легальный доход подполковника ФСБ и его семьи с 2005 по 2019 год составлял не более 55 млн рублей.

Фролов на допросе заявил, что с Черкалиным во время работы его связывали только «служебно-приятельские отношения».

— Он проходил практику после четвертого курса в Первом отделе управления «К» и был закреплен за мной в силу темы его дипломной работы, — рассказал полковник. — Мы никогда не общались с ним семьями. Мы никогда не бывали в гостях друг у друга.

Он напомнил, что перестал работать в ФСБ в 2013 году — его уволили «в связи с утратой доверия». При этом он указал, что во время его службы Черкалин «никогда не был замешан в какой-либо противоправной деятельности». Более того, подсудимый отрицает, что его подчиненный был обеспеченным человеком.

— В собственности у него был автомобиль 60-летней давности, и ни о каких сверхдоходах вопросов не возникало, — поделился полковник. — После моего увольнения Черкалин практически сразу заблокировал мой номер, оборвал все отношения. Впервые после увольнения увиделся с Черкалиным уже после задержания, в автомобиле служебной полиции при нашей перевозке из СИЗО в суд на продление стражи.

Еще одного фигуранта, бывшего сотрудника управления «К» ФСБ Андрея Васильева, в декабре 2021 года отпустили из зала суда — истек срок давности по эпизоду с мошенничеством. О нем на допросе Фролов практически не говорил.

Работа по заказу

Согласно материалам дела, Фролов и его подельники отжимали объекты не для себя, а в интересах экс-банкиров, тогдашних руководителей Еврофинанс Моснарбанка Владимира Столяренко и Александра Бондаренко.

Столяренко и Бондаренко были по этому делу обвиняемыми, им вменялась статья об особо крупном мошенничестве. Первый уехал в Ниццу еще в июле 2014 года, а его коллега — в Неаполь в июле 2018-го. По информации «Известий», они были объявлены в розыск, но в начале 2023 года СК прекратил их дело за истечением срока давности.

Сергей Гляделкин
Фото: РИА Новости/Виталий Белоусов

Как заявил Фролов, с потерпевшим Сергеем Гляделкиным он впервые встретился в 2009 году. Тот на неофициальной встрече жаловался, что у него вымогает взятку бывший вице-мэр Москвы Александр Рябинин (осужден в 2012-м на три года условно за мошенничество).

— Я познакомился с Гляделкиным в кабинете Бондаренко в здании Еврофинанс Моснарбанка, — рассказал обвиняемый. — И на этой встрече также присутствовал Кирилл Черкалин. Гляделкин был представлен как лицо, сопровождающее строительство, которое на 100% финансировалось Еврофинанс Моснарбанком.

И уже Сергей Гляделкин познакомил Фролова с девелопером Игорем Ткачом. Тот, со слов Фролова, на постоянной основе консультировал ФСБ по делу по Рябинина, представляя документы по застройке в районе «Левобережный». В 2010 году в столичном районе на месте хрущевок были возведены три 22-этажные и две 16-этажные башни. Реализацией квартир в них должно было заниматься ООО «Юрпромконсалтинг», в нем Сергей Гляделкин владел 49% долей. Остальные принадлежали банкирам Столяренко и Бондаренко.

— Ткач владел всей ситуацией по всем стройкам, так как занимал руководящую должность в отделе экономической безопасности правительства Москвы, — сказал Дмитрий Фролов. — Именно Ткач после моего увольнения со службы в 2013 году предложил мне возглавить и развивать совместно с ним оптовый бизнес поставок и продаж материалов для ремонта квартир, офисов и домов. Я от предложения отказался.

При этом разговоров о том, что Ткач и Гляделкин были владельцами ООО «ЮрПромКонсалтинг», не было, подчеркнул обвиняемый.

— Ни на совещаниях, ни на инструктажах ни ЮПК, ни «Левобережный» никогда не упоминались и не обсуждались. И ни меня, ни вышестоящих моих руководителей совершенно не интересовал ни ЮПК, ни «Левобережный», — заверил он.

Впрочем, Черкалин заявлял следователям, что инициатором этого мошенничества — об отжиме доли в бизнесе — был именно полковник Фролов. Черкалин утверждал, что бескорыстно помог своему начальнику, полагая, что тот в знак благодарности поможет сообщнику продвинуться по службе.

Элитная недвижимость

Столяренко и Бондаренко вменялся еще один эпизод по делу об особо крупном мошенничестве. По версии следствия, они вместе с сотрудниками Фроловым, Черкалиным и Васильевым похитили активы по еще одному строительному проекту — на 3,7 млрд рублей.

Кирилл Черкалин
Фото: РИА Новости/Павел Бедняков

В качестве потерпевших вновь фигурировали… Сергей Гляделкин и Игорь Ткач. По данным обвинения, в 2009 году экс-банкиры вступили в сговор с гендиректором ООО «Бор-реконструкция» Еленой Глазковой (находится в розыске). Эта компания совместно с Avenue Group Сергея Гляделкина по инвестдоговору с правительством Москвы возвела элитный дом на Новом Арбате, 27.

Часть квартир в новостройке досталась компании «Бор-реконструкция», бенефициарами которой являлись Сергей Гляделкин и Игорь Ткач. Однако затем Глазкова, Столяренко и Бондаренко фиктивно вывели из собственности компании 17 квартир.

Фролов в суде отрицал, что ему было известно об этом эпизоде, с Гляделкиным, по его словам, он никакие вопросы об отчуждении или акциях не обсуждал. Но, по его словам, сам объект был проблемным.

— Там шли постоянные ремонты, трещины, перекосы дверей подземного гаража — это то, что я наблюдал лично, — отметил обвиняемый. — И у Бондаренко в разговорах не раз звучало сожаление о качестве строительства, но никогда ни разу не поднимался вопрос о давлении на Гляделкина, чтобы отдать какие-либо доли или акции.

Он описал и одну из встреч с Гляделкиным в 2019 году, где бизнесмен попытался поднять вопрос об акциях, но так и не объяснил, что имел в виду.

— Мы (Гляделкин, Васильев, Фролов. — «Известия») встретились у метро «Маяковская», — рассказал он. — Фактически мы успели только поздороваться. После этого Гляделкин почему-то сразу спросил меня: «Ты уговорил меня отдать акции или доли?» Я сейчас точно не помню эту фразу, но звучало примерно так: «И что же мне теперь делать?»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Эдуард Корниенко

Фролов тогда, по его словам, заявил, «что никогда ничего подобного не просил его сделать», и попросил рассказать, если вдруг кто-то поднимал эти вопросы, ссылаясь на него.

— После чего Гляделкин заявил, что действительно я его не просил о таком никогда и что никто от моего имени его тоже не просил, — сказал экс-сотрудник ФСБ.

Никаких пакетов, сумок и свертков

Помимо мошенничества Фролову вменяется получение взяток на сумму более 87 млн рублей с 2007-го по 2013-й от руководства банка «Кредитимпэкс». Мзда в $100–150 тыс. в месяц, по версии следствия, взималась за общее покровительство с 2007 года — глава «банковского отдела» ФСБ Фролов помогал кредитной организации, попавшей под подозрение Центробанка в связи с незаконной обналичкой и выводом денежных средств.

В итоге «Кредитимпэкс» просуществовал еще шесть лет. Как полагает СК, так долго он держался на плаву благодаря Фролову, который, «используя свое должностное положение, разрешал или снимал все вопросы по деятельности банка».

Ежемесячное вознаграждение, согласно обвинению, полковник Фролов получал в кафе «Кофемания» на Пушечной улице, расположенном в двух сотнях метров от здания ФСБ на Лубянке. Передавал же ему взятки еще один обвиняемый по делу — бывший советник председателя правления «Кредитимпэкса» Георгий Шкурко.

Первая встреча с руководством банка действительно состоялась в «Кофемании», рассказал на допросе подсудимый. И даже дал мастер-класс по проведению деловых встреч.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— При входе в «Кофеманию» представители Кредитимпэкс Банка сидели на первом этаже. Несмотря на то что столы на первом этаже были больше и удобнее, я попросил их пройти на второй этаж, пояснив это тем, что я никогда не провожу рабочие встречи на первом этаже или в первом зале кафе, так как считаю их проходными местами — они дискомфортны и неудобны для встреч, — откровенничал он.

Дальнейшие встречи, как отметил Дмитрий Фролов, носили «крайне редкий, эпизодический характер» — на них ему якобы предоставлялась информация… по источникам финансирования политических лидеров Украины.

— С начала кризиса 2008 года от Шкурко предоставлялась информация по состоянию финансового рынка, настроениях, предложениях по преодолению ситуации, — пояснил он. — Особенно стоял вопрос о социальной сфере и реакции граждан на мировой кризис при своих трудностях. О финансовой деятельности Кредитимпэкс Банка, ее результатах, наличии рисков мне ничего известно не было. Банк не был объектом контрразведывательного обеспечения, инициативно этот вопрос я не изучал, им не интересовался.

Свою вину Фролов ожидаемо не признал. На допросе он заявил, что не общается с представителями банка с конца 2010 года, и подчеркнул, что «никаких пакетов, сумок, свертков» ему не передавали.

О «шефстве» Дмитрия Фролова над «Кредитимпэксом» следствию рассказал его бывший подчиненный — всё тот же Кирилл Черкалин. Он якобы присутствовал на переговорах своего шефа с банкирами в «Кофемании».

На одном из заседаний по делу Фролова прокурор просила приобщить полученный по ее запросу ответ правоохранительных органов Италии от 24 февраля 2020 года. В нем говорилось, что «по факту отмывания Фроловым в Италии части доходов, полученных от незаконных действий в России» прокуратура Милана возбудила уголовное дело. «Семья Фролова получила €3 млн для приобретения роскошной виллы в Стрезе», на которую прокуратура Турина впоследствии наложила арест, говорилось в отчете.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Артем Коротаев

«Кроме того, [в ответе] приведена схема с этапами по отмыванию незаконной прибыли Фролова, из которой следует, что через цепочку сделок от «Юрпромконсалтинга» до кипрской компании на счета сына Фролова и его супруги было переведено по €1,5 млн, которые в последующем были направлены на приобретение виллы в городе Стреза», — сказала прокурор.

Фролов же на заседании, где побывали «Известия», объяснил, что о недвижимости в Италии мечтал его отец, а он вместе с семьей там жить никогда не планировал. В итоге формально виллу приобрела тяжелобольная супруга Фролова, чтобы получить ВНЖ.

— Целью было получение ею временного ВНЖ — для этого она должна была числиться в роли совместного приобретателя недвижимости, — рассказал Фролов. — Всё оплачивал мой отец, который принимал непосредственно личное участие в выборе и окончательное вынес решение, какой объект недвижимости будет им приобретен. Также отец лично осуществлял сделку от начала и до конца. В последующем, после оформления временного ВНЖ Ольги, недвижимость была переведена на моего отца.

Что грозит Дмитрию Фролову

В общей сложности обвиняемому грозит до 25 лет лишения свободы — до 10 лет за мошенничество и до 15 — за взятки, напомнил «Известиям» управляющий партнер адвокатского бюро AVG Legal Алексей Гавришев.

— Такие истории всплывают всё чаще и чаще, — отметил эксперт. — Но это не значит, что раньше происходили менее значимые деяния, просто с годами усилилась раскрываемость. Среди обвиняемых по таким делам сотрудники абсолютно любых силовых ведомств. Даже на приставов возбуждают дела за получение взяток в виде подаренных бутылок коньяка. Более того, многие сотрудники органов получают взятки за совершение вполне законных действий, то есть за ту работу, которую должны делать по долгу службы.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Партнер юридической компании «Соничев, Казусь и партнеры» Антон Соничев добавил, что особенностью данного уголовного дела стала «звездность» участников: их звания и должности, а также крупный размер взяток и ущерба.

— Эти обстоятельства будут ключевыми при рассмотрении дела по существу, его не дадут спустить на тормозах, — считает юрист.— Крупные руководители правоохранительных органов — ФСБ, МВД и СК — всё чаще становятся фигурантами подобных дел, поскольку обладают серьезными возможностями и властными полномочиями. Поскольку Черкалин признал вину и был приговорен к реальному лишению свободы, вряд ли суд вынесет иной приговор в отношении Фролова.

В случае с обвинением во взяточничестве дело обстоит по-другому, добавил Антон Соничев. С момента передачи денежных средств прошло много времени. Фролова не задерживали с поличным при получении денег, а обвинение в коррупции предъявлено на основании показаний взяткодателя и свидетелей. Но несмотря на то что такой набор доказательств выглядит слабее, его может хватить для обвинения по этой статье.

Яна Штурма, Мяйле Мачюлите, Валерия Мишина

Оригинал материала: “Известия”


Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2023 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика