Правило «распятого мальчика»

22.11.2022, 16:35, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

Десять принципов военной пропаганды, которые присутствуют во всех конфликтах и с обеих сторон.

Пропаганда во время боевых действий сопровождала все военные конфликты новой истории, ее принципы не изменились в течение сотни с лишним лет. Она влияет на гражданское общество сильнее, чем пропаганда в мирное время, оставляет пожизненную печать на целом поколении, надолго отравляет отношения между народами.

На дне бомбовой воронки лежала железная кровать с зацепившейся за нее рваной белой простыней. На белом и среди мертвенно-серых брызг грязи из рисового чека — большие красные пятна. Окраину Ханоя, куда в промозглый декабрьский день 1972-го привезли группу журналистов, накануне сильно бомбили, и рядом действительно была больница. Но кровать в воронке выглядела инсталляцией. «Перебор», — подумал я. На фоне многих сотен разрушенных больниц и гибели несосчитанных млн вьетнамцев — солдат и гражданских, стариков и детей — она была лишней и только сеяла сомнение в том, что нам всегда рассказывают правду.

Та городская окраина, как и многие районы вьетнамской столицы, находилась за знаком С (cấm — «запрещено», в обиходе советских спецов — «витамин»), куда иностранцам нельзя было заходить. Но все знали, что там были перевалочные хранилища то ли техники, то ли боеприпасов для войны сопротивления в Южном Вьетнаме. Их американцы регулярно утюжили бомбежками, в том числе ковровыми.

«Высокоточные» боеприпасы у них уже тогда были, но, наверное, для чего-то более существенного, чем больницы и детские сады. Например, из того, что я видел вживую, — для ханойской ТЭС на берегу озера Белого бамбука или столичного вокзала Hang Co.

В «ковровых» бомбардировках при исключительно высокой плотности населения жилым и прочим гражданским постройкам и так немало доставалось. Но больничная кровать в воронке классически вписывалась в законы пропаганды военного времени.

Анна Морелли. Фото: Википедия

Профессор Брюссельского свободного университета Анна Морелли сформулировала их в монографии «Элементарные принципы военной пропаганды» (Principes élémentaires de propagande de guerre). Подзаголовок: «Применимы для холодной, горячей и теплой войны» (Utilisables en cas de guerre froide, chaude ou tiède). Книга, вышедшая в 2001 году и переживающая третье издание, принесла широкую известность автору. В этом году Морелли стала востребованной гостьей на телевизионных ток-шоу.

ВОТ ДЕСЯТЬ БАЗОВЫХ ЗАПОВЕДЕЙ ВОЕННОЙ ПРОПАГАНДЫ:

Мы не хотим войны, мы только обороняемся!

Ответственность за эту войну несет только наш противник!

Лидер наших врагов — воплощение зла по своей природе и имеет лицо дьявола.

Мы защищаем благородное дело, а не свои корыстные интересы.

Враг умышленно зверствует, а мы если и совершаем ошибки, то ненамеренно.

Противник применяет незаконное оружие.

Мы несем совсем мало потерь; потери противника огромны.

Признанные интеллектуалы и художники — на нашей стороне.
Наше дело свято.

Кто сомневается в нашей пропаганде — предатель. Он помогает врагу.

Эти принципы утвердились с развитием демократии. Средневековым правителям было глубоко наплевать на отношение плебса к затеянной ими войне. Политическим партиям нового времени важны были голоса избирателей в состязании за власть и для получения денег из государственного бюджета. В 30-е и 40-е годы прошлого века эти принципы оценили и эффективно использовали власти Италии, Германии и Советского Союза, весьма далекие от демократии. Они просто последовали принципу номер 10 и запретили альтернативную мысль. А также открыли роль радио, которое больше воздействует на эмоции, оставляя меньше времени для размышлений и анализа, чем печатный текст. Не говоря уже о степени грамотности потребителя. Эти режимы нашли в пропаганде инструмент мобилизации широких масс «простых людей».

В середине 90-х правила пропаганды сыграли свою черную роль в геноциде в Руанде, где массовые убийства коррелировались с зонами покрытия вещанием радиостанции «Тысяча холмов» (Mille Collines). Сейчас пропагандистские вбросы, в том числе «сплетни в виде версий» (по Высоцкому), вмиг распространяются блогерами среди млн тех, кто хочет им верить, заведомо отвергая все прочее.

Монография Анны Морелли основана на анализе военной пропаганды времен Первой мировой войны, когда это явление обрело вполне определенную форму. Морелли нашла вдохновение в книге британского лорда Артура Понсонби «Ложь во время войны» (Falsehood in Wartime) 1928 года и памфлете французского писателя Жоржа Демарсьяля «Война 1914 года. Как проходила мобилизация убеждений» (La guerre de 1914. Comment on mobilisa les consciences) 1920 года. Оба были, в конце концов, убежденными пацифистами и, критикуя свои правительства, разоблачали пропаганду стран Антанты (России, Франции и особенно Великобритании), направленную против держав Оси (Германии, Австро-Венгрии, Турции и Болгарии).

Понсонби перечислил более 20 тезисов лжи, которые были распространены во время Первой мировой войны, и

считал ложь фундаментальной частью создания предпосылок и продолжения военных действий. Он писал, что без лжи не было бы «ни повода, ни желания для войны».

Британские пропагандисты сосредоточились на теме «изнасилования Бельгии». Они постарались поскорее перевести стрелки с убийства австрийского эрцгерцога Фердинанда сербскими националистами к морально однозначному вопросу о вторжении Германии в нейтральную Бельгию. Немцы нарушили Лондонский договор 1839 года, которым европейские державы гарантировали маленькому королевству целостность и безопасность. Хотя пренебрежительная фраза немецкого военачальника, назвавшего этот договор «клочком бумаги», задела британских интеллектуалов и побудила их поддержать войну, в кругах «простого народа» этот образ плохо работал.

Пропаганда должна быть замешана на первобытной ксенофобии, крови и расчеловечении противника. Это всегда пристрастный подбор информации, ее преувеличение, искажение, умолчания, смесь действительных фактов с вымыслом.

Германский кайзер Вильгельм изображался монстром, извращенцем. Текст «Песни немцев», ставшей позднее государственным гимном Веймарской республики (Deutschland über Alles), представлен как претензия на мировое господство, хотя в немецком есть четкое различие между über Alles («важнее всего») и über alle («над всеми», то есть господство над другими). Этот перевод противники Германии использовали во время обеих мировых войн в пропагандистских целях.

Германский кайзер Вильгельм изображался монстром, извращенцем. Фото: соцсети
ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета


Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2022 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика