Мнение: О развертывании БПЛА ОАЭ в Эфиопии.

29.12.2021, 4:20, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

О развертывании БПЛА ОАЭ в Эфиопии.

О развертывании эмиратских боевых беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) на стороне правительства Эфиопии спекулировали с самого начала конфликта с мятежным регионом Тыграй в ноябре 2020 года. БЛА Wing Loong, использовавшиеся с авиабазы ​​Ассаб в Эритрее для выполнения боевых задач над Тыграем, но никогда не подтверждались доказательствами, указывающими на такое развертывание. Однако новая информация, полученная авторами от авиамеханика, работающего на авиабазе Харар Меда, по-видимому, наконец раскрывает присутствие БЛА ОАЭ Wing Loong над Эфиопией.

Вместо того, чтобы действовать из соседней Эритреи, Объединенные Арабские Эмираты, по-видимому, развернули по крайней мере шесть БЛА Wing Loong I на авиабазе Харар Меда, расположенной недалеко от столицы Эфиопии Аддис-Абебы. Размещение вооруженных Эмиратов беспилотников в Эфиопии происходит на фоне все более ухудшающейся ситуации с безопасностью по всей стране, поскольку правительственные силы практически не способны противостоять угрозе со стороны сил Тыграя. После катастрофического наступления эфиопской армии на силы Тыграя в начале октября они перешли в контрнаступление, которое в какой-то момент даже поставило под угрозу безопасность столицы.

Сообщения о том, что правительство Эфиопии может вскоре поддаться угрозе, исходящей от сил Тыграя, наверняка предупредили власти в Абу-Даби и, возможно, стали причиной немедленного развертывания Wing Loong ВВС Объединенных Арабских Эмиратов (UAEAF) в Эфиопии. Источник сообщил о недавнем прибытии как минимум шести Wing Loong I вместе с эмиратским персоналом на авиабазу Харар Меда, хотя пока не ясно, будут ли эмиратцы также управлять БЛА над Эфиопией. Учитывая, что эфиопский персонал сначала должен будет пройти обширную подготовку по работе с Wing Loong, первоначальное использование эмиратских операторов не кажется невероятным.

Источник работает на Dejen Aviation Engineering Industry (DAVI) на авиабазе Харар Меда и ранее правильно проинформировал авторов о прибытии трех Wing Loong I, приобретенных Эфиопией у Китая, и эту историю мы раскрыли в начале октября 2021 года. Летом 2021 года ОАЭ уже поставили Эфиопским вооруженным силам большой вертолет вертикального взлета и посадки, вооруженный двумя тяжелыми минометами, но, тем не менее, развертывание шести собственных БПЛА Wing Loong Is является огромным увеличением их поддержки.

Объединенные Арабские Эмираты являются активным пользователем БЛА Wing Loong I и Wing Loong II, используя их в бою над Йеменом и Ливией, где они потеряли не менее двенадцати экземпляров из-за аварий, ракет Houthi класса «земля-воздух» (ЗРК) и турецких системы ПВО. В январе 2020 года эмиратский самолет Wing Loong I нанес смертельный удар с беспилотника, в результате которого погибли 26 невооруженных курсантов в военной академии в Триполи, Ливия. Также в 2020 году Amnesty International призвала Соединенные Штаты прекратить продажу дронов в ОАЭ из-за использования вооруженных дронов ОАЭ для «нацеливания на гражданские дома и медицинские учреждения, включая полевые госпитали и машины скорой помощи».

Wing Loong I – самый коммерчески успешный проект БЛА в Китае, который на данный момент был подтвержден как экспортированный семи экспортным клиентам по всему миру, включая Эфиопию. Этот тип имеет по одной точке подвески под каждым крылом для общей перевозки двух ракет класса «воздух-земля» (AGM) или управляемых бомб. То, что Wing Loong I не хватает в количестве узлов подвески, компенсируется широким разнообразием вооружения, которое он может нести. В начале ноября стало известно, что Эфиопия закупила AGM TL-2 для своих БПЛА Wing Loong I, до четырех из которых могут перевозиться на двойных пилонах каждым Wing Loong I.

Размещение эмиратских БПЛА в Эфиопии – это существенное повышение качества и калибра поддержки Объединенными Арабскими Эмиратами режима премьер-министра Абия Ахмеда, и может сигнализировать о том, что ОАЭ готовы гарантировать выживание нынешнего правительства даже при непомерных политических и финансовых затратах. С августа 2021 года было выявлено более 100 грузовых рейсов из Объединенных Арабских Эмиратов в Эфиопию, большинство из которых несло на борту различные типы вооружения, в том числе в какой-то момент, очевидно, эти беспилотники. Силы Тыграя могут быть вынуждены принять к сведению, если развертывание ОАЭ будет напоминать решимость и широкое участие их прошлых интервенций в Йемене и Ливии.

https://www.oryxspioenkop.com/2021/12/the-uae-joins-tigray-war-emirati-wing.html – цинк

Стоит отметить, что именно удары БПЛА по заявлению НФОТ стали одной из главных причин остановки наступления на Аддис-Абебу, а затем и отступления войск Тыграя к границам мятежной провинции. Что еще раз показывает возрастающую роль БПЛА в современных локальных конфликтах, особенно против армий со слабой или очаговой ПВО, к коим конечно же принадлежит и армия Тыграя.

Также стоит отметить, что успеха в Эфиопии добились китайские ударные дроны, которые до этого неплохо показывали себя в Ливии. Так что дело конечно не в "Байрактарах", а в общей тенденции возрастании роли ударно-разведывательных БПЛА на поле боя. Эфиопия стала еще одним наглядным примером демонстрирующим очевидное тем, кто еще не понял этого после Ливии или Карабаха.

Плюс еще на тему роли БПЛА в современной войне у Орлова.

Война нового и новейшего поколения. Беспилотные летательные аппараты.

Развитие научного и технического прогресса влияет не только на изменение подходов к ведению боевых действий, но и накладывает свой отпечаток на новые средства и способы ведения войны.

Одним из современных средств ведения войны является беспилотный летательный аппарат, как правило, в разведывательном или ударном исполнении. Наиболее продвинутые и дорогие версии беспилотных летательных аппаратов имеют комплексное предназначение и могут вести не только разведку на значительном удалении от места нахождения оператора, но и применять весь современный спектр ударного управляемого вооружения.

Вообще, если говорить без всяких иллюзий, то БПЛА — это не новая технология. Первые попытки создать беспилотный летательный аппарат предпринимались разными странами еще в период Второй Мировой воны. Понятное дело, что технологии тогда были достаточно примитивны, по современным меркам. Хотя, отдельные успехи в этом направлении тогда были достигнуты.

Первым БПЛА, который встал на службу в наших вооруженных силах, по праву можно назвать ТУ-123 «Ястреб», который был создан инженерами СССР в 60-х годах прошлого века.

Советские Вооруженные силы уделяли достаточно много внимания подобной технологии, что стало следствием принятия на вооружения целой серии разведывательных беспилотных аппаратов. Вершиной развития этой технологии в СССР стал БПЛА «Пчела 1Т», с помощью которого предполагалось оперативное взаимодействие со средствами огневого поражения РСЗО «Смерч», «Град», ствольной артиллерии, ударных вертолётов в условиях огневого и радиоэлектронного противодействия. Уже в то время данный БПЛА обеспечивал круглосуточное наблюдение объектов и передачу их телевизионного или тепловизионного изображения в реальном масштабе времени на наземный пункт управления.

К сожалению, последующий распад Советского союза и общая деградация в 90-хх годах прошлого века, выбили наше государство из гонки современных средств ведения войны. К вопросу создания современных беспилотных летательных аппаратов Российский военно-промышленный комплекс смог вернуться только в начале 2000-хх годов.

В 2008 году на вооружение российской армии поступил БПЛА 1К133 «Типчак», ставший переосмыслением и дальнейшим развитием, созданного еще во время ССССР БПЛА «Пчела». А в 2010 году Российские вооруженные силы получили совершенно новый многофункциональный разведывательный БПЛА «Орлан», ставший основой оперативно-тактической разведки Сухопутных войск ВС РФ. Также в этот период появились малые разведывательные БПЛА производства ZALA AERO GROUP и других производителей, ставшие основой воздушной разведки силовых структур: МВД России, пограничной службе ФСБ России, МЧС России, Антитеррористическом центре СНГ.

В США и Израиле концепция беспилотных летательных аппаратов развивалась несколько иначе, чем в СССР. Если советские вооруженные силы основывали свое видение по применению разведывательных БПЛА исходя из требований конструкторских работ по созданию беспилотных стратегических самолётов-снарядов для поражения целей ядерным зарядом на средней дальности (до 4000 км), то в США и Израиле концепция развития подобной техники сосредоточилась на решении более практических задач.

После окончания Второй Мировой воны и воны в Корее проблема ядерного противостояния между СССР и США вышла на первый план. Американские военные не раз предпринимали попытки нарушить воздушное пространство Советского союза. Однако, более или менее удачные попытки для самолетов США в конце 1940-х годов, вскоре стали решительно пресекаться советским ПВО. Только в апреле—мае 1950 года было сбито три американских самолета B-36 (3 апреля — над Либавой, 17 апреля — над Северным Ледовитым океаном и 5 мая — над Тихим океаном).

Гибель самолетов сопровождалась потерей экипажей (на B-36 — 10 человек), что охладило пыл американских ВВС при планировании разведывательных полетов над территорией СССР.

Потерпев неудачу в использовании для разведки над территорией СССР обычных бомбардировщиков, ВВС США запустили две программы, одна из которых предусматривала создание стратосферного самолета-разведчика U-2, а вторая предполагала использование автоматических аэростатов и беспилотных разведчиков.

В 1959 году американская компания Ryan Aeronautical провела исследование, чтобы выяснить, как самолетная мишень Firebee может быть использована для дальних разведывательных миссий. В ходе этих исследований инженеры Ryan Aeronautical пришли к выводу, что они могут увеличить дальность полета Firebee, чтобы позволить ему лететь над Советским Союзом после запуска из Баренцева моря, с посадкой в Турции. Firebee имеет низкое поперечное сечение, что затрудняет его обнаружение радарами. С удлиненными крыльями этот БПЛА также смог бы лететь на большой высоте, что еще больше увеличивает его незаметность для средств ПВО. Кроме того, это БПЛА мог быть запущен с самолета Lockheed DC-130 или с наземной стартовой площадки.

Испытательные полеты модифицированных Firebees были выполнены в сентябре и октябре 1961 года. А уже 2 февраля 1962 года был заключен контракт между Ryan Aeronautical и ВВС США на сумму 1,1 миллиона долларов США, который предусматривал создание четырех беспилотников Firebee, модифицированных для воздушной разведки. В последствии, эта модель беспилотников получила название Ryan Model 147.

Во время Карибского кризиса один из разведывательных самолетов U-2 был сбит над Кубой, а его пилот погиб. Впоследствии модель 147A была допущена к разведывательным миссиям вместо U-2. Основным достоинством БПЛА Ryan Model 147 Lightning Bug было то, что они были расходным материалом, в отличие от пилотируемых разведывательных самолетов.

БПЛА Ryan Model 147 применялись ВВС США для полетов над Китаем и во время войны во Вьетнаме.

В начале 1970-х годов в Израиль был поставлен ряд разведывательных БПЛА Ryan Model 147, получивших обозначение Model 124I. Израильтяне называли их Мабат, что означает «наблюдение». Хотя обозначение этих экспортных беспилотников различалось, их внешний вид, конфигурация и роль разведки на малой высоте были практически идентичны моделям Райана 147SC и 147SD, которые широко использовались ВВС США.

После войны Судного дня 1973 года, когда Израиль впервые достаточно широко ознакомился с возможностями американских БПЛА и в армии пришли к выводу о необходимости разработке подобного аппарата. Главная задача, который поставили израильские военные инженерам — необходимость организации прямых видеотрансляций с беспилотников. Сейчас эта задача кажется простейшей, но в начале семидесятых, когда телевизионное и передающее оборудование занимало целые контейнеры, инженерам пришлось всерьез задуматься.

В 1978 году израильский БПЛА Tadiran Mastiff был впервые продемонстрирован публике. Наиболее известный эпизод боевого применения данного БПЛА — разгром батарей ПВО Сирии в ливанской долине Бекаа в ходе Ливанской войны 1982 года.

Успешность применения БПЛА заинтересовала Пентагон и привела к совместной американо-израильской разработке БПЛА RQ-2 Pioneer
Следом вышел более продвинутый вариант разведывательного БПЛА. IAI Scout — тактический разведывательный БПЛА, разработан израильской фирмой IAI. Впервые Scout был представлен публике на Парижском авиасалоне в 1979 году. Scout оборудован телевизионной камерой Tamam с телефотолинзой и с системой передачи для GCS в реальном времени.

Модель оказалась настолько удачной, что она пробыла на вооружении Армии обороны Израиля до 2005 года, а в некоторых армиях мира Scout используется по сей день.

По сути, БПЛА RQ-2 Pioneer — это модернизированный IAI Scout, который был переоборудован для размещения большей полезной нагрузки по заказу ВМС США.

Было очевидно, что модернизировать до бесконечности престарелый IAI Scout нельзя, и на смену ему в 1992 году пришел IAI Searcher. Этот БПЛА знают в России под именем «Форпост», поставляемый по лицензии в ВС РФ с 2009 года.

Во многом, образ современного американского БПЛА определила необходимость совершения длительных разведывательных полетов над территорией СССР и Китая, практика воны во Вьетнаме, а также опыт арабо-израильских войн.

Развитие цифровых технологий, глобального позиционирования и спутниковых телекоммуникаций в 90-хх годах прошлого века позволило США и Израилю сделать следующий шаг в развитии беспилотных ударных и разведывательных комплексах.

Предшественником знаменитого БПЛА MQ-1 Predator совершившим первый полет в 1994 году, был General Atomics Gnat — беспилотный летательный аппарат воздушной разведки, разработанный в США в конце 1980-х годов. Уже тогда этот БПЛА мог лететь в операционную зону с расстояния 2000 километров и находится в воздушном пространстве более 12 часов.

Стоит отметить, что появившейся в 1994 году БПЛА MQ-1 Predator имел возможность применять различные управляемые боеприпасы, включая ракеты класса воздух-поверхность AGM-114 Hellfire и ракеты класса воздух-воздух AIM-92 Stinger, позволяющие уничтожать воздушные цели на дальностях до 8 километров.

Дальнейшим развитием БПЛА MQ-1 Predator стал MQ-9 Reaper, который в последней модификации может находится в воздушном пространстве на протяжении 37 часов.

Конечно, нужно понимать, что не только Predator, Reaper или израильские IAI Heron и Elbit Hermes 900 стали основой военных конфликтов новейшей истории. В начале 2000-хх годов станы Запада активно разрабатывали и другие системы БПЛА. Появились беспилотники совершенного разного назначения, вплоть до карманных БПЛА итальянской разработки. Но, появление в 80-хх годах прошлого века израильского БПЛА IAI Scout, а также американского БПЛА General Atomics Gnat, стало той отправной точкой, которая существенным образом изменила представление во взглядах на принцип ведения современной войны.

Сегодня США экспериментируют со своим парком ударных и разведывательных БПЛА, предоставляя им новые технологические опции. Это более устойчивые сети передачи данных и телекоммуникации. Это системы дистанционного и распределенного управления, это новые поколения управляемого ударного вооружения, это повышение ресурса и длительности непрерывного полета, это интеграция беспилотных ударных систем в мультидоменную архитектуру войны нового и новейшего поколения.

Так в частности на основе MQ-9 Reaper был создан более современный и продвинутый БПЛА MQ-20 Avenger с турбовентиляторным двигателем. Этот БПЛА имеет более мощный радар с синтезированной апертурой, электрооптическую систему целеуказания, аналогичную, как у F-35. В рамках инициативы ВВС США по обеспечению совместимости со всеми дистанционно пилотируемыми самолетами, БПЛА MQ-20 Avenger может выполнять длинной руки и воздушного склада боеприпасов. Кроме того, на основе БПЛА MQ-20 Avenger создаются оперативные беспилотные воздушные заправщики.

Также можно упомянуть многоцелевой ударный БПЛА производства компании Northrop Grumman X-47B и БПЛА Q-58 Valkyrie производства Kratos Defense & Security Solutions, который входит в программу научно-исследовательской лаборатории ВВС США по разработке экономичных авиационных технологий.

Ну и конечно нельзя обойти внимание вершину развития беспилотных разведчиков -американский стратегический разведывательный беспилотный летательный аппарат RQ-4 Global Hawk.

Несмотря на свою дороговизну, более 200 миллионов долларов за единицу, БПЛА RQ-4 Global Hawk, это по сути летающий робот, который способен интернируясь во всевозможные телекоммуникационные каналы передачи данных, вести мультиспектральную, электрооптическую и радиолокационную разведку на дальности свыше 400 километров.

Нужно понимать, беспилотный летательный аппарат, помимо того, что это современное средство ведения войны, это еще и бизнес.

В условиях усиления глобальной конкуренции, рынок высокотехнологичного вооружения и военной техники — это четкий индикатор стратегической обстановки в мире. Помимо обретения значимого экономического эффекта страны-экспортеры беспилотных летательных аппаратов сохраняют и наращивают свое влияние на геополитический климат отдельных регионов.

Например, Китай стремится получить глобальное инновационное лидерство, обойдя США и Европу, что уже приводит к существенной перекройке карты региональной стабильности.

Китайский ОПК наращивает производственные обороты, переходя от насыщения внутреннего рынка в интересах НОАК к формированию целого спектра номенклатуры, предназначенной для экспорта в различные регионы мира, в том числе на оружейный рынок стран Латинской Америки.

Особым спросом на данном этапе пользуются беспилотные летательные аппараты (БПЛА), спектр применения которых крайне широк: от обеспечения общественной безопасности и контроля приграничного пространства до непосредственного боевого применения.

Промышленность Китая ежегодно демонстрирует на международных выставках и авиасалонах современные и перспективные разработки БПЛА. Среди основных производителей можно отметить: Китайскую авиационную промышленную корпорацию (AVIC, специализируется на разведывательно-ударных беспилотных комплексах), Китайскую аэрокосмическую научно-индустриальную корпорацию (CASIC) и её подразделение Третью академию (осуществляет разработку крылатых ракет и БПЛА), 365-й Исследовательский институт беспилотной авиации при Северо-западном политехническом университете г. Сиань (ASN Technology group, насыщает 90% внутреннего рынка, основной заказчик НОАК), крупнейшего в мире производителя беспилотных вертолетов Weifang Tianxiang Aerospace industry Co. Ltd. (г. Вэйфан, провинция Шаньдун), мирового лидера в производстве малых БПЛА DJI (Da Jiang Innovations, г. Шэньчжэнь, провинция Гуандун).

Наиболее популярный китайский БПЛА на мировом рынке — разведывательно-ударный беспилотник AVIC Wing Loong II. Количество уже проданных иностранным заказчикам аппаратов может сравниться с американским Predator и израильским Heron.

В среде военных экспертов Китай часто называют «экспортером беспилотников без вопросов». Политика китайского правительства по продаже вооруженных беспилотников любому государству, которое их запрашивает, способствует распространению БПЛА не только на Ближнем Востоке, но и в других регионах мира.

Китайская продукция пользуется популярностью даже у основного конкурента — США. Несмотря на принятое в мае 2018 г. Пентагоном постановление, запрещающее использование всех коммерческих беспилотников подразделениями ВС США, американские ВВС закупили 35 дронов DJI Mavic Pro Platinum, а ВМФ приобрел квадрокоптеры DJI Inspire.

По мнению военного аналитика Центра CIGR Бориса Рожина, Иран с точки зрения обычного экспорта БПЛА, пока еще слабо представлен на мировом рынке.

Санкции США и региональные противники на Ближнем Востоке, затрудняют реализацию чисто коммерческого экспорта ударных и разведывательных БПЛА, не говоря уже о высокой конкуренции на этом рынке. Тем не менее, произведенные в Иране дроны активно действуют по всему региону в рамках поставок готовых изделий лояльным Ирану шиитским группировкам, а также отверточной сборке в целевых странах.

Различные БПЛА имеющие иранские происхождение применялись и применяются в боевых действиях в Сирии, Ираке, Йемене, где они используются либо командами «Сил Кудс» КСИР, либо местными шиитскими группировками — «Хезболла», «Ансар Аллах», «Харакат ан-Нуджба» и т. д. и т. п. Также БПЛА (наряду с ракетами и прочими вооружениями) поставляют в Ливан, где стоят на вооружении «Хезбаллы».

Очевидно, что Иран намерен и далее придерживаться линии на укрепление ударных возможностей группировок «Оси сопротивления» с помощью своих дронов. С точки зрения чисто коммерческой торговли вооружениями, то рост в этом направлении возможен в случае возобновления «Ядерной сделки» и снятия с Ирана части американских санкций, что в свете отмены санкций ООН на торговлю оружием, даст возможность Ирану более активно выходить на рынок ударно-разведывательных БПЛА, где Иран вполне способен конкурировать с Китаем, Россией, Турцией и Израилем, особенно в странах третьего мира, где низкая цена иранских БПЛА может стать конкурентным преимуществом — считает Борис Рожин.

В 2014 году на рынок высокотехнологичного оружия ворвалась Турция, потеснив там традиционных игроков.

Экспорт турецкой оборонной и аэрокосмической промышленности за последние десять лет увеличился, как минимум, в четыре раза.

«Турция — первая страна, с которой ассоциируются беспилотные летательные аппараты. Турция стала мировым брендом беспилотных летательных аппаратов, дронов и другой продукции в оборонной и аэрокосмической промышленности. Продолжение реализации мегапроектов, таких как национальный боевой самолёт (MMU), Hürjet и вертолётный двигатель, позволяет нам смотреть в будущее с большей безопасностью», — заявил председатель Ассамблеи экспортёров Турции (TIM) Исмаил Гюлле.

Турецкие БПЛА Bayraktar и Anka привлекли внимание международного экспертного и военного сообщества после их достаточно эффективного применения в Сирии, Ливии, а также во время боевых операций в Карабахском регионе Азербайджана в 2020 году.

Плюсом турецких аппаратов является их дешевизна, колеблющаяся в пределах одного-двух миллионов долларов за единицу. Кроме того, их технические характеристики постоянно модернизируются за счет широкого применения в реальных боевых действиях.

Число стран, которые будут эксплуатировать турецкие ударно-разведывательные беспилотники Bayraktar TB2, возросло до 13, говорится в сообщении на официальной странице в Twitter производителя боевых дронов — компании Baykar.

За последние месяцы стало известно об интересе к турецким беспилотникам со стороны Саудовской Аравии, Ирака, Латвии, Албании и других стран. Военные БПЛА в количестве от нескольких десятков до единичных экземпляров уже поставлены в Польшу, Катар, Украину, Туркменистан, Марокко, Тунис, Саудовскую Аравию. Рассматривают покупку или уже заключили контракты Ирак, Пакистан, Казахстан, Кыргызстан, Эфиопия, Оман, Нигерия, Литва, Латвия, Венгрия, Босния и Герцеговина, Албания, Сербия.

В течение следующих пяти лет Турция планирует увеличить свой общий высокотехнологичный экспорт до 300 млрд долларов.

Спрашивается, а что Россия. Отвечая по классику — Россия сосредотачивается.

Увы, но отставание в 20 с лишним лет не прошло для нашей безопасности бесследно. Сегодня наш военно-промышленный комплекс пробегает тот путь, который США и Израиль прошли в 90-хх годах прошлого века. Многое уже сделано, но еще большее только предстоит освоить.

Да, мы продвинулись в некоторых вопросах достаточно хорошо. После того, как АФК «Система» приобрела группу «Кронштат», сдвинулся с мертвой точки вопрос о производстве средневысотных разведывательных и ударных БПЛА. Самое главное, Российский ВПК освоил производство собственного авиационного роторно-поршневого двигателя. Конечно, нужно сказать и про БПЛА С-70 «Охотник» разработки ОКБ «Сухой». Можно сказать, что БПЛА С-70 «Охотник», это немного другой летательный аппарат, чем БПЛА RQ-170 Sentinel производства Lockheed Martin. Тем не менее два летных прототипа уже проходят испытания, а еще три подобных изделия находятся в стадии посторожи.

Но есть свои проблемы — например, мы ещё не освоили серийный выпуск малых БПЛА, которые можно увидеть не только в руках любителей подвижной видеосъемки, но и в современных военных конфликтах. К сожалению, российский ВПК пока не получил задание от армии по созданию высотных стратегических БПЛА. У нас пока еще есть отставание в ряде критический важных вопросах. Это телекоммуникации, это спутниковая связь, это системы управления.

Нашей промышленности есть над чем поработать и куда стремиться.

Также нужно отметить, что в отличии от своих конкурентов. Это не только США и Израиль. Россия пока еще не вышла на международный рынок беспилотных летательных аппаратов. С этого рынка пока снимают сливки другие игроки. Даже в разряде средних БПЛА, тех же Орланов или продукции ZALA AERO GROUP, Россия не ведет агрессивный маркетинг.

Анализ складывающейся на международных рынках ситуации, свидетельствует о начальном этапе его насыщения БПЛА и лидирующих на данный момент позициях китайской и турецкой промышленности в данном сегменте. Израиль и США тут стоят неким особняком, так как продают БПЛА «только для своих».

Поэтапный переход на новый технологический уклад и модернизация национальных оборонных ведомств и силовых структур региональных стран неизбежно приведут к повышению спроса на беспилотные системы. Прежде всего речь идет о средневысотных, разведывательных и ударных БПЛА, способных обеспечить контроль приграничного пространства в условиях военных конфликтов низкой интенсивности, а также контроль за незаконной миграцией, наркотрафиком и контрабандой. Кроме того, востребованы изделия, способные к интеграции в системы обеспечения правопорядка в городских условиях (с возможностью распознания лиц).

Учитывая отдельные территориальные споры и тлеющие приграничные конфликты, данные изделия в среднесрочной перспективе могут представлять интерес для оборонных ведомств многих государств. Особенно тех, которые отнесены Израилем и США в стан политических врагов.

У России хорошие стартовые позиции. Наш ВПК не имеет существенной зависимости от Запада или зависимых поставщиков комплектующих изделий. Мы многое делаем сами. Это выгодно отличает качество нашей военной продукции.

Однако, просто выйти на международный рынок, продавая БПЛА, как средство ведения высокотехнологичной войны или обеспечения безопасности, уже не получится. Рынок подобным предложением насыщен. На этом рынке уже есть Турция и Китай с позитивной историей своих брендов.

Нужно представить нечто большее, чем просто средство ведения высокотехнологичной войны. Нужно представить новый образ мысли, если хотите, идею, воплощённую в металле. На рынок нужно представить новую операционную среду обеспечения безопасности.

https://soldier-moskva.livejournal.com/538136.html – цинк

Источник: Colonel Cassad



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика