В период « электрификации всей страны» у руководителей СССР появился грандиозный проект «Большая Волга», который был амбициозным и по названию, и по целям. Советские инженеры собрались связать одной водной магистралью промышленные центры с сырьевыми районами, обеспечить страну дешевой электроэнергией и вдобавок закольцевать все моря европейской части державы.

Первоначально решили строить плотины с низовьев Волги, от Каспия. Но в процессе разработки проекта вектор сменили. Сначала построили в Тверской области первое Иваньковское мини-море и проложили знаменитый канал Москва — Волга, превративший столицу в город-порт, и подступили к Ярославлю.
Здесь решено было построить Средневолжскую ГЭС мощностью в 144 тысячи киловатт. Еще с весны 1932 года сразу в нескольких точках около города начались поиски места для будущей плотины. Два варианта — в районе Диева-Городища и в устье речки Туношны — отпали сразу (во-первых, это было слишком далеко от Ярославля, а во-вторых, Закоторосльный и Заволжский районы оказались бы затопленными). Заманчиво выглядел район Верхнего острова: тогда бы ГЭС встала поблизости от главной тогдашней стройки — Резиноасбестового комбината (ныне Шинного завода), а плотину можно было бы использовать в качестве моста, связав Заволжье с центром. В итоге в сентябре 1932 года строительство Ярославской плотины началось напротив Норского.

Переселенцев из мест предполагаемого затопления селили в районе нынешней Суздалки и в рабочем поселке Средневолгоярстроя, который до сих пор называют Волгострой. На месте будущей стройки для рабочих возвели временные бараки и объекты соцкультбыта: столовые, бани, школы и клубы.
Плотина должна была перегородить Волгу в окрестностях Толгского монастыря. Монастырь был полностью выселен. Остались свободными все его здания и храмы. И монастырь был выбран властями для организации в нем управления строительством, так как в те годы вокруг были только деревни, поля и леса. Сюда на Толгу стали прибывать специалисты гидротехнических работ. Многие из них привозили с собой свои семьи, заселившие кельи.
В Толгском монастыре для испытания действующей модели будущего гидроузла был выбран Введенский собор и рядом стоящая звонница. В центре собора, от алтаря до западной стены, соорудили огромную белую плиту. У алтарной стены (на месте иконостаса) построили действующую модель будущего рукотворного моря площадью почти в 1000 кв. метром, с водопроводом, который имитировал Волгу. Вода текла по макету, изображавшему рельеф водохранилища, и упиралась в модель плотины. Для выхода отработанной воды в полу собора пробили отверстие, а в его подклети установили огромную бетонную ёмкость. Рядом с колокольней в маленьком кирпичном сооружении (сейчас иконная лавка) установили два насоса. На колокольне был сооружен огромный металлический резервуар.
Насосы нагнетали воду в резервуар, откуда она самотеком поступала в собор и выливалась, проходя плотину, на бетонную плиту. После этого по трубе сливалась в бетонную емкость под полом собора.

На территории упраздненного Толгского монастыря организовали рабочий парк.

Удивительно, но столь грандиозный проект начали воплощать в жизнь практически вслепую! Строительство уже давно велось, а расчеты еще продолжались. И в ходе этих расчетов все яснее вырисовывалась картина последствий плотины: под воду ушли бы промышленные предместья Рыбинска, Тутаева и поселок Константиновский. Тутаев вода не затопила бы, но подмыла его высокие берега, обрушив райцентр прямо в водохранилище. А знаменитые моложские сенокосные луга превращались в гнилые болота. Выходило, что продолжать великую стройку — себе дороже… Кроме этого выяснилось, что плотность грунтов под плотиной может не выдержать давления дамбы и всей массы воды, что могло привести к катастрофическим последствиям и для самого Ярославля.

Специальная экспертная комиссия приняла решение перенести строительство дамбы из Ярославля в Рыбинск. Жизнь в Волгострое затихла, население уменьшилось вдвое. Жители, которые по большей части подались работать на Резиноасбестовый комбинат, еще долго пытались избавиться от казусного названия «Волгострой», предлагая наименование «поселок имени Нахимсона». Однако оно не прижилось. В 1944 году поселок влился в состав Ярославля под народным названием «Резинотехника».

В 1935 году Совнарком принял окончательное решение о строительстве Рыбинской ГЭС с затоплением Молого-Шекснинского междуречья.


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИ2 комментария

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы