Скандалы: Стадия торга

23.12.2023, 0:50, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

В Петербурге начали «кастинг» исторических зданий, с которых хотят снять охрану

Нашумевший проект, который делит исторические здания Петербурга на защищенные и на пригодные к сносу, предсказуемо докатился до конкретных адресов. Градозащитники требуют отменить эту сегрегацию вообще. Ну или хотя бы в отношении конкретных зданий.

Акт по итогам общественных обсуждений опубликован на сайте КГИОП, формально они относились к экспертизе проекта объединённых зон охраны объектов культурного наследия. Это та самая история, в рамках которой решено отделять ценные здания от неценных не по году рождения (до 1917-го или после), а по их личным качествам.

Протокол — это 80 страниц предложений, более или менее эмоциональных, и ответов комиссии. Сами предложения можно разделить на три части: первая — отменить новое разделение вовсе; вторая — вытащить из списка незащищенных конкретные здания; третья — наоборот, включить туда определенные адреса, чтобы снять с них охрану.

«Снос для застройки новоделом»: отменить все

Логика первой части понятна. «Похоже, речь идет о сносе исторических зданий для застройки новоделом. Категорически против», — пишет один из участников. «Включение зданий в список необоснованно, многие из них будут снесены для уплотнительной застройки, которая разрушит исторический центр Петербурга, — добавляет другой. — Появление подобного рода «исключений из закона» станет коррупционным механизмом». «В [список несредовых] включены различные здания, вполне симпатичные и характерные для Петербурга и формирующие его среду. Принцип формирования списка непонятен, неочевиден и будет использован против сохранения исторической среды», — предсказывает третий.

КГИОП раз за разом отвечает, что критерии объективны и связаны с «исторической (в том числе мемориальной), архитектурной, градостроительной ценностью, а также средовой ролью объекта (то есть включенностью в целостную или незавершенную среду, поддержание объектом средовых характеристик конкретного участка историкоградостроительной среды)». Отдельно пишет, чем плоха нынешняя система: «Многолетняя практика применения Закона № 820–7 показала, что формальное требование сохранять или не сохранять то или иное историческое здание исходя исключительно из года его постройки приводит в отдельных случаях к ошибкам и неопределенности. К тому же данное требование никак не защищает в историческом центре города объективно ценные средовые здания, построенные после 1917 года».

С годом еще такая проблема: его легко подделать. «Фонтанка» о таких вещах писала неоднократно, а градозащитники подчеркивали, что здания нарочно «омолаживают» застройщики, чтобы их сносить. КГИОП согласен и говорит, что новый подход позволит уйти «от манипуляций с датами постройки отдельных зданий». На это ему прямо в ходе обсуждений отвечают: «В списке 389 адресов. За весь период действия 820-го закона набралось не более двух десятков адресов, где застройщики пытались подделать даты постройки для строительства. Новый проект закона предлагает сделать конфликтными за один раз более 300 объектов».

Не могло обойтись и без группы поддержки: «Прошу не поддаваться давлению градозащитных организаций, — пишет один из участников. — «Несредовые объекты» засоряют городские кварталы, давно утратили своё предназначение, часто заброшены и создают лишнюю нагрузку на среду и городской бюджет. В то же время нельзя допустить их замещения современными постройками, выпадающими по высотности и архитектуре из ближайшего окружения… Нельзя под давлением движений типа «Живого города» превращать центр Санкт-Петербурга в мёртвый город».

«Выйду защищать лично»: что просят спасти

Ряд предложений касаются исключения из списка «несредовых» конкретных адресов, так как в него включены здания «красивые, достойные сохранения, характеризующие Петербург, составляющие его культурный код и формирующие его среду». Перечень большой, ниже только часть, с комментариями участников обсуждения:

  • наб. Крюкова кан., д. 28, лит. Б («служебный флигель дома Дворжака — памятника регионального значения»);
  • Перевозная ул., д. 6, корп. 2, лит. В («проходная, в прекрасном состоянии»);
  • Казанская ул., д. 41, лит. Г («часовой сервис»);
  • Рижский пр., д. 16, лит. А («четырехэтажный корпус, построенный в советское время для ЛПО «Ленавтодор», гармонирует с окружающей застройкой, находится в отличном состоянии»);
  • Курляндская ул., д. 35, лит. К («трехэтажный обитаемый дом в очень хорошем состоянии»);
  • 6-я Красноармейская ул., д. 5–7, лит. А («изуродованный исторический дом»);
  • Серпуховская ул., д. 37, лит. Б («прелестный трехэтажный особнячок, надстроенный двухэтажной мансардой»);
  • наб. Бумажного кан., д. 16, лит. Б («пятиэтажный жилой дом после недавнего капитального ремонта!»);
  • Карташихина ул., д. 2/13, лит. А («пятиэтажный жилой дом, кардинально, но очень тактично перестроенный в послевоенное время»);
  • поморская старообрядческая церковь по адресу: Коломенская ул, д. 12, лит. B («каждый день могу любоваться ее красотой»);
  • Пудожская ул., д. 3а, лит. Б («бывшие дворовые службы — дворницкая, прачечная — дома Эдуарда Петровича Ряста, построены в 1901 г., хорошо сохранившийся подлинный элемент исторической застройки»);
  • Чкаловский пр., дом 26, лит. К («без подобных построек невозможно полноценно сохранить атмосферу исторической Петроградки; снос данного домика бессмысленен, поскольку в узком дворе на его месте ничего невозможно построить»);
  • 7-я Советская, 5 («я обязательно выйду его защищать лично»).

Это далеко не все. Кто-то просит одним чохом выкинуть из перечня несредовых все историческое в Петроградском районе. Кто-то — не исключать из списка охраны внутридворовые небольшие домики: «Они составляют среду города, его тело. Да, они сейчас неприглядные, неухоженные, но им же можно дать иное назначение, из бывших конюшен сделать кафешки или магазины ремесленников, мастерские художников, пекарни, милые хостелы. Отдать под гаражи в конце концов! Горожанам негде хранить сезонные вещи, такие, как санки и велосипеды».

Многие считают, что на пересмотр надо отправить весь список из-за большого числа ошибок. Кажется, КГИОП устраивает такой разговор, в основном он отвечает: «С учетом обращения и дополнительных материалов рекомендовано рассмотреть отдельные объекты повторно на заседании рабочей группы». То есть — мы вас услышали, может, еще и выкарабкается ваш протеже.

«Не обладают подлинностью»: что просят приговорить

Плохая для градозащитников новость: примерно так же КГИОП отвечает и тем, кто, наоборот, считает, что список несредовых зданий надо пополнить. Таких предложений гораздо меньше, но там есть на что посмотреть.

В частности, занести в «проходные» объекты просят:

  • Малый проспект В. О., д. 41А («Фонтанка» писала, что там должны построить гостиницу)
  • Большая Морская, ул., д. 29, лит. А и Б (некогда офис ВТБ)
  • ул. Профессора Попова, д. 38, лит. А и И (корпуса завода «Ригель», заявитель ссылается на решение суда о том, что «данные здания не обладают подлинностью исторического объекта»);
  • наб. Обводного канала, д. 74, лит. К (предложение завода «Композит» в связи с тем, что «здание признано аварийным»);
  • ул. Восстания, д. 4, лит. А и В («корпуса являются дворовыми, претерпели неоднократные кардинальные перестройки, коренным образом изменившие их габариты и архитектурный облик»);
  • 26-я линия В. О., д. 1 и 3;
  • Кожевенная линия, д. 1–3;
  • Синопская наб., д. 64, лит. З;
  • Синопская наб., д. 56–58, лит. В;
  • Ул. Тюшина, д. 5, лит. А и Г;
  • Чкаловский пр., д. 50, лит. Ж;
  • Новгородская ул., д. 13, лит. А и Л;
  • Большая Пушкарская ул., д.35, лит. А;
  • ул. Красного Текстильщика, д. 10–12 (несколько литер и строений);
  • ул. Красного Текстильщика, д. 17, лит. А.

«Для повторного рассмотрения вопроса об изменении категории объекта необходимо изучение дополнительных материалов по строительной истории объекта, современному состоянию объекта и сохранности историко-градостроительной среды на прилегающих участках», — пишет КГИОП. То есть — вы приносите обоснование, там видно будет. Единожды просят включить в несредовые здание в Зеленогорске, но на это комитет отвечает, что в периферийных и пригородных районах все регулирование остается прежним.

Надо подчеркнуть, что КГИОП не считает отнесение к той или иной категории приговором: «Реконструкция несредовых объектов не выходит из поля совокупного регулирования градостроительной деятельности в границах объединенных зон охраны». Но сам факт, что кто-то не поленился написать заявку о включении здания в «незащищенный» список, говорит о том, что виды на него имеются.

Николай Кудин

Оригинал материала: “Фонтанка.ру”


Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2023 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика