NYT подтвердила подлинность видео с расстрелом ВСУ российских пленных

21.11.2022, 19:10, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

Газета The New York Times назвала подлинным видео с места расстрела украинцами российских военнопленных. И хотя сегодня доподлинно неизвестно всех обстоятельств произошедшего, эксперты издания считают, что действия ВСУ можно расценить как военное преступление.


AP

Видеоролики, распространившиеся в соцсетях на прошлой неделе, спровоцировали горячие споры по поводу того, действительно ли украинские солдаты совершили военное преступление. На этих видеозаписях запечатлены ужасающие сцены до и после расправы, которая произошла ранее в ноябре и в ходе которой украинские солдаты в упор расстреляли 11 российских военнослужащих, лежавших на земле. 

Эти кадры, подлинность которых подтвердило издание The New York Times, предоставляют редкую возможность увидеть один из множества жутких моментов вооружённого конфликта.

Первыми эти видеозаписи распространились по украинским телеканалам и социальным сетям. Украинцы использовали их, чтобы прославить военную «доблесть» своих вооружённых сил и рассказать об их «героических усилиях» по возвращению территорий, которые Москва заняла в начале специальной операции. Между тем в РФ эти ролики вызвали яростную реакцию провоенных комментаторов, которые призвали правительство добиваться международного расследования.

Теперь Москва и Киев обвиняют друг друга в совершении военного преступления в одной и той же ситуации: РФ обвиняет украинские силы в безжалостном расстреле безоружных российских военнопленных, а уполномоченный Украины по правам человека Дмитрий Лубинец заявляет, что российские солдаты открыли огонь во время акта сдачи в плен. Представители ООН заявили о необходимости провести расследование этого эпизода.

«Нам известно о видеозаписях, и мы их изучаем, — сообщила представитель Управления ООН по правам человека Марта Уртадо. — Заявления о самовольных казнях людей, вышедших из боя, должны быть оперативно, всесторонне и эффективно расследованы, и все виновные должны быть привлечены к ответственности». 

Расстрел произошёл в середине ноября, когда украинские силы захватили село Макеевка Луганской области. Сравнив видео со спутниковыми снимками, The New York Times подтвердила, что они были сняты рядом с жилым домом в деревне. Часть кадров — это видеозаписи, сделанные с беспилотников, которые 12 ноября распространил проукраинский Telegram-канал вместе с сообщением о взятии Макеевки. The New York Times подтвердила подлинность этих и других видеозаписей, сделанных недавно в этом селе.

Эпизод с расстрелом запечатлели два «источника»: неназванный украинский солдат, который снимал на мобильный телефон отдельные моменты битвы за Макеевку, и беспилотник, которым управляли украинские военные, следившие за ходом операции с воздуха. Установив, что эти видеозаписи были сделаны в одном и том же месте и проанализировав их содержание, издание сумело восстановить последовательность событий.

На первое видео была наложена музыка. В нём показано, что несколько вооружённых украинских солдат лежат в поле и стреляют по какой-то цели, находящейся на некотором удалении от них. Речь солдат похожа на украинскую, в ней звучат и украинские, и русские слова. Слышны выстрелы, и снимающий видео солдат разворачивает камеру на себя.

На втором ролике видно с воздуха ту же группу украинских солдат, которые уже находятся во дворе жилого дома. Сам дом и хозяйственные постройки сильно повреждены в результате боёв, как и многие другие здания в этом районе.

Видно, что один украинский солдат лежит на земле и целится из пулемёта с патронной лентой в один из сараев. За ним стоит второй украинский солдат. Третий солдат расхаживает по двору с винтовкой в руках, а четвёртый присел и осматривает тело мертвого российского военного. Рядом неподвижно лежит второй труп — тоже, очевидно, российского солдата.

Следующая сцена — это видео, снятое тем же украинским солдатом на мобильный телефон во дворе дома. В этом видео есть «пробелы», хотя неясно, почему так произошло. На нём четверо украинских солдат, и минимум трое из них вооружены.

Один из них — с винтовкой наготове — осторожно приближается к сараю, где укрываются российские военнослужащие. Солдат с автоматом обеспечивает прикрытие. Слышно несколько выстрелов — правда, непонятно, откуда доносится звук, — и украинец медленно пятится назад от сарая, откуда выходят взятые на мушку россияне.

В этот момент видео прерывается, и, когда оно возобновляется, шестеро российских солдат лежат на земле лицом вниз рядом друг с другом. Минимум двое из них живы — на записи видно, что они двигаются, — а остальные лежат без движения. Ещё четверо российских солдат медленно выходят из сарая друг за другом, некоторые — с поднятыми руками. Затем они тоже ложатся на землю.

На россиянах надеты бронежилеты и каски, на их форме есть отличительные знаки — красные полоски на штанах, а у одного — квадратный объект синего цвета на спине.

Двое украинцев, стоящих рядом, кажутся расслабленными, дула их винтовок направлены в землю. Захват россиян поначалу проходит достаточно организованно и без происшествий, но внезапно все меняется.

Когда из сарая появляется 11-й российский солдат, он открывает огонь, целясь в одного из украинцев. Украинцы этого не ожидают. Мобильный телефон с включённой камерой падает, когда снимавший видео солдат пытается уклониться от атаки. Покадровый анализ того, что происходит дальше, показал, что другой украинец, стоящий рядом, поднимает винтовку и целится в российского стрелка.

На этом видео прерывается, и, что происходит дальше, неясно. Второе видео, снятое дроном с воздуха, демонстрирует уже кровавые последствия этого инцидента.

Российские солдаты лежат на земле — без движения, очевидно, мёртвые, большинство из них в тех же позах, в которых они были, когда сдались. Вокруг них — лужи крови, у большинства — вокруг верхней части тела или головы. Солдаты одеты в ту же форму — с красными полосками и синим квадратным предметом на спине.

Россиянин, который открыл огонь по украинцам, по всей видимости, был убит на месте — он лежит на том же месте, откуда пытался стрелять. На белой кирпичной стене за местом, где он стоял, видны свежие повреждения — очевидно, следы от пуль, которые выпустили украинцы.

«Похоже, что большинство из них были убиты выстрелами в голову, — заявил в интервью доктор Рохини Хаар, медицинский советник организации «Врачи за права человека». — Видны лужи крови — свидетельство того, что их просто оставили там мёртвыми. Похоже, украинцы не предприняли никаких усилий, чтобы подобрать их или помочь им».

Доктор Хаар отметил, что, когда российские солдаты сдались, они лежали без оружия, их руки были вытянуты или находились за головой. 

«Они считаются вышедшими из боя или «некомбатантами», то есть фактически военнопленными», — пояснил он.

По словам Хаара, в соответствии с Римским статутом — международным договором, учредившим Международный уголовный суд, — украинских солдат можно было бы привлечь к ответственности по нескольким статьям, если бы Украина была участником договора, в том числе по статье 8b(vi). Согласно этой статье «убийство или ранение комбатанта, который, сложив оружие или более не имея средств защиты, сдался по своему выбору», является нарушением законов международного вооружённого конфликта.

По словам Ивы Вукусич, эксперта по уголовному преследованию за совершение военных преступлений из Утрехтского университета, по одним только этим кадрам определить военное преступление нельзя. Она отмечает, что решающим фактором было время, то есть когда именно русские были расстреляны.

«Были ли они расстреляны одной или двумя очередями в момент или сразу после того, как россиянин вышел и открыл огонь по украинцам? — объясняет Вукусич. — Или же они были расстреляны уже после того, как непосредственная угроза была нейтрализована, чтобы отомстить? Во втором случае речь действительно идёт о военном преступлении».

Если русских расстреляли в момент неожиданной атаки — под действием импульса, — тогда, по мнению Вукусич, однозначно говорить о военном преступлении нельзя.

«Если этих военнопленных ещё не обыскали, то украинские солдаты не могли точно знать, вооружены ли они», — говорит эксперт.

Вукусич добавила, что действия стрелявшего россиянина тоже имеют ключевое значение, поскольку их могут расценить как «вероломство» — имитацию сдачи в плен в качестве уловки для достижения превосходства над украинцами, — что в соответствии с Женевскими конвенциями тоже является военным преступлением.

«Вполне возможно, если бы этот парень не открыл огонь, все они были бы захвачены в плен и выжили бы», — добавила Вукусич.

Видеоролики из Макеевки вызвали бурю негодования со стороны российских военных комментаторов. Популярный активист и блогер Владлен Татарский обратился к россиянам с призывом в Telegram: «Смотрите все. Смотрите несколько раз, чтобы лучше понимать, с кем мы воюем». 

«Пока все выродки не умрут, ни один русский не должен жить и спать спокойно», — добавил он.

В пятничном вечернем выпуске новостей на государственном «Первом канале» ведущий сказал, что эти видеозаписи — доказательство того, что киевское правительство совершает военные преступления. В репортаже своё мнение озвучил и политолог Владимир Корнилов, который сказал, что «никто не обвиняет Украину в военных преступлениях на Западе, потому что они убивают-то русских». А в новостном репортаже на государственном телеканале «Россия» Запад обвинили в «организованном молчании» по поводу военных преступлений Украины.

Российский совет по правам человека заявил, что отправит видео в международные организации. Следственный комитет страны уже возбудил уголовное дело по факту расстрела военнопленных.
По словам Вукусич, прокурор Международного уголовного суда, скорее всего, изучает этот эпизод, учитывая то внимание, которое он к себе привлёк. Для проведения расследования нужно будет выехать на место происшествия, установить, где все находились, собрать гильзы, провести патологоанатомические и судебно-медицинские исследования тел, а также тщательно изучить действия украинского отряда после расстрела.

По словам Вукусич, следователям также придётся проверить, демонстрировал ли украинский отряд подобное поведение прежде, какая сторона в момент инцидента была в меньшинстве, были ли поблизости чьи-то войска и, если были, то чьи.

Эксперт добавила, что у украинских властей есть возможности и средства для проведения расследования и они должны передать все улики и материалы с абсолютной прозрачностью.

«Они должны воспользоваться этой возможностью, чтобы отправить чёткий сигнал: мы не хотим грязной войны. Мы хотим сражаться достойно и законно», — сказала эксперт.


Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2022 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика