«Виновны в убийстве 298 раз»

18.11.2022, 0:55, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

Почему процесс и приговор по делу «Боинга» важны именно сейчас. Объясняет Павел Каныгин, 8 лет занимавшийся в «Новой» расследованием трагедии MH17.

В окружном суде Гааги, который проходит в Схипхоле, вынесен приговор в отношении двух россиян и украинца, обвиняемых в непреднамеренном убийстве пассажиров рейса МН17 в небе над Донбассом 17 июля 2014 года. Виновными признаны

полковник ФСБ в отставке Игорь Гиркин (Стрелков),
отставной офицер МО РФ Сергей Дубинский,
украинец Леонид Харченко.

Суд заочно приговорил их к пожизненному сроку заключения.

Олег Пулатов, единственный из четырех фигурантов, который принимал участие в суде через своих адвокатов, признан невиновным.

Также суд постановил присудить семьям погибших 16 млн евро компенсаций — их должна заплатить тройка преступников.

Суд не увидел никаких обстоятельств, смягчающих вину Гиркина, Дубинского и Харченко. Более того суд счел неуважением к себе тот факт, что обвиняемые не явились на процесс и на протяжении всего рассмотрения дела называли доказательства стороны обвинения манипуляцией. «Это только отягчает их положение», — пояснил председательствующий судья Стинхус.

2019 год. На пресс-конференции Международной следственной группы (JIT) в Ньювегейне, Нидерланды, журналистам показали портреты обвиняемых. Фото: Павел Каныгин

Если в отношении приговора сенсации не случилось, то по обстоятельствам расследования в Схипхоле прозвучало несколько неожиданных вещей. Например,

суд определил случившееся в Донбассе как международный конфликт, а Россию — как сторону, ответственную за действия сепаратистов:

«Суд установил, что такой контроль имелся. Многие командиры и руководители «ДНР» имели российское гражданство. Например, доклады премьера «ДНР» Александра Бородая направлялись в Москву почти каждый день. [Помощник президента РФ Владислав] Сурков говорил Бородаю, что он находится на связи со всеми причастными военными командирами. А 21 июля, на четвертый день после гибели МН17, Бородай звонил на российский номер, желая говорить с «начальником» и получить совет, как ему быть после крушения самолета и что делать с черными ящикам. Также Бородай хотел знать, что говорить прессе. Тот факт, что он выразил желание говорить с неким «начальником», доказывает суду, что он имел в виду российских руководителей».

Фрагменты ракеты ПЗРК «Бук» с серийным номером показали журналистам на пресс-конференции в Нидерландах в 2019 году. Фото: Павел Каныгин

Еще один вывод суда касается пристрастности госкомпании «Алмаз-Антей», которая активно желала участвовать в расследовании. Так, суд признал, что:

значительное число материалов, представленных госкорпорацией «Алмаз-Антей» следователям JIT, были сфальсифицированы. А сам концерн желал манипулировать следствием, а не добиваться беспрестанного поиска истины;
«Алмаз-Антей» не обладает независимостью. А тот факт, что компания является разработчиком системы «Бук» не является доказательством экспертности в конкретном деле.

По мнению суда, обилие разноплановых доказательств — аудио, видео очевидцев, личных показаний свидетелей, а также снимков со спутника — опровергает позицию российской стороны, согласно которой все доказательства являются подделкой. Изучив версию РФ о том, что стрельба по «Боингу» велась из села Зарощенское украинскими военными, суд назвал ее «фантастикой»: при огромном количестве доказательств, указывающих на запуск ракеты из Первомайского (находившегося под контролем ДНР), найти убедительные подтверждения стрельбы из Зарощенского следствие так и не смогло.

При установлении вины фигурантов суд во многом опирался на перехваты телефонных переговоров между четверткой обвиняемых. Также суд пришел к выводу, что

запуск «Бука» был совершен с умыслом уничтожить военный самолет, соответственно, пассажирский лайнер был сбит по ошибке.

Сегодня, спустя восемь лет после трагедии в небе над Первомайским, официальная Москва не скрывает характера своих намерений в Украине, но продолжает отрицать всякую причастность к преступлениям против мира. И вердикт суда в голландском Схипхоле, по сути, является первым судебным решением в отношении представителей российского государства, совершивших военное преступление.

И хотя международное расследование (JIT) указывает, что не считает обвиняемых в этом преступлении жителей РФ Игоря Стрелкова-Гиркина, Сергея Дубинского, Олега Пулатова и украинца Леонида Харченко официальными должностными лицами,

все понимают, что, занимаясь логистикой зенитного комплекса «Бук» и направляя его на «боевое дежурство», эти четверо осуществляли умысел российского правительства. Этот умысел заключался в установлении контроля над воздушным пространством в Донбассе,

для чего и был необходим зенитно-ракетный комплекс «Бук».

Из обнародованных следствием телефонных перехватов мы знаем, что для устранения воздушной угрозы со стороны ВСУ командиры «ДНР» остро нуждались в дальнобойной зенитной артиллерии. На ее отсутствие еще в начале лета 2014 года много жаловался Стрелков-Гиркин — например, в своих беседах с главой <…> Крыма Сергеем Аксеновым и его соратником Михаилом Шереметом. Те обещали решить вопрос с вышестоящими начальниками. И, судя по всему, решили. В начале июля 2014 года [представители ЛДНР] стали сбивать военные цели, доступные только для дальнобойных ЗРК.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета


Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2022 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика