Мнение: Чем занимались в американских биолабораториях на Украине

22.03.2022, 19:32, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

Фактический анализ опубликованных документов касающихся американских биолабораторий на Украине.

Изучение патогенов конго-крымской лихорадки во Львове вели с грубым нарушением всех мыслимых норм — первая часть анализа материалов Минобороны России по украинским биолабораториям от команды «Рыбаря»

Мы внимательно проанализировали архив документов (https://t.me/rybar/28913), опубликованных Минобороны России 17 марта 2022 года. К сожалению, 80% материалов — это самые обычные и рядовые документы, на основании которых ряд выводов делать преждевременно. В слайдах (https://disk.yandex.ru/d/Y8zIZLLNV6M9Fg) описана громкая история, тогда как в вещдоках (https://disk.yandex.ru/d/ndINmQKPfDRM0w) — скромная бюрократия, которую при желании можно легко защитить силами хорошей юридической фирмы.

Но среди всего массива мы сумели вычленить главное — и это перекрывает все прочие недочёты.

Сперва пройдёмся по основным тезисам:

▪️ По птичьему гриппу: опубликованы проектные рабочие документы с минимальным содержанием информации и большим количеством заявленных планов, 70% из которых не будет выполнено никогда (кто писал заявки на грант — знает). На основании только этих документов какие-то выводы сделать невозможно.

▪️ По летучим мышам: была предпринята попытка построить систему эпиднадзора со сбором образцов и определением источников. Но из документов следует лишь то, что это проектные документы, описывающие программу потенциально двойного назначения.

С учётом того, что Европейский центр по контролю заболеваемости всё свою единую сеть толком выстроить не может, а уж тем более включить в неё страны вне ЕС, то создание сети наблюдения на Украине — скорее, из области не очень научной фантастики.

Это, кстати, отвергает и многие оправдания со стороны апологетов этих программ. Американцы всё родную им систему Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC) никак в порядок не приведут, а тут предполагается выстраивать такую большую программу в стране, где вся инфраструктура сломана.

▪️По передаче биоматериала в другие страны: это рядовая практика. Украинская сторона легко может оправдаться, сказав, что они бедные и у них оборудования своего нет (то, что они развалили советские лаборатории и сами поставили себя в зависимость —, это уже другой разговор), А он населении, мол, заботится нужно.

Единственное, за что можно зацепиться — это отправка документов в Центр Лугара в Грузии, который неоднократно становился фигурантом скандалов. Но мы уверены, что сейчас американские кураторы уже подчистили лишние документы.

 Интересным документом является продление проекта UP-8, одним из целей которого ставится изучение особо опасного вируса конго-крымской лихорадки. Проект подразумевает оценку уровня заболеваемости ею на Украине и, в потенциале, проведение дифференциальной диагностики для отличия данной лихорадки от лептоспироза. Этим объясняется наличие во Львове 200+ образцов лептоспироза.

Но это нисколько не объясняет, почему проекты, связанные с конго-крымской лихорадкой, изучали в лаборатории уровня BSL-2. По всем требованиям такие исследования данного вируса должны проводиться в лаборатории уровня BSL-4, которых на Украине нет (https://t.me/rybar/28166). Налицо грубейшее нарушение всех требований по работе со смертельно-опасными патогенами: заботой о здоровье и жизни населения региона там и не пахнет.

Но факт нарушения требований проведения исследований осложняется ещё и тем, что к исследования в рамках проекта UP-8 была допущена фирма, которая не имеет никакого отношения к здравоохранению и биотехнологиям.

Подряд на проведение проекта заключен с американской фирмой Black & Veatch, которую ничем иным, кроме как частью научно-технической разведки США в регионе считать мы не можем. К здравоохранению фирма тоже отношения не имеет. B&V официально никогда не была связана с эпидемиологией. Это строительная фирма, оказывающая услуги очень широкого профиля. Выделяемые суммы достаточно малы (1-2 млн долларов) и в США их хватило бы лишь на оплату труда 10 сотрудников в течении года (без закупки реактивов и иных расходников).

В открытых источниках есть всего лишь одна единственная работа (https://fjfsdata01prod.blob.core.windows.net/articles/files/589464/pubmed-zip/.versions/2/.package-entries/fcimb-10-589464.pdf?sv=2018-03-28&sr=b&sig=QenuF1nbTyxYYfzqeFtC9XFgUn3fvZynitGkhrPdbkQ%3D&se=2022-03-19T15%3A35%3A32Z&sp=r&rscd=attachment%3B%20filename%2A%3DUTF-8%27%27fcimb-10-589464.pdf) на тему изучения конго-крымской лихорадки во Львове со стороны Black & Veatch. С самим патогеном там не работали, а изучали анализы крови 996 жителей на наличие антител (что подразумевает контакт с инфекцией).

И в 16 образцах антитела были обнаружены, что вообще-то близко показателям эндемичного региона, где регулярно регистрируются случаи заболевания. При том, что исследование не требует особых затрат времени, становится непонятно, почему данный проект выполняется уже несколько лет.

Компанию B&V в исследовании представляла Олёна Нестерова. Дело в том, что у неё критически малое количество (https://scholar.google.com/citations?user=Nde-0LIAAAAJ&hl=en&oi=ao) научных публикаций (всего четыре штуки, из них две — на украинском языке) и нет степени хотя бы кандидата наук. И такой человек проводит проект, связанный с конго-крымской лихорадкой, в лаборатории BSL-2, что является прямым нарушением всех мыслимых норм. Но зато после завершения исследования её поставили руководить (https://www.linkedin.com/in/olena-nesterova-a8409111b/?originalSubdomain=ua) Исследовательским институтом публичного здравоохранения.

Люди, жившие в советскую эпоху, начнут вспоминать практику работы в «ящиках»: существовали НИИ, где из всей открытой информации был один лишь почтовый адрес, а люди проводили засекреченные исследования. После того, как сотрудники таких предприятий уходили на «гражданку» на хорошие должности, их легко можно было вычислить по отсутствию минимального научного бэкграунда в открытых источниках.

Руководителем со стороны Black & Veatch является Ланс Липпенкот, который работает (https://www.linkedin.com/in/lance-lippencott-56861832/) на Украине уже 11 лет, но не имеет профильного образования. Это выпускник «Вест-поинта», инженер-аэромеханик, не имеющий никакого отношения к биологии и уж тем более биотехнологиям. Человек с военным прошлым и без военного настоящего.

Что мы имеем в сухом остатке?

▪️ Есть убедительные доказательства того, что американцы действительно курируют украинские биолаборатории.

▪️ Есть явные указания на то, что проводимые там программы не очень соответствуют декларируемым целям.

▪️ Там потенциально ведётся разработка проектов двойного назначения.

▪️ Курируют это люди из военной среды, которые ни к здравоохранению, ни к биотехнологиям отношения не имеют.

▪️ Под эту историю подгоняются научные работы, которые лепятся «для галочки» профессионалами очень низкого класса, а на достаточно простой проект уходит несколько лет. А одна из его главных исполнителей по итогу получает важную и ответственную должность, абсолютно не соответствующую её компетенциям.

(с) Рыбарь

https://t.me/rybar/29391 – цинк

Источник: Colonel Cassad



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика