Божьи кощунницы: 10 лет спустя

20.02.2022, 19:06, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

21 февраля 2012 года в храме Христа Спасителя прошел панк-молебен Pussy Riot. Накануне «юбилея» СК решил возбудить новое дело против лидера группы.


Акция в поддержку участник группы Pussy Riot. Фото: EPA

О самом креативном событии протестной зимы 2011–2012 годов помнят не только «православная общественность» и культурный андеграунд. Российская репрессивная машина также не забывает о дерзких феминистках, однажды попавших в ее жернова, но не перемолотых ими. 17 февраля стало известно, что СК заинтересовался постами в соцсетях неформальной солистки Pussy Riot Надежды Толоконниковой (она признана в РФ «иноагентом») на предмет «оскорбления чувств верующих» (ст. 148 УК РФ). Активистка вызвана на допрос, но вряд ли явится на него, поскольку, по сведениям «Новой», находится в США.

«Черная ряса, золотые погоны»

Четыре девушки в балаклавах и нелепых разноцветных платьях вбежали 21 февраля 2012 года на солею храма Христа Спасителя (ХХС) и в течение нескольких секунд что-то выкрикивали, совершая ритмичные движения, крестясь и кланяясь. В храме почти не было людей, но охрана быстро «пресекла безобразие».

Двумя днями ранее группа Pussy Riot сняла аналогичный перформанс в Елоховском соборе, но он не привлек внимания «православной общественности». Из фрагментов двух акций был смонтирован знаменитый ролик панк-молебна «Богородица, Путина прогони!», который сегодня уже нельзя найти в открытом доступе. Как бы ни относиться к панк-молебну, но именно он стал точкой отсчета нового периода государственно-церковных отношений в России, кардинально отличающегося как от советского, так и от первого постсоветского.

Политическим фоном акции были белоленточные протесты, вызванные фальсификацией парламентских выборов. А непосредственным поводом стало официальное выдвижение Путина на третий срок, спорное с точки зрения Конституции, и «сакрализация» этого патриархом Кириллом на торжественной встрече 8 февраля. Тогда Кирилл произнес знаменитую фразу об «исправлении» Путиным «кривизны нашей истории». «Патриарх Гундяй верит в Путина», — прокричали девушки на солее и попросили Богородицу прогнать Путина.

Как минимум две участницы панк-молебна — Мария Алехина и Екатерина Самуцевич — называли себя православными и считали акцию не только политическим, но и внутрицерковным протестом.

«Панк-молебен, — сказал «Новой» доктор философских наук епископ Григорий (Лурье) (Российская православная автономная церковь), — выразил разочарование паствы РПЦ, что на уровне руководства она не стала религиозной организацией. Десять лет назад только художественно одаренные личности почувствовали это. Сейчас это стало мейнстримом». Задача свободного художника — увидеть и показать то, что еще не заметно всем. Разумеется, патриарх и «сознательная часть» РПЦ не прислушались к «хулиганкам», но их услышало светское общество и — в какой-то мере — политическое руководство. По словам режиссера Евгения Митты, снявшего фильм о Pussy Riot «Выступление и наказание»,

после панк-молебна «власть стала осторожнее в использовании церкви в своих интересах.

Многие важные явления культуры поначалу носили эпатажный скандальный характер. Так, например, воспринимали Высоцкого. А потом это становится неотъемлемой частью культуры. Значимые явления в ней появляются как бы из контркультурной провокации».

Екатерина Самуцевич, Мария Алехина и Надежда Толоконникова в суде, 2012 год. Фото: Станислав Красильников / ТАСС

Если бы Московская патриархия не перешла некую «красную линию» в политизации церкви, то панк-молебен не получил бы такого резонанса, не попал бы в точку. Неслучайно патриарх Кирилл добивался максимально жестокого наказания «хулиганок», хотя даже ключарь ХХС протоиерей Михаил Рязанцев утверждал, что храм не осквернен и нет смысла раздувать инцидент.

В РПЦ возникло целое движение под лозунгом «Простить дурочек», которое направляло коллективные письма в патриархию и Кремль. Но Кирилл выступал под другим лозунгом: «Простить было бы некорректно»

(произнесен в том же году, но по другому поводу). За пару недель до инаугурации «Путина второго пришествия», в конце апреля, он провел свой «молебен ненависти» у того же ХХС, где, потрясая гвоздем из Креста Господня, требовал «строго наказать кощунниц» и «пресечь соблазн». Кирилл добился внесения в УК РФ статьи «Оскорбление чувств верующих» и назвал «предателями в рясах» священников, выступающих с христианской проповедью всепрощения. 2012-й стал не только годом персональной пиар-катастрофы Кирилла (истории с нанопылью и исчезающими часами Breguet, но и годом пустеющих храмов, куда перестали ходить думающие люди, почувствовавшие «дехристианизацию» РПЦ. «Именно реакция на панк-молебен превратила Московскую патриархию в субъект гонений на свободу, создала из патриархии образ врага для светского общества», — констатирует епископ Григорий (Лурье).

Фото: РИА Новости

Феминистки из Pussy Riot сами не ожидали столь глобальных последствий своей акции. В своем последнем слове в Таганском суде Мария Алехина недоумевала: «Как вышло, что наше выступление, будучи изначально небольшим и несколько нелепым актом, разрослось до огромной беды? В здоровом обществе такое невозможно. РФ как государство давно напоминает насквозь больной организм».

С приговором Pussy Riot закончился относительно «конструктивный» период патриаршества Кирилла и начался реакционный.

Эта перемена стала проекцией общей социально-политической деградации в стране. Как заметил работавший тогда в Москве украинский режиссер Игорь Малахов, «на путинской «двушечке» закончилась эпоха в России, когда можно было говорить вслух. Стало душно, история катилась к войне… Панк-молебен — Поступок и Явление, точно попавшие в цель».

Формула невменяемости

Преодолевая инертность церковной массы, не ставшей бурно реагировать на панк-молебен, патриархия запустила добровольно-принудительный сбор подписей «за наказание кощунниц» по всем своим монастырям и храмам. Батюшки и тетушки за свечными ящиками убеждали прихожан и случайных захожан, что ХХС все-таки осквернен, что слово Pussy имеет очень неприличное, антиправославное значение, а иногда еще и шепотом рассказывали об акции группы «Война» в зоомузее, в которой участвовала Надежда Толоконникова (внесена Минюстом РФ в список «СМИ-иноагентов»). Эти «пикантные» детали отвлекали внимание от сути панк-молебна и побуждали ненавидеть его участниц. Такую «выученную» интеллектуальную слепоту профессор культурологии Елена Волкова называет «Формулой невменяемости». Ученая видит ее действие не только в реакции на Pussy Riot, но и в таких конфликтных зонах современного общественного сознания в России, как отношение к Сталину и ГУЛАГу, к советскому и дореволюционному, к Украине и Крыму: «Уж сколько было написано и сказано о жесточайших массовых репрессиях, а любовь к Сталину растет!»

Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

С другой стороны, для секулярного общества, особенно политически активного, панк-молебен стал неким источником вдохновения и тайных надежд. «Pussy Riot показали, что вот можно и так, и весь мир поддержит, — говорит историк Ирина Карацуба. — Можно растоптать якобы сакральное, можно всех назвать своими именами — и президента, и патриарха». Особый социальный вес панк-молебну придала болезненная реакция на него власти. По словам режиссера Игоря Малахова,

«из-за реакции Путина и всей госмашины на «юную девичью шалость» панк-молебен стал серьезным историческим явлением, которое войдет в учебники».

Кажется, что руководство РПЦ до сих пор в шоке от события 10-летней давности. После 2012 года процессы клерикализации в РФ заметно затормозились — например, патриархия уже не ставит вопрос о «Законе Божием с 1-го по 11-й классы», как это было в начале патриаршества Кирилла. Роль официального культа в РФ постепенно взяла на себя «Великая Победа», а РПЦ сместилась ближе к периферии, получив служебную роль в обслуживании этого культа. Это хорошо заметно по идеологическим акцентам, расставленным в символике «главного храма Вооруженных сил» в подмосковной Кубинке, где на первом месте милитарная атрибутика, а задача церкви — «освящать» ее, не ставя лишних вопросов.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Изображены руководители нашего государства, в том числе среди народа»

Почему Главный храм ВС РФ украсили мозаиками с лицами Владимира Путина и Иосифа Сталина

В отличие от 2012-го, духовенство в регионах сегодня гораздо больше зависит от местных администраций, чем от патриархии, которая, в свою очередь, целиком зависит от Кремля, а не от собственной паствы. Основную долю церковного бюджета ныне составляют прямые и косвенные дотации из бюджетов разного уровня и от аффилированных государством компаний, а пожертвования более-менее состоятельных частных лиц почти незаметны.

Теология травмы

В российской контркультуре у Pussy Riot были свои предтечи. Первопроходцем современного антиклерикального акционизма стал в 1998 году Авдей Тер-Оганьян, рубивший топором софринские иконы в московском Манеже в рамках перформанса «Южный безбожник». Затем, в 2003-м, была выставка «Осторожно, религия!» в Сахаровском центре, которую громил нынешний митрополит Екатеринбургский Евгений (Кульберг). Двое участников той выставки погибли в эмиграции при загадочных обстоятельствах. В 2007-м было «Запретное искусство — 2006», увенчавшееся уголовным делом, а в 2008-м — «Ментопоп», когда участники группы «Война», облаченные в рясу и милицейскую фуражку, бесплатно и безнаказанно выносили продукты из магазина.

Духовным преемником (если так можно выразиться) Pussy Riot стал Петр Павленский, ныне живущий во Франции. Его первая громкая акция — «Шов» — проходила в дни суда над «кощунницами» в знак солидарности с ними. Павленский пришел с зашитым нитками ртом к Казанскому собору Петербурга, держа в руках цитату из Евангелия от Матфея (21: 12-13): «И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей. И говорил им: написано: «дом Мой домом молитвы наречется»; а вы сделали его вертепом разбойников». Следующие акции Павленского также имели христианский подтекст и были сопряжены со страданиями и травмой. Это акции «Туша» (скорчившееся тело внутри колючей проволоки); «Фиксация» (тело, прибитое к Красной площади, добровольно отданное власти); «Свобода» («Евромайдан» с горящими покрышками в Петербурге) и «Угроза» (поджог двери ФСБ на Лубянке).

Как напоминает профессор Елена Волкова, «травмированное истязаемое тело — ключевой символ христианства, в центре которого оклеветанный, оплеванный, избитый и распятый Бог. Телесная травма — и ключевой образ акционизма… Петр Павленский отождествляет себя с жертвами государственного насилия, его тело — это собирательный образ искалеченных людей, оклеветанных, беспомощных, изможденных и отвергнутых». Цель его страданий — освобождение людей от страха перед жесткой властью: «Он ведь в одиночку бросает вызов всей репрессивной машине». Глядя на добровольно страдающего художника, равно как и на добровольно страдающего Христа, люди призываются пересмотреть отношение к животному инстинкту страха. «С помощью этого инстинкта аппараты власти управляют нами и лишают нас жизни», — говорит Павленский. Акции Павленского — символы освобождения.

Реакцией РПЦ на всплеск антиклерикального и антиавторитарного акционизма стала инквизиция: досталось не только явным «кощунникам», но и косвенным — театрам, музеям, выставочным залам, даже открытым эстрадам, типа той, которую разгромил в Москве о. Дмитрий Смирнов с прихожанами только потому, что звуки концерта якобы мешали ему служить всенощную.

Хотя сегодня в РФ уже нет таких громких конфликтов, как запрет оперы «Тангейзер» или поджоги кинотеатров из-за фильма «Матильда», но по мелочи инквизиция продолжает работать.

Например, в самом конце прошлого года группа православных добилась отмены симфонических концертов в петербургском храме Спаса на Крови, который имеет статус музея.

Скоревшее крыльцо ККЦ «Космос» в Екатеринбурге, где собирались демонстрировать фильм «Матильда». Фото: РИА Новости

Инквизиторская энергия теперь канализирована в русло 148 статьи УК — чувства верующих (которые не поддаются никакой юридической дефиниции) можно оскорбить чем угодно. Соответственно этому измельчало и общественное сопротивление — оно трансформировалось во флешмоб с размещением фото разной степени обнаженности на фоне храмов. Конечно, участие в нем требует определенного мужества (ведь за ним нередко следует арест), но оно не несет такого смысла или протестного заряда, как панк-молебен.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Чувство мундира

В целях защиты сакральных городских видов в РФ начали сажать

Как замечает епископ Григорий, «большое искусство касается только общественно значимого. А когда молодежь (особенно школьники) и так жестко антиклерикальна, то такой акционизм тавтологичен, неинтересен. То, что открыли Pussy Riot, сейчас стало тривиальным».

Силовое сопровождение против участников акции в поддержку панк-молебна в ХХС. Фото: Александра Мудрац / ТАСС

***

У РФ исторически сложились очень непростые отношения с религией. Дореволюционное «казенное православие» переросло в советский воинствующий атеизм, на смену которому пришел причудливый микс того и другого.

В качестве священников в храмах РПЦ нередко служат бывшие замполиты и парторги, а благочестивые бабушки называют себя «православными коммунистками», исправно голосуя за Путина и КПРФ.

Если советская зрелищная культура паразитировала на обрядах дореволюционного православия, то современная церковная пропаганда использует язык воинствующего атеизма для борьбы с бесчисленными «врагами церкви».

«Гибридное» православие вызревало в нашей стране давно — еще с «декларации» митрополита Сергия «Ваши радости — наши радости» 1927 года и со сталинского переучреждения патриархии в 1943 году. Но если противоестественное положение советской церкви объяснялось гонениями и несвободой, то нынешний гибрид — плод добровольного выбора, отвержения слов Христа «Царство Мое не от мира сего». Замечательный образ отца Звездония, казавшийся карикатурно-гротескным еще десятилетие назад, сегодня, к сожалению, уже не вызывает улыбки. Владимир Войнович сам удивлялся точности своего пророчества так же, как удивлялись незапланированным смыслам своей акции «хулиганки» из Pussy Riot. Эти образы и смыслы были открыты им свыше…

Александр Солдатов, обозреватель «Новой газеты»

Автор выражает благодарность за консультации культурологу профессору Елене Волковой.

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика