NYT – роль китайцев в «Щелкунчике» пересматривается на фоне пандемии

01.12.2021, 14:04, Новости дня
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Балетные труппы в разных странах пересматривают изображение азиатов в «Щелкунчике», чтобы противодействовать старым стереотипам о китайской культуре. Это стало особенно актуально сейчас, когда карантинные ограничения немного смягчились и театры вновь открыли свои двери для публики — пытаясь в то же время устранить негативное отношение к китайцам, которое возникло у некоторых после появления коронавируса, пишет The New York Times.


Reuters

Классический рождественский балет «Щелкунчик» вернулся на сцены мировых театров после долгого перерыва, вызванного ограничениями из-за коронавируса. Однако в этом году многие балетные труппы решили внести изменения в этот спектакль. Зачастую это связано со стремлением устранить признаки «расовой дискриминации» и сгладить негативное отношение к выходцам из Азии, которое наблюдается у некоторой части общества после распространения вируса COVID-19 из Китая, сообщает The New York Times.

Например, в сцене «Дворец сластей Конфитюренбург» из балета «Щелкунчик» в этом году появился новый персонаж — «энергичный и похожий на супергероя» сверчок по имени Зелёный Чай, миссия которого — «противодействие стереотипам о китайской культуре», говорится в статье. Компания Tulsa Ballet в своем стремлении отказаться от «устаревшего изображения» азиатов наполнила свою постановку элементами восточных единоборств, обратившись за консультацией к мастеру из Китая, и классического китайского танца.

Некоторые труппы практически полностью переработали китайский танец, считая, что так он найдёт больший отклик у современной аудитории. Компания Colorado Ballet представила в этом месяце «Щелкунчика» с новыми костюмами, которые присутствовали и в китайском танце. По замыслу постановщиков, радужные цвета появляющегося на сцене дракона — это напоминание об азиатской уличной еде, поясняется в статье.

Преподаватели и студенты Батлеровского университета в Индианаполисе в этом году решили переименовать знаменитую сцену «Чай», назвав её «Борода дракона» в честь популярных китайских сладостей. Основой для хореографии в этой обновлённой сцене стала мифическая фигура Короля обезьян из классической китайской литературы. Как пояснили авторы инициативы, они испытывали большую неловкость от предыдущего изображения национальных танцев в «Щелкунчике», поскольку ощущали, что традиционная культура других народов в них «низводится до карикатурного уровня». 

А Бостонский балет решил добавить новую сцену па-де-де, в основе которой лежит традиционный китайский танец с лентами. «В этом году все многое поняли. А я просто хочу сделать так, чтобы абсолютно ничто нельзя было рассматривать как оскорбление китайской культуры. Мы смотрим на всё через призму разнообразия, справедливости и инклюзивности. Таков путь в будущее», — пояснил в интервью The New York Times постановщик танца с лентами Микко Ниссинен, занимающий пост художественного руководителя Бостонского балета.

В обновлённых постановках этого года многие отбрасывают такие демонстративные элементы, как бамбуковые шляпы или «утрированные движения пальцами», использованные ранее в сцене «Чай» во втором действии балета, где танцоры исполняют короткий китайский танец. Берлинский государственный балет в этом году решил вообще отказаться от показа «Щелкунчика» из-за «расистского изображения азиатов», сообщается в статье. В официальном заявлении на эту тему сообщается, что берлинская труппа ищет возможности для постановки балета «в ином контексте», чтобы можно было вернуть на сцену обновлённую версию.

Такие радикальные перемены стали результатом усилий многих исполнителей и активистов, которые активно пытались привлечь внимание к «азиатским стереотипам» в «Щелкунчике», поясняет автор. Некоторые прославленные коллективы, в том числе Нью-Йоркский балет и Королевский балет Лондона, ещё несколько лет тому назад внесли коррективы в китайский танец — отказавшись, в частности, от тонких висячих усов у танцоров-мужчин, которые использовали раньше как традиционный элемент азиатской культуры. 

Однако за последние пару лет эти усилия «обрели особую актуальность» в связи с тем, что за период пандемии COVID-19 в мире резко возросло число преступлений против выходцев из Азии, совершаемых на почве ненависти и попыток обвинить их в распространении вируса, отмечается в статье. Кроме того, повышенное внимание стала привлекать тема «расовой дискриминации» в сфере культуры, включая классическую музыку и танец.

В связи с этим активисты призывают различные культурные институты активнее продвигать азиатских певцов, танцоров, хореографов и композиторов, чтобы противодействовать негативным тенденциям, пишет The New York Times. Некоторые театры также решили по-новому взглянуть на традиционные классические составляющие своего оперного репертуара, такие как «Мадам Баттерфляй» и «Турандот», где содержатся, по мнению некоторых, сцены с «карикатурами расистского свойства». В частности, Boston Lyric Opera проводит общественные дебаты для публичного обсуждения ряда классических спектаклей и «присутствующих в них стереотипов», говорится в статье. 

«Люди наконец-то начинают осознавать: то, что мы ставим на сцене, влияет на нас и в обычной жизни», — подчеркнул в интервью The New York Times художественный распорядитель и бывший танцор Фил Чан, возглавивший кампанию по переосмыслению «Щелкунчика». Ещё в 2018 году Чан начал кампанию под названием «Последний поклон жёлтому лицу», призывая отказаться от «устаревших и оскорбительных стереотипов» в балете, и смог собрать около тысячи подписей поддержавших его инициативу танцоров, хореографов, администраторов и педагогов.

В то же время движение за «отказ от расистских элементов» в танце не обошлось без скандалов, особенно в Европе, отмечается в статье. Шотландский балет в этом году решил отказаться от «карикатурных элементов» в «Щелкунчике», к числу которых были отнесены такие движения, как традиционное покачивание головой и хвосты в причёсках. Кроме того, роль волшебника Дроссельмейера там начали исполнять как мужчины, так и женщины. «В итоге мы можем радоваться тому, что ставим на сцене, вместо того чтобы защищать это», — заявил в интервью The New York Times Кристофер Хэмпсон, художественный руководитель Шотландского балета.

Однако не всем пришлись по вкусу такие нововведения. Например, решение Берлинского государственного балета временно убрать в этом году из репертуара балет «Щелкунчик» разозлило некоторых критиков, заговоривших о свободе выражения. «Люди не дураки. Они могут мыслить самостоятельно и не нуждаются в «защите» от искусства, которое объявлено неполиткорректным теми, кто пытается навязывать всем нам своё мировоззрение», — заявил в этой связи Роджер Кёппель, бывший редактор немецкого издания Die Welt. 

«Почему это «расизм» — представлять самые узнаваемые отличительные черты культуры? В 2021 году даже балет не защищён от полиции политкорректности», — отмечается в комментарии ещё одного обозревателя в отношении новой постановки «Щелкунчика», которая была показана в ноябре на российском государственном телевидении.

Для многих балетных коллективов в разных странах «Щелкунчик» традиционно является практически главной постановкой года и играет роль «финансового спасательного круга», принося значительную долю кассовых сборов. Поэтому и ставки здесь очень высоки, подчёркивается в статье. Танцоры и художественные руководители театров говорят, что переосмысление «Щелкунчика» на новый лад крайне важно, чтобы привлечь больше разнообразной аудитории.

Однако некоторые уверены, что ещё многое в классической версии «можно улучшить», пишет The New York Times. В свою очередь, танцоры и хореографы азиатского происхождения говорят, что изменения в «Щелкунчик» надо было вносить ещё давно. Как рассказал хореограф Tulsa Ballet Ма Конг, который вырос в Китае, он был смущён и растерян, когда впервые увидел постановку «Щелкунчика» со «стереотипными костюмами и чрезмерным гримом». По его словам, он подумал тогда, что это выглядит «совсем не по-китайски». 

Хореограф пояснил, что рост негативных настроений и насилия в отношении выходцев из Азии в период пандемии, включая распространение таких фраз, как «китайский вирус», побудил его включить в новую постановку дополнительные элементы китайской культуры. «Всё можно выразить одним простым словом — уважение. Очень важно уважительно относиться к любой культуре и быть как можно ближе к оригиналу», — заключил Ма Конг в интервью The New York Times.

 



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика