Край неодиноких стариков

30.11.2021, 11:56, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

Как организовать паллиативную помощь на отшибе и сделать Дом милосердия селообразующим предприятием.

В Доме милосердия в Поречье. Фото: Юрий Козырев / «Новая»

Метаморфозы

В доме пахнет яблоками и клюквенным киселем. Тут принято переобуваться в тапочки, а работать на голодный желудок и без кофе — нет. В столовой на втором этаже изразцовая печь, на потолке лепнина, на кулере с водой — чехол, раскрашенный под гжель. За большим общим столом с вышитыми салфетками ест персонал и пациенты.

Время утренних процедур. Помощница по уходу Аня говорит, что сейчас будет парить ноги девочкам из палаты напротив. Видя немой вопрос объясняет:

— Вы же знаете, какая бывает у пожилых грубая кожа на ступнях? От этого могут быть мозоли, трещины, даже ранки. Мы парим ноги, убираем огрубевшую кожу, кремом мажем, чтобы пяточки были, как у младенца.

Дом милосердия кузнеца Лобова расположен в историческом здании в селе Поречье-Рыбное Ярославской области. В 1867 году купцы Устиновы передали часть своей усадьбы под больницу для бедных. С тех пор здесь всегда были медицинские учреждения: больница, родильный дом, отделение сестринского ухода, а теперь — Дом милосердия фонда «Вера».

Валентина Леонидовна работает здесь с 1975 года. Она родилась и выросла в Поречье. Когда закончила медучилище, в селе еще была больница, и Валентина работала в ней медсестрой. В 2001 году больницу перепрофилировали в отделение сестринского ухода и административно подчинили Ростовской ЦРБ. Сюда в основном попадали одинокие старики, за которыми некому было ухаживать, и терминальные онкопациенты. Валентина Леонидовна рассказывает:

— Ничего не было: ни кроватей нормальных, ни памперсов, ни лекарств, ни холодильников. Денег не выделяли ни на что. К нам привозили стариков, мы заключали с ними договор, получали по нему 75% их пенсии, на это и выкручивались.

Старались, конечно, побольше народу класть, иначе было не выжить.

В Ростовской больнице, вспоминает Валентина, ее заставляли «все считать и за все отчитываться».

— Вплоть до таблеток хлорки: сколько хлорки на наш метраж нужно, выясняли. Возмущались, почему так много уходит. Я им однажды ответила: у нас памперсов нет, лежачие больные, у нас везде моча и кал, что вы хотите? У нас тогда две прачки было, так они круглосуточно кипятили, гладили, дезинфицировали белье.

Хоть оно уже не отстирывалось от пятен, а новые простыни по нормам выдают раз в несколько лет. Я сейчас не могу уже представить, как мы тогда выдерживали. Нас было-то: я, врач Нина Николаевна, одна младшая медицинская сестра, да повар с кастеляншами. Медперсонала, получается, три человека. Лекарств всего и было, что маленькая коробочка. Никаких обезболивающих сильных: анальгин с димедролом. А пациенты были тяжелые. Бывает, идешь на работу утром, а под окнами слышно — стон стоит.

Валентина Леонидовна вспоминает, что хоть как-то наладить быт помогли обращения в Москву и журналисты.

— Стали приезжать, собрали деньги, привезли маленькие холодильники в каждую палату, две функциональные кровати купили для самых тяжелых пациентов, лекарства доставали. Памперсы привезли. А потом нас закрывать решили.

За восемнадцать лет существования отделения сестринского ухода в Поречье его пытались закрыть трижды.

В 2018 году в отделение попал кузнец Георгий Лобов, с раком легкого. Ему нужен был кислородный концентратор и сильное обезболивающее — морфин. Врачу отделения Анастасии Ивановой, когда стало понятно, что в Ростовской ЦРБ ничего не дадут, посоветовали обратиться за помощью к Нюте Федермессер, учредителю благотворительного фонда «Вера».


Выездная служба паллиативной помощи. Фото: Юрий Козырев / «Новая»

Нюта приехала в отделение, которое выглядело совсем не так, как сейчас: уже на входе в него тогда бил в нос запах мочи, а пациентов с тяжелой деменцией и уходящих — запирали в «умиральной» на амбарный замок. Благодаря Нюте для Лобова привезли и обезболивающее, и концентратор. Но обращения в Москву за помощью региональный минздрав персоналу не простил.

За три часа всех пациентов собрали и вывезли на отдельный этаж в Ростовской ЦРБ. Валентина Леонидовна рассказывает:

— Это была катастрофа. Нас эвакуировали, как при пожаре. Сначала меня несколько дней таскали по бесконечным комиссиям и совещаниям, отчитывали, кричали, угрожали. А потом пригнали кучу скорых. Мы стояли насмерть, говорили, что без функциональных кроватей, противопролежневых матрасов и своего персонала никуда не поедем. Так и грузили: в одну машину пациентов, во вторую — кровати. Мы оставили несколько сотрудников дежурить в здании, чтобы не разорили, не подожгли, мало ли что. А остальных забрали с собой, даже повара. Как смогли там все наладили. Но, конечно, нашим было там плохо, слез было море. Три человека умерли, пока мы в больнице мыкались.

Персонал вместе с подопечными провел в Ростовской ЦРБ больше месяца, прежде чем отделение в Поречье окончательно закрыли.

Выяснилось, что за 18 лет существования отделения в районной больнице не оформили на него документы. Под давлением главного врача сотрудники написали заявления об уходе,

здание объявили непригодным, койки сестринского ухода в Поречье закрыли.

Фонду «Вера» удалось вернуть пациентов в Поречье, взяв отделение под свою опеку. Георгий Лобов умер через несколько дней после возвращения в старые стены. С тех пор это Дом милосердия кузнеца Лобова благотворительного фонда «Вера».

Нюта Федермессер рассказывает:

— Я очень хорошо помню страх в глазах персонала. На первую встречу мы собрали людей и сказали: ребята, вот смотрите, регион вас закрывает, вы все позавчера написали заявление об уходе под давлением главного врача. Дальше вы остаетесь без работы. Мы вам предлагаем прийти к нам на работу в некоммерческую негосударственную организацию. Вы будете в этих же стенах, с этими же пациентами, но в других условиях. Они на площади собирались, обсуждали, не верили. Это хорошо, что нашелся Алексей Васиков. Он там местный. Кто-то один должен сначала решиться, и за ним решится кто-то еще.


В Доме милосердия в Поречье. Фото: Юрий Козырев / «Новая»

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Выездная служба паллиативной помощи. Фото: Юрий Козырев / «Новая»

Источник: Новая газета


Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2023 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика