Дети электричества

10.11.2021, 19:48, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Несколько историй о том, какой заряд несет в себе новое поколение инженеров и конструкторов России.

Формальный повод для этих заметок — научно-технический прорыв. Прямо сейчас на окраине Петербурга строится совершенно новый, невиданный в мире речной флот. За пару ближайших лет компании «Морсвязьавтоматика» и «Эмпериум» собираются спустить на воду два десятка электрических пассажирских судов, работающих только на энергии аккумуляторных батарей. Разработка и производство практически всех частей нового вида транспорта — отечественные. Идеи в этот проект вложены дерзкие — вплоть до того, чтобы делать корпуса судов на огромном 3D-принтере собственной конструкции.

Но, по сути, речь сейчас не о технических и коммерческих деталях проделанной работы. Надо понимать: все выдающееся, что сегодня летит, плывет и возвышается в мире и при этом не падает, не тонет и не перекашивается, делается только благодаря мыслям и историям людей, приложивших руку к тайне сотворения чего-либо сущностного из пустоты каждого дня. Ниже вы прочтете несколько таких историй.

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая»

История Андриана Правдина

Историю человека по имени Андриан Правдин лучше всего пересказывать в несколько иносказательном ключе. С чужих чьих-нибудь слов, немного, может быть, с преувеличением или, наоборот, — с недоговоренностями. Даже в пустяковой выдумке всегда больше правды, чем в любой, самой удивительной жизни. Тем более и сам Андриан Правдин пользуется приемом иносказания, когда хочет, чтобы его услышали и поняли, то есть узнали таким, какой он в самом деле и есть. Скажем, на сайте питерского ООО «НПК Морсвязьавтоматика», которым Андриан Правдин управляет в качестве гендиректора и которым он отчасти даже и владеет, есть раздел «Карьера». Главное, что здесь опубликовано, — басня Эзопа «Геракл на распутье».

Суть там в том, что взрослеющему Гераклу надо самоопределиться, поэтому, как и положено юноше, он уединяется. Почти сразу к нему приходят две женщины — кто бы мог подумать. Они хотя и не из «Морсвязьавтоматики», но все равно: одна — строга и красива, а другая — привлекательна и доступна. Каждая предлагает Гераклу свою жизненную стратегию и поведенческую модель. Можно сразу получить удовольствие, с ним же и продолжить в том же духе. Но можно, конечно, помучиться. Получить не саму по себе красоту, а красоту всего создавшего ее мира. Улучшить себя, а потом и то, что окажется снаружи. И вот это вот постоянное экзистенциальное возбуждение рано или поздно приведет тебя к точке наивысшего социального и нравственного наслаждения. Короче говоря, Гераклу есть о чем подумать.

Чтобы облегчить мучительность этого выбора, на сайте есть обращение к Гераклам самого Андриана Правдина. Он говорит в нем чуть яснее, чем баснописец, в том смысле, что в его компании не нужно трех месяцев испытательного срока. Меньше чем за месяц можно разобраться, лентяй человек, болтун, обманщик, бездарь, идиот или самовлюбленная скотина. Так что если вы хороший, честный и умеренно амбициозный работник, добро пожаловать в удивительный научно-производственный мир «Морсвязьавтоматики». А нет — так ступайте уединенно вдаль, как сказал бы Эзоп.

Рассказывают, что самого Прадвина драме распутья научили не женщины, а лесопилка. Родился он в семье архангельского лесопромышленника, крепкого мужика. Лет в двенадцать отец отправил Андриана учиться управлять рабочими, и чуть ли не к вечеру младший Правдин уволил их всех, потому что никто его, хозяйского сынка, не слушал и не принимал всерьез. Начинание отпрыска понравилось отцу.

— Молодец, — сказал он ему. — А теперь пойди, напили все, что положено по плану, и денег принеси столько, сколько я хотел на этом заработать.

Якобы именно этот эпизод указал Андриану Правдину путь к дальнейшему самопознанию.

Все, что ты можешь, — это простительно и нормально, но именно поэтому никак тебя и не характеризует. Ты — это то, что всегда находится где-то за гранью известного.

Добраться туда бывает непросто, а часто просто и не нужно. Но если все же собрался, обратной дороги может и не быть. Это только в эзотерических магазинах и на занятиях йогой обещают, что развитие — это путь к себе. На самом деле ты сам — первое, что придется потерять.

Начать путешествие за грань Правдину помог, как ни странно, переходник. Когда он уже занимался электроникой для судостроения, понадобилось вдруг устройство, которое помогало бы найти общий язык отечественным и импортным навигационными системам. Сущая, казалось бы, мелочь, но как раз та самая, что занимает собой целую бездну между разными планетами, туманностями или скоплениями звезд. Кириллица, латиница, коммунизм, капитализм, зарплата и состояние — как ужиться всему этому так, чтобы не сгинуть в пустоте?

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая»

Был импортный вариант переходника, но Правдину не нравилось, как он работает. Решили попробовать сами. Разобрали, изучили, купили, что надо, нашли людей, научились заново собирать, программировать — появилось нечто новое, свое. И вот свойство этой возникшей из пустоты сущности оказалось таким, что остановиться уже было невозможно. Сначала захотелось улучшить корпус прибора — купили отечественные станки лазерного раскроя металла. Потом захотелось улучшить сами по себе станки — сделали собственные. И этого оказалось мало. Всего через несколько лет после того, как переходник открыл путь за грань общепринятой реальности, компания Андриана Правдина уже создавала свою. Начали делать аккумуляторные батареи, частотные преобразователи, системы управления электродвигателями, сами по себе электродвигатели.

Как знать, может быть, все эти исторгнутые из пустоты разрозненные сущности дальше уже сами стали решать свою судьбу, позволив Андриану Правдину собрать из них нечто целое, прежде никогда не виданное. Во всяком случае, в июне 2020 года на воду в Петербурге было спущено первое в РФ туристическое прогулочное судно «Эковольт», работающее только на электроэнергии от батарей и предназначенное для перевозки 80 пассажиров. Тринадцать часов его работы в ходе испытаний обошлись всего в полторы тысячи рублей.

Через пару лет специально созданная Правдиным компания «Эмпериум» собирается построить что-то около 20 судов типа речных электроавтобусов для Москвы и несколько мощных скоростных катамаранов «Экокрузер» для Питера, чтобы возить туристов в Петергоф и обратно. Плюс к этому создать техническую инфраструктуру для зарядки и вообще правильной эксплуатации нового и малоизученного мира электрофлота.

Что же касается Геракла и его распутья, то в разделе «Карьера» на сайте «Морсвязьавтоматики» о нем говорится следующее. Женщин, склонявших его к выбору, звали, естественно, Порок и Добродетель. Добродетель, в частности, обещала Гераклу: «Мои друзья едят и пьют с охотою — когда явится позыв к пище. Сон их крепче, чем у людей праздных; встают они веселыми и ради спанья не забывают своих обязанностей. Юношами они в любви у стариков, стариками — ты в почете и у молодых. С чувством радости вспоминают они о прошлом и легко сживаются с настоящим. Из-за меня они в любви у богов, в чести и уважении у друзей, на хорошем счету — у сограждан. Умрут они, но не лежат позабытыми и неоцененными по заслугам — вечно живут они в песнях и памяти потомства. Подвизайся же на этой стезе, Геракл, сын уважаемых родителей, и достигнешь высоты счастья».

Сообщается, что Геракл внял этим словам и пошел по пути Добродетели. Ну а дальше — список вакансий. Требуются помощник маляра порошковой окраски, кладовщик, сварщик, механик, строитель, слесарь, уборщица и все остальные.

История Алексея Рябова

«Меня зовут Алексей Рябов, мне 26 лет, я руководитель конструкторского бюро компании «Эмпериум». История моей карьеры такая. Пошел я в Государственный университет аэрокосмического приборостроения. Космос меня, так сказать, тянул к себе. Вот это ощущение, что ты можешь превзойти какие-то границы. Когда началось моделирование, меня затянуло еще больше. В какой-то момент я понял, что хочу делать нечто такое новое, что потом можно будет пощупать руками. После первой практики я выяснил: все не так уж критично, как говорят: на заводах что-то делается, система более или менее работает.

Алексей Рябов. Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая»

Но с космосом не получилось — туда после университета не так просто попасть, в какие-то серьезные конструкторские бюро. Пришлось искать то, что есть на рынке. А на рынке были просто приборы, приборостроение. Но оказалось, что здесь насыщенная жизнь — не только какая-то электрика и электроника. Появилось много зарубежных изделий, которые у нас пытаются либо копировать, либо дублировать. Так я и попал в судостроение.

Конструирование — творческий процесс. Многое должно сойтись, и от тебя это зависит. Сейчас в конструировании все бьются за легкость и прочность.

И мы не брезгуем — и это очень важно — перенимать опыт других стран, не только Европейских. Например, в Южной Корее сейчас очень развивается судостроение. У них это глобальный технологический комплекс. И мы учимся у них. Анализируем и их успехи, и их ошибки. Это помогает нам делать свои ошибки и правильно их преодолевать.

Скажем, на первом нашем судне мы хотели сделать крашеный декор. Но он должен был быть прочным и легким. Мы покрасили алюминий под цвет дерева, и нам надо было его согнуть. Нам говорили: не получится, краска сомнется. И у нас не получилось. Но мы подумали и нашли решение — теперь все выглядит так, что никаких трудностей не видно. Это и есть наш подход: надо пробовать и ни в коем случае не останавливаться.

Компания в принципе заточена под такой подход. У нас производство работает вместе с конструкторами. Все готовые идеи реализовываются прямо сейчас. Вот сегодня мы видим в компьютере 3D-модель, а через два дня она уже будет в металле. Для конструктора это — необыкновенный опыт. Он что-то придумал, а завтра оно уже сварено, стоит и смотрит на него. Это рушит все стереотипы и очень мотивирует.

Я пришел сюда обычным инженером-конструктором, который занимался пультовыми системами для судов. Но так получилось, что здесь оказались нужны не только системы. Здесь начало зарождаться судостроение. Мы начали строить для эксперимента свое первое судно «Эковольт». Многое для него мы разрабатывали просто с нуля. Аналоги судов можно найти, а вот аналоги систем для него — очень сложно. К тому же все эти системы надо потом безопасно объединить и добиться, чтобы они работали. В итоге я стал руководителем конструкторского бюро, в котором у меня сейчас 27 человек.

Я сам отбирал их. Для меня самое главное в поиске кандидата — чтобы человек думал. Не просто абстрактно думал, а импровизировал. Чтобы он умел найти выход из любой ситуации, то есть проработать сразу несколько вариантов решений. Такой человек вовсе не обязательно должен быть из судостроительной отрасли. Наоборот: мне важны дискуссии, соображения с разных сторон. Пусть будут и машиностроители, и мебельщики. Что в этом страшного? Решения из других сфер могут быть применены и у нас. Поэтому наше бюро — многогранный коллектив, и это делает команду сильнее.

На собеседовании я предлагаю ребятам быстро решить нестандартные задачи. Собеседование длится 20–30 минут, не больше. И пока я задаю вопросы, я уже понимаю, насколько человек готов к импровизации, креативу, принятию решения за максимально короткий срок. Это и есть изюм: уметь выкрутиться, подумать. Сразу видно — есть этот изюм или нет. Ну плюс стрессоустойчивость. Это, конечно, уже заезженная тема — стрессоустойчивость, многозадачность. Но почему не посмотреть на них на собеседовании? Понятно, что мы отбираем людей не на войну, но нам важно сразу понимать: может человек выдержать наш темп или нет.

Какой у нас темп? Здесь может двигаться все, кроме сроков выполнения проектов. Поэтому работать приходится много. Один месяц работы у нас — это три месяца работы на другом предприятии. Но молодость позволяет. Средний возраст наших конструкторов — 26–27 лет. Я считаю, это как раз тот возраст, когда ребята показывают свои максимальные амбиции и живой ум. Примеров много: все великие гении, как, например, Маск или Безос, они именно в этом возрасте стали наиболее продуктивно работать в своих фирмах. Так же и у нас. Тебе 26? Надо себя проявлять. Я ни в коем случае не говорю, что в 50–60 лет люди уже ничего не могут. Могут. Но это просто другой подход. Им надо больше подумать и потом один раз отрезать. У нас по-другому. Мы лучше сразу отрежем, подумаем, чуть подпилим — и уже будет с чем поработать.

Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая»

Почему это важно? Мы никого не считаем иконой, истиной в последней инстанции. Бесспорно, такие ребята, как Маск и Безос, сейчас перевернули мир. Один как раз в области электрического транспорта и космоса, а другой в технологиях. Но говорить о том, что они иконы, мы не хотим. Есть ребята, о которых мы не знаем, но и они делают великие вещи.

Поверьте, в Южнокорейском судостроении вы никого не сможете назвать, но если вы посмотрите, как и на каком уровне они все делают, вы обязаны будете аплодировать им. Нам до них еще бежать и бежать. Это прозрачная вертикально интегрированная структура. Там настолько все рассчитано и расписано, что когда одна секция судна сварилась и ее ночью должны перевезти, внутри при перевозке с учетом всей техники безопасности работают люди. Это очень высокий уровень.

Мы же пока имеем дело с перспективами. Формально перспективы огромны. Впереди — массовый переход на электрический транспорт. Если будет прорыв в химии аккумуляторных батарей, он только подстегнет этот процесс. Поэтому сейчас мы решаем амбициозные задачи. Трудно пока сказать, но, может быть, это вообще свойственно нашему поколению: у нас благодаря интернету есть возможности для максимального саморазвития. Этим мы и занимаемся, просто с помощью передового судостроения».

История Евгении Кирилловой

«Можно сказать, конструирование — это мое предназначение, и я его нашла. Мне всегда нравились чертежи, нравилось считать. Я с детства возилась с конструктором, еще с этим вот — советским, где были гайки и металлические части, обалденная вещь. Я собирала вертолетики, машинки — все, что в голову придет. Не считаю, что это странное занятие для девочки. Сегодня вообще нет уже никаких странных занятий ни для девочек, ни для мальчиков, каждый занимается тем, к чему лежит душа. В нашем веке уже нет чисто мужских и чисто женских профессий.

Евгения Кириллова. Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая»

После школы я окончила Политех, занималась электрохимией — защитой от коррозии металла. Мне нравилось во всем этом развитие: у тебя постоянно работает голова, каждый день ты узнаешь что-то новое, учишься, становишься выше себя вчерашнего. Вес, что ли, прибавляешь.

Сейчас я занимаюсь конструированием. Конечно, конструктор конструктору рознь. Кто-то сидит и работает по накатанной. Делает, безусловно, важные вещи, но не чувствует перспективы. А я попала в компанию, которая хочет внести в мир что-то новое, что-то изобрести. Я сама до этого проектировала конвейеры, но вот уже больше полугода здесь и считаю, что мне очень повезло. Мне 25 лет и я — главный инженер проекта «Экобас».

В чем суть: есть идея возродить водный транспорт. Так же, как ходят у нас автобусы в городах, так же пойдут по остановкам и своим маршрутам водные автобусы. И вот вместе со мной четыре человека сейчас плотно занимаются этим проектом. Мы решаем разные задачи — от первоначальных чертежей до конкретных закупок. В нашей компетенции практически все. Регистр. Производство. Все. Сейчас уже сварен корпус. Мы в процессе. И этот процесс завораживает. То, что ты вчера еще видел на компьютере, сегодня можно увидеть вживую, подержать в руках.

Мне вообще кажется, что это миссия нашего поколения — принести что-то новое.

Я много раз замечала, что у нас — как сказать? — очень гибкий ум. Мы много ошибаемся, но мы этого не боимся. Даже если что-то не получилось, мы тут же думаем, как это исправить. Нам в принципе не страшно. Я думаю, именно поэтому у нас рождаются какие-то новые, стоящие идеи. И они воплощаются. Особенно это важно на этом проекте, потому что мы так или иначе отошли уже от классического судостроения и многие вещи просто не можем нигде заимствовать, поэтому придумываем их на ходу.

Вполне может оказаться, что мы сделаем вещи экстраординарные. Сейчас и у нас, и у мира в целом есть очень многое для этого. Технологии сейчас развиваются каждый день. Новое просто неизбежно. Почва для развития такая, что не развиваться — просто странно и даже глупо. Отсутствие развития нарушило бы самое главное — гармонию с самим собой».

История Петра Крылова

«Мне 28 лет, и я ведущий инженер-конструктор Русского электротехнического общества группы компаний «Морсвязьавтоматика». Я непосредственно отвечаю за электроэнергетическую систему «Тронит». Название интересное. В Древней Греции так называли сильных гребцов. Ну а наша система осуществляет управление подачей питания на судно. По сути дела, она и является гребцом, поскольку управляет двигателем.

Петр Крылов. Фото: Сергей Мостовщиков / «Новая»

Что важно для электродвижения — точно просчитать маршрут. Электричество — ограниченный источник. В химию не запихать большой объем энергии. Это не цистерна с дизельным топливом. Но если это пассажирское судно, для которого можно точно расписать маршрут и грамотно рассчитать циклы работы аккумуляторных батарей, то многое становится возможным. Этим мы и пользуемся при проектировании.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика