Ярость в Бужаниново

15.09.2021, 14:30, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Что происходит в подмосковном селе, где местные вступили в конфликт с мигрантами. И почему эта трагедия оказалась выгодна властям.

Полицейские машины у общежития, где жили мигранты. Фото: Владислав Фурсов

Утро 14 сентября. Из дверей цветастого двухэтажного здания один за другим выходят мужчины в синих спецовках, черных и коричневых куртках с баулами, спортивными сумками и чемоданами. Складывают их в припаркованный рядом автобус и возвращаются за новыми сумками. Выносят мусор. Так мигранты, работавшие на производстве окон в Бужаниново, покидают село.

За выселением следит полиция и местные жители. Полицейские нет-нет да и подзывают к себе по одному кого-то из иностранцев и требуют заполнить бумаги. Бужаниновцы задорно обсуждают расселение, стоя поодаль.

Мигрантов усаживают в автобус и вывозят из села. Следом приезжает фура, куда загружают все, что осталось: кровати, матрасы, бытовой скарб. Пустое здание обесточивают. Местные ликуют: «Наконец-то!»

Причиной конфликта бужаниновцев с мигрантами стало преступление, произошедшее в селе 12 сентября. В воскресенье около железной дороги два человека напали на 67-летнюю женщину, которая возвращалась с дачи домой. Ее изнасиловали и убили. В понедельник тело нашел знакомый семьи погибшей — тоже мигрант — Фарход Нарзиев. В тот же день местные вышли к общежитию, где были расквартированы приезжие из Центральной Азии, чтобы потребовать их выселения.

«Виновные» народом были определены заранее. Вероятность, что преступление совершил кто-то другой, здесь почему-то и не рассматривают.

Фура вывозит вещи из общежития. Фото: Владислав Фурсов

Слухами полнится

Бужаниново — небольшое, на 1700 человек село в 18 минутах езды от Сергиева-Посада. 92 километра от Москвы. Большой частный сектор, четыре серо-зеленых пятиэтажных дома, школа, детский сад, церковь. На окраине — промзона, где производят веревки, тросы и те самые окна. Село чистое, но явно небогатое. Похожее на пензенскую Чемодановку, где в 2019 году произошел аналогичный конфликт.

Как и в 6-тысячной Чемодановке, в Бужаниново, несмотря на густонаселенность, нет даже участкового полицейского.

Когда в селе начались волнения, ОМОН для недопущения кровопролития пришлось стягивать со всей Московской области.

Пробираясь по разбитой дороге к общежитию, встречаю двух женщин. Становится ясно: село наполнено слухами. Одна из них, «хоть сама не видела», рассказывает, что мигранты «уже начали приставать к детишкам». Продавщица в местном магазине уверенно заявляет, что домогались и ее: «Приставали, зажимали, страшно». О том, обращалась ли она в полицию и как ей удалось отбиться, не говорит ничего.

Чем ближе к общежитию, тем больше движения: рабочий на кране спиливает кроны деревьев, на поле за пятиэтажками гудят газонокосилки, трактор немедленно забирает скошенную траву. «Три года не косили! А тут вон нагнали работников — и косят, и красят», — говорит проходящий мимо мужчина. «Да, работать начинают, только если убьют кого-то».

Рабочие пилят деревья. Фото: Владислав Фурсов

Порядок в Бужаниново наводят к приезду главы районной администрации, который вечером обещает отчитаться о принятых против мигрантов мерах. Уже известно: задержаны два человека. Да, иностранцы. Но — вина пока не доказана, доказано лишь, что они не имеют отношения к компании по производству окон и общежитию, рядом с которым проходил народный сход. Это никого не волнует.

Подхожу к подгоняющему мигрантов человеку. Сергей — комендант общежития.

— Что тут говорить? — переспрашивает он. — Уже задержали [подозреваемых в нападении]. Не наши это, работяги с дач, наверное. А общежитие указом губернатора расселяют. Только благодаря полиции без происшествий на сходе обошлось.

Между предприятием по производству окон и общежитием высится труба котельной. Трое мужчин красят ворота. Они тоже рассказывают, что мигранты «конфетами детей приманивали и приставали к ним». Правда, тоже без подробностей: никто в Бужаниново не называет конкретных случаев.

Поговорить с руководством компании «Экоокна» нереально. На проходной держит оборону охранник: «Занимай очередь!» — кричит он, намекая то ли на других журналистов, то ли на силовиков и четко давая понять, что встречи не будет. Затем берется за сотовый: «Да-да. Ничего лишнего не сболтнул… Все нормально».

На парковке ловлю одного из покидающих общежитие мигрантов. Надир говорит, что до воскресной трагедии с местными жителями рабочие уживались прекрасно. «Раньше к нам спокойно относились. Все было хорошо, пока какие-то *** это не натворили. Не наши это сделали, залетные какие-то с дач».

Он обрывается на полуслове и, подгоняемый комендантом, спешит снова собирать вещи.

«Афганцы приедут»

К середине дня СМИ распространяют сообщение Следственного комитета: «По подозрению в убийстве пенсионерки задержаны двое жителей соседних государств». Правда, глава Сергиево-Посадского городского округа Михаил Токарев тут же заявляет: задержанные действительно не имеют никакого отношения к компании, производящей окна. В общежитии, у которого проходил сход разгневанных селян, они не жили. Почему в итоге работников «Экоокон» принудительно вывозят из села — вопрос без ответа.

Михаил Токарев. Фото: Владислав Фурсов

К 18 часам глава Сергиево-Посадского округа прибывает в Бужаниново. Вместе с ним приезжает замначальника местного УМВД Николай Голястов. Губернатор Московской области Андрей Воробьев, потребовавший после трагедии «взять на жесткий контроль города, где компактно проживают мигранты», на встречу с местными жителями не приезжает.

Собрание, которое изначально планировали проводить на улице, переносят в сельскую школу. С самого начала оно превращается в балаган. Люди кричат, перебивая друг друга, глава округа пытается взять ситуацию под контроль.

«На данный момент преступники задержаны, им вменили обвинения и завели уголовное дело, — едва не кричит Михаил Токарев.

— В общежитии было около 200 мигрантов. Задержанные же жили в СНТ «Магистраль-2» в паре километров от вас. Они жили в палатке на участке,

что-то строили. Полиция не получала заявлений и звонков с 2020 года».

Зал взрывается. Одна из женщин начинает кричать, что регулярно звонила участковому, но тот не отвечал. Токарев продолжает: «На предприятии будем узнавать, почему не берут наших. Может, зарплаты настолько низки, что только мигранты и идут. Будем разбираться. «Экоокна» готовы передать общежитие для создания опорного пункта полиции».

«Выделить отдельного участкового раньше выборов не получится», — тут же добавляет Николай Голястов.

И вдруг начинается странное. Жители кричат, что им плохо слышно выступающих. Грузный гражданин срывается с места и говорит, что будет передавать вопросы из зала с помощью микрофона. Но его заглушает гвалт и разрозненные крики. Одна из женщин встает на стул и, перекрикивая толпу, заявляет, что Токарев «приехал попиариться».

Чиновники в этой суматохе решают отступать. Уходят из зала.

«У них было время все подготовить, они не справились, в зале душно и ничего не слышно. Ответов на вопросы в принципе никто не услышал. Ну вывезли они мигрантов из Бужаниново. Привезли в другое место. Ситуация не решена. Нужны государственные реформы», — с убежденностью говорит мне местная жительница Екатерина.

Местные жители собрались на встречу с чиновниками. Фото: Владислав Фурсов

Учителя бужаниновской школы, попросившие не называть их имена, сказали, что дети на «приставания» со стороны мигрантов не жаловались, «но, скорее всего, они сами и не расскажут». «В маршрутках вызывающе мигранты себя ведут, что-то на своем языке женщинам говорят», — подчеркнули они.

Селянин, представившийся Александром, заявил, что боится, что после открытия границы с Казахстаном в Россию под видом жителей бывших союзных республик поедут афганцы — «те, что с пяти лет знают, как стрелять».

— Мы уже сейчас боимся, а Собянин хочет еще 200 тысяч мигрантов завезти, — говорит он, имея в виду слова, сказанные вице-мэром Москвы Владимиром Ефимовым о том, что столице не хватает 200 тысяч рабочих.

Но если даже 200 тысяч трудовых мигрантов прибудут в Москву, то что заставит их жить в Бужаниново — непонятно. В столицу на работу отсюда — минимум по полтора часа в одну сторону — не наездишься. Да и жить негде: в общежитие «Экоокон» тех, кто не работает в компании, не заселят.

Страх бужаниновцев понятен — в свете убийства. Но этот страх бьет не прицельно — по виновным, а по площадям — по всем мигрантам. Отзываясь на этот страх, чиновники заявляют о принятии жестких мер: о тотальных проверках, о «взятии под контроль» городов с большим количеством приезжих. И это — реакция с элементом пиара. 10 сентября «Новая газета» рассказала, что в Госдуме уже готов законопроект, который существенно ужесточит правила пребывания иностранцев в России, вплоть до подписания с каждым приезжающим соглашения о лояльности к российским властям. Его планируют принять после выборов. А сейчас — нужен фон. Этот фон уже начали создавать сообщениями о драках мигрантов (подчас не происходивших), и бытового убийства для ускорения правого поворота как раз не хватало. Ради этого можно наказать и тех, кто к убийству никакого отношения не имел. Коллективное Бужаниново сейчас это поддержит.

Владислав Фурсов

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика