Поставили крипту на рельсы

20.07.2021, 8:12, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Как в пермской глубинке железнодорожник «майнил» криптовалюту на казенном электричестве, а виноватыми оказались те, кто это пресек.

Фото: Андрей Гордеев / Ведомости / ТАСС

«Это же нарколаборатория!»

Вечером 30 марта главному бухгалтеру компании «Чистый город» Наталье Ведерниковой позвонили. Собеседник сообщил, что на предприятие, занимающееся утилизацией мусора в небольшом пермском городе Верещагино, приехала полиция, проводят обыск. Добравшись на пункт утилизации, Наталья увидела, что полицейские ломом раскурочили деревянную дверь склада, выгнали оттуда всех сотрудников и ходят по помещению с понятыми.

— Понятые были в спецодежде, у одного была нашивка РЖД, — вспоминает Наталья. — Сложилось впечатление, что они для полицейских «свои»: говорили о наркотиках, рассказывали сотрудникам полиции, что и для чего нужно. Терминология была профессиональной.

Полицейские продемонстрировали Наталье пластиковую бутылку с нагаром и фольгой на горлышке, две самокрутки, несколько пакетиков с неизвестными веществами, а также сверток, пакет и пластиковый тубус с какими-то семенами. Уже в протоколе обыска, без экспертизы, они указали и назначение изъятых предметов: «Курительная трубка в корпусе зеленого цвета, курительная трубка в виде ключа от автомобиля в корпусе черного цвета, приспособления для употребления синтетических наркотиков: нож с ложечкой, трубка, колба стеклянная».

Наталья говорит, что наблюдать за ходом обыска полиция не давала. Когда мастер предприятия попробовал взять телефон и зайти на склад, чтобы снять видео, его тут же выгнали.

— Я хотела зайти в одну из комнат. Мне сотрудники полиции сказали: «Куда вы лезете? Оставите здесь свои пальчики и поедете вместе с Овериным. Вы что, не знаете — это же нарколаборатория!»

Протянули мне какие-то листья, сказали, что марихуана, хотя на вид и на запах была мята.

По словам Натальи Ведерниковой, владелец обувного магазина в Верещагино Вадим Оверин выращивал на складе мяту и чабрец, а само помещение использовалось для хранения обуви.

Полиция, как выяснилось, приехала на предприятие искать «украденные майнинговые фермы». Но вместо этого «нашла» наркотики.

«Фермеры» на железной дороге

Верещагино — 20-тысячный город в Пермском крае. В 1898 году здесь построили железнодорожную станцию на пути северного маршрута Транссиба. С тех пор город живет за счет станции и обслуживания ее участка пути.

В ноябре 2020 года среди работников железной дороги пошли слухи, что мастер Иван Романов провез на территорию режимного объекта майнинговые фермы. По словам его приятеля Эдуарда Лисеенкова, слухи распространял сам Романов.

— До этой ситуации мы с Романовым хорошо общались, — говорит Лисеенков. — Я был в хороших отношениях и с его начальником Артемом Субботиным. У них между собой был конфликт: Субботин подозревал Романова в кражах списанных рельс. В конце февраля Иван попросил меня переговорить с Субботиным, чтобы тот позволил ему вывезти с территории дистанции пути личные вещи — что конкретно, он не уточнял. Я согласился.

Платформа Верещагино. Фото из соцсетей

21 февраля Лисеенков, проезжая мимо управления Верещагинской дистанции пути, увидел, что на территории стоит машина Артема Субботина, и решил заехать. В кабинете Субботина находились Вадим Оверин и Владимир Купчин. Лисеенков рассказал о просьбе Романова вывезти личные вещи.

— Артем спросил у меня, о каких личных вещах идет речь. Я сказал, что о каком-то оборудовании. Тогда Субботин позвонил Ивану и спросил, что там у него за оборудование? Романов ответил: «Это не мое, фермы Дима оставил на сохранение».

Дима — некий Дмитрий Масляев, проживающий в Перми. Сейчас он признан потерпевшим по делу о «краже» майнинговых ферм.

После разговора Субботин и Лисеенков пошли к вагончику Романова, чтобы проверить, что за оборудование там стоит. Вагончик находился возле забора и был подключен к электросети, территория вокруг него была занесена снегом. Рядом виднелись глубокие свежие следы, а дверь была не заперта, а лишь слегка прикрыта.

— Заходим туда, там действительно стоит какое-то компьютерное оборудование, подключенное к сетевым фильтрам, — вспоминает Лисеенков. — На корпусе надпись: «Асике Майнинг». Субботин мне говорит: «Это у меня стоит незаконно, давай вывезем с территории для разбирательств. Вдруг проверка нагрянет». Я ответил: хорошо, давай вывезем.

После этого приехал Вадим Оверин, загрузил майнинговые фермы к себе в автомобиль. И увез их на территорию своего склада.

Не договорились

В тот же день, Субботин договорился с хозяином оборудования Дмитрием Масляевым и Иваном Романовым о встрече. Хотел договориться с ними «по-хорошему».

По словам Владимира Купчина, на встрече Дмитрий просил отдать фермы и «забыть о случившемся», а Субботин предложил им написать явку с повинной на имя местного начальника полиции Лепина и объяснить, как фермы попали на территорию режимного объекта, и только после этого — с разрешения полиции — забрать оборудование. Договориться не вышло.

Через несколько недель неизвестные высверлили замок на складе Оверина и похитили майнинговые фермы. Все это время территорию предприятия по утилизации мусора, где находился склад, посещал Иван Романов. Говорил, что ходит к другу — одному из работников. Однако как только неизвестные похитили фермы, Романов прекратил появляться на предприятии.

Через несколько дней после кражи Дмитрий Масляев написал заявление по ч. 4 ст. 158 УК — кража в особо крупном размере. По версии полиции, преступление совершили арендатор склада Вадим Оверин и Эдуард Лисеенков, помогавший перевозить фермы.

За неделю, до того как было возбуждено дело, в офис Оверина ворвался СОБР. Его увезли в отдел полиции и устроили допрос.

Силовиков интересовало лишь одно — где фермы?

При этом оперативное сопровождение дела оказалось в ведомстве некоего оперативника Антона Мальцева, который, по словам Оверина и Купчина, приходится приятелем Романову и Масляеву.

— Когда меня принимал СОБР возле моего магазина, Антон Мальцев угрожал мне, что закроет меня на подвал и там меня «опустят», — рассказал корреспонденту «Новой» Вадим Оверин. — У меня проводились обыски с понятыми, которые работают в полиции. Я опасаюсь за свою жизнь. Из-за этого я сейчас не нахожусь в России.

Вадим Оверин объявлен в федеральный розыск.

«Эти фермы видно было!»

По словам Оверина, после задержания он вместе с полицейскими ездил по Верещагино и показывал им возможные места, где, как он считал, могут находиться украденные майнинговые фермы. Так вместе с силовиками он оказался у гаража Ивана Романова.

— Я говорю: посмотрите у Вани в гараже, вот же они, в щели видно, — вспоминает Оверин. — Стали звонить Ване, но следователи до него не дозвонились. И тогда полиция поехала искать Ваню, и типа его нигде не нашли. Очень странно: когда им не надо, они его находят, а когда надо — тогда не могут найти. Гараж они вскрывать не стали. Эти фермы видно было! Я говорил им — вскрывайте! А полицейские ответили, что не могут в отсутствие хозяина.

По словам Владимира Купчина, спустя несколько дней, когда полиция нашла Романова и проверила гараж, там уже ничего не было. Он считает, что по каким-то причинам оперативники дали Романову возможность перепрятать фермы.

Сумма ущерба

По версии следствия, «похитив майнинговые фермы», Лисеенков и Оверин причинили Масляеву материальный ущерб в особо крупном размере — на сумму 3 851 567 рублей.

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ДЕЛА

«Действуя по предварительному сговору, незаконно совершили тайное хищение имущества, а именно компьютерного оборудования, принадлежавшего Масляеву Д.А., находящегося на хранении в помещении бытовки, расположенной на территории Верещагинской дистанции пути. Преступными действиями Лисеенкова Э.В., Оверина В.И. был причинен материальный ущерб Масляеву Д.А. в особо крупном размере на сумму 3 851 567 рублей, то есть в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ».

— Я спросил у следователя: «Как вы оценили сумму кражи?» — вспоминает Владимир Купчин. — Он ответил: «Шесть машин, на каждой по 16 видеокарт. Я залез в интернет, посмотрел, что эта карта стоит 40 тысяч рублей, вот получилась сумма». Я тогда уточнил: «А с чего вы взяли, что была установлена именно эта видеокарта?» «Со слов потерпевшего», — ответил мне следователь. Почему не сделать экспертизу, предоставленных документов, пусть эксперт оценит? Почему «Авито» должно оценивать ущерб кражи, а не экспертиза?

Информации по делу об «обнаруженных» на складе «Чистого города» наркотиках до сих пор нет.

Подозреваемым Оверину и Лисеенкову грозит до 10 лет лишения свободы и штраф до одного миллиона рублей. Дело о краже электричества для добычи криптовалюты заводить не стали.

Во время подготовки материала, выяснилось, что у свидетеля по делу, бухгалтера фирмы «Чистый город» Натальи Ведерниковой, через неделю после нашего приезда в Верещагино, взяли подписку о неразглашении. А затем, в начале июля, провели обыск в ее жилище. Искали злополучные майнинговые фермы, но, разумеется, — не нашли.

Александр Шестаков

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика