Смерть «Жемчужины»

19.07.2021, 14:16, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Экипаж сгоревшего контейнеровоза во главе с русским капитаном держат на Шри-Ланке как залог выплат судовладельца. В регионе — экологическая катастрофа.


Пожар на контейнеровозе X-Press Pearl. Фото: East News

Второй месяц в Высоком суде Коломбо (Шри-Ланка) допрашивают экипаж сгоревшего контейнеровоза X-press Pearl. Сейчас эти люди — гарантия, что судовладелец заплатит за ущерб, причиненный местной флоре и фауне, а именно — 40 млн долларов (или больше — судя по публикациям в местной прессе, аппетиты растут во время еды).

Об этой истории пишут много, но вопросов не становится меньше. Почему именно такая сумма, кто и как ее считал? Почему в портах по ходу следования судна на запросы о помощи никто не откликнулся? Почему, пока судно стояло в порту, пожар больше пяти дней тушил экипаж? Почему электронные письма и радиопереговоры стерты, а «черный ящик» VDR никто не может расшифровать?

«Новая» разбиралась в ситуации.

Морякам запрещено давать интервью, пока идут следственные действия, и мы побеседовали с ними на условиях анонимности, а также изучили судовые документы, фото, видео и статьи в ланкийской прессе.

СПРАВКА

Судно X-Press Pearl построено в Китае в феврале 2021 года. Длина/ширина — 186/34 м. Дедвейт — 37тыс. т. Водоизмещение — 48848 т. Вместимость —2,7 тыс. TEU. Четвертый рейс для контейнеровоза с романтическим именем «Жемчужина» стал последним.

В мае X-Press Pearl следовал по расписанию из Индии в Сингапур через Шри-Ланку. На борту находилось в общей сложности 1486 контейнеров, среди них — с косметикой и химикатами, в том числе 25 т азотной кислоты (81 контейнер). Кроме того, 297 т мазута и 51 т дизельного топлива.

Судовладелец — сингапурская компания X-Press Feeders — один из крупнейших перевозчиков в Азии. Флот под управлением этой компании насчитывает 110 судов, обслуживающих хабы в Азии, Африке, Карибском бассейне, Латинской Америке, Европе, Средиземноморье и на Ближнем Востоке.

Из списка судов, находящихся в собственности и управлении компании, X-Press Pearl уже удален.

Фото: East News

Ущерб

Масштабы бедствия до сих пор не оценены до конца — и официальными организациями Шри-Ланки, и специалистами Клуба взаимного страхования («P&I клуба»). Клуб мобилизовал для очистки акватории и побережья Международную федерацию владельцев танкеров по борьбе с загрязнением, британскую Oil Spill Response Limited (OSRL, это организация по ликвидации последствий нефтяных и химических реагентов), Resolve Marine (она проводит съемку гидролокатором бокового обзора, чтобы обнаружить на дне контейнеры и определить груз, находящийся в них).

Экологи называют ущерб от затопления X-Press Pearl экологической катастрофой. По официальным данным, на Шри-Ланке возможны умеренные кислотные дожди из-за выбросов диоксида азота во время бедствия. Местные СМИ пишут, что на берег выбрасывает мертвых черепах и рыб. Прибрежная рыбалка от Калутара до Негомбо запрещена, рыбакам обещаны компенсации от правительства.

Катастрофа

10 мая в порту Хамад (Катар) обнаружилась утечка азотной кислоты в одном из 20-тонных контейнеров. Порты захода Хамад и Хазира (Индия) не дали капитану и судовладельцу согласия на выгрузку и переукладку судна, и оно, проследовав далее по расписанию, прибыло в Коломбо и встало на якорь в ожидании швартовки.

20 мая на X-Press Pearl начался пожар. Азотная кислота смешалась с другими химикатами и воспламенилась. Тушил огонь экипаж с периодическими подходами местных буксиров, которые капитан, житель Владивостока Виталий Тюткало, беспрерывно выпрашивал у местного портового контроля. Более пяти дней пожар сдерживали в одном трюме, порт оказался просто не способен оказать надлежащую помощь (не было даже систем углекислотного, пенного или порошкового тушения). В конце концов экипаж покинул судно, после того как пожар и взрывы дошли до надстройки и машинного отделения.

Контейнеровоз сгорел и затонул.

Рамадан и коррозия

Рапорт капитана на английском языке, пересказ событий по-русски, скриншоты переписок по WhatsApp и электронной почте, фото, видео, иные документы о развитии ситуации имеются в распоряжении «Новой».

10 мая в порту Джебель-Али (ОАЭ) на борт был погружен злополучный контейнер весом 28,7 т. В тот же день судно отправилось в порт Хамад (Катар), где пришвартовалась 11 мая. Рано утром экипаж обнаружил утечку — примерно 1 литр в час. Об аварийном контейнере капитан сразу же сказал всем, кому положено: судовладельцу, планерам, агентам, властям портов. Приложил фото. Потребовал снять опасный груз с борта. Но катарцы категорически отказались, и на судне произвели только запланированные грузовые операции.

«В 22.00 получено письмо, что порт ничего не сможет организовать по причине Рамадана. Дано указание следовать дальше и искать помощи в следующем порту», — рассказывают моряки.

В 23.00 X-Press Pearl отправился в порт Хазира (Индия).

По пути к утечке добавился и дым — желтый, с сильным химическим запахом, усиливающийся во время дождя. И вновь — десятки электронных писем и капитан, и судовладельцы пересылают по десяткам адресов официальных лиц, обязанных оказать помощь в такого рода ситуациях.

Агент порта Хазира заверил капитана, что их грузчики все сделают: выгрузят и проверят контейнер на причале. Но 15 мая, причалив, судно вновь получает отказ. На этот раз под предлогом того, что вытекающий груз сильно коррозийный и повредит причал. Капитану дано указание следовать дальше и сообщать о происходящем.

Из Хазиры в Коломбо (Шри-Ланка) судно идет в штормовых условиях. Утечка и дым периодически прекращаются, но местному агенту с «Жемчужины» продолжают напоминать, что необходимо будет проверить аварийный контейнер. 19 мая около полуночи X-Press Pearl бросает якорь в Коломбо. До самого прихода подтверждения от агента так и не были получены.

Фото: East News

Спасение погибающих — дело рук самих погибающих

В 2 часа ночи 20 мая срабатывает дымовая сигнализация. Вентиляция трюмов по всему судну закрывается.

Около 12 дня стармех сообщает на мостик, что видит в трюме пожар в нескольких контейнерах. Объявлена общесудовая тревога, собирается весь экипаж, 25 человек — русские капитан и старший механик, 14 китайцев, работающих на судне с самой постройки, 4 филиппинца (на борту с апреля), 5 индийцев (прибыли в порту Хазира). Возгорание тушат углекислотной системой, единственной предусмотренной для тушения огня в трюмах.

Через полчаса загорается резина, ее тушат водой, температура под палубой — около 50 °C. Моряки просят помощи от порта, ее нет, а пожар усиливается, температура повышается, валит черный дым.

В 16.30 на борт терпящего бедствие контейнеровоза (который, напомним, все еще тушит только экипаж) поднимаются трое пожарных и морской офицер — для оценки ситуации. В 18.30 береговые проверяющие уходят. Обещают все обсудить с капитаном порта. Судно продолжает гореть, просит срочной помощи и все еще тушит огонь только своими силами. К 21.00 пожар в трюме локализован.

Но в 23.00 загорается тот самый злополучный контейнер на палубе трюма № 2.

Лишь 21 мая в 1.20 ночи к судну подходит первый пожарный катер Megha и начинает даже не тушение, а охлаждение корпуса контейнеровоза забортной водой из шланга небольшой мощности. Экипаж тушит из своих трех шлангов, к тому же заполняются водой балластные танки.

В 6 утра подходят буксиры Hercules и Maha Wewa. X-Press Pearl поливают сверху морской водой, орошают.

А капитан шлет в порт депеши о том, что такой груз тушить необходимо только углекислотой, пеной или химическим порошком. Ответ поражает: ничего подобного на буксирах нет, а швартовать к причалу такой опасный пароход они тоже не будут, пока пожар не возьмут под контроль.

В 13.55 с вертолета ВВС Шри-Ланки скидывают пакеты с порошком для тушения — штук 10, по килограмму каждый.

«Экипаж по радиосвязи обратился за помощью, в результате чего Военно-морские силы Шри-Ланки направили к горящему контейнеровозу несколько своих судов для тушения огня», — сказал портал Seanews со ссылкой на Splash.

Ланкийские СМИ сообщают, что пожар на судне локализован (хотя и не потушен полностью).

В разговоре с «Новой» члены экипажа эмоционально называют это полным враньем и подчеркивают, что справлялись своими силами, ну и буксиры помогали чем могли. То же самое пишут судовладельцы. Активное присутствие военных не подтверждается фотографиями или видео.

Еще через пару часов после того, как военные Шри-Ланки приложили «неимоверные усилия» для спасения судна, горящий X-Press Pearl фотографируют страховщики из P&I Club (Клуб взаимного страхования судов). В 20.15 из трюма № 2 по правому борту слышен взрыв. На следующий день — еще несколько.

Буксиры Hercules и Maha Wewa по очереди или вместе работают до 8 утра 22 мая. С горящего судна у портконтроля просят, чтобы буксиров всегда было минимум два.

В 5 утра на борт Posh Teal (буксира, управляемого русским капитаном; он до сих пор дежурит на месте) прибывает команда из 12 спасателей из Голландии (компания SMIT Salvage — одна из лучших в мире по оказанию таких услуг; судовладелец заказал четыре спецсудна, оказавшихся неподалеку).

Днем спасатели поднимаются на борт горящего контейнеровоза.

Контейнеровоз, уничтоженный пожаром, идет ко дну. Фото: East News

Порвать швартовы!

24 мая рвутся швартовы с Posh Teal, который пытался тянуть судно, поворачивая и удерживая поперек ветра, чтобы избежать распространения огня. Происходит новый сильный взрыв. X-Press Pearl трясется и вибрирует.

К вечеру рвется трос буксира Astro Capella. В воду падают с палубы четыре 40-футовых контейнера, об этом снова сообщают в порт.

Во вторник, 25 мая, продолжается борьба с огнем, но продолжаются и взрывы. Ударной волной вбивает все водонепроницаемые пожарные двери в трюмах. Объявляется общесудовая тревога, звучит приказ «Покинуть судно!».

Шлюпку на воду спустить невозможно из-за сильного дыма на палубе. Поэтому на подошедший по просьбе капитана буксир «Геркулес» экипаж и спасатели спускаются по канатам. Всех размещают по отелям, которые нельзя покидать в течение месяца (на Шри-Ланке коронавирусный локдаун). У входа в отели выставлена вооруженная охрана.

«Весь мир знает, что это шантаж!»

Сертификаты экипажа и судна, журналы, судовую кассу (14 тыс. долларов), печать судна капитан 28 мая передал главному местному агенту Арджуне Хеттиараччи. А уже на следующий день началось расследование Морского министерства, сперва лишь с устных опросов, без подписей. Потом последовали протоколы, допросы, работа со следователями, адвокатами (их предоставил судовладелец). А 7 июня начались суды.

Через неделю на втором слушании у капитана отобрали паспорт. Хотя официальных обвинений ему не предъявлено.

Все 25 членов экипажа еще 21 июня отдали документы на визы. Их обещали оформить в течение пяти дней, однако паспорта и «мореходки» не вернули до сих пор (выезд из страны на днях разрешили 14 членам экипажа, по остальным — непонятно).

Непосредственно на заседания Верховного суда возят только капитана и четырех судовых агентов (их обвиняют в попытке удалить электронные письма).

Один из моряков, оставшийся в отеле, рассказывает:

«Нас тут держат как залог…»

«Я считаю, что нас тут держат как залог. А чего им от нас-то лично хотеть? Мы свое честно отработали, тушили как могли и даже больше. А вот судовладелец, по их мнению, должен платить, пока нас не отпустят…

Вон в Нигерии тоже воруют иностранных моряков и выкуп просят. Но тут якобы еще и причина есть. Весь мир знает, что это шантаж! Но пока мы здесь, все молчат.

Надо понимать, что Шри-Ланка — страна третьего мира, уж простите меня за такие слова. Здесь то гражданская война на 26 лет, то попытки переворота…

Так что те, кто стоит у власти, понимают только деньги и боятся только силу. Мы СМИ читаем и видим, что аппетиты растут. Вон 10 июля местная Daily News пишет уже, что правительство даже получило 40 млн долларов, но этого недостаточно — это, говорит местный министр юстиции Аль Сабри, лишь промежуточная компенсация. Однако сами подсчитать ущерб они не могут: просят помощи у США, Австралии и Сингапура. Но опять же — это местная газета пишет; может, и врет…»

Версия судовладельца

27 мая тушение пожара на борту продолжалось с использованием буксиров. ВМС Шри-Ланки и индийская береговая охрана оставались на месте. Были приняты все меры для спасения судна и груза, для защиты морской среды, и похоже, что площадь пожара несколько уменьшилась, говорится в материалах, предоставленных судовладельцем.

2 июня на борт судна поднялись спасатели, прикрепили буксировочный трос. Контейнеровоз попытались отбуксировать на большую глубину. На 21 метрах корма затонула, со временем в воду медленно погрузился и нос «Жемчужины».

«6 июня военные водолазы извлекли с судна регистраторы данных рейса. По-прежнему не было никаких следов мусора или разлива мазута», — утверждают в X-Press Feeders. В конце июня, по официальным заявлениям, разлива топлива тоже не было. Это подтверждают данные мониторинга, заказанного X-Press Feeders.

«X-Press Feeders, операторы контейнеровоза X-Press Pearl, через страховщиков P&I судовладельца внесли первоначальный платеж в размере 3,6 млн долларов США правительству Шри-Ланки, чтобы помочь компенсировать пострадавшим от последствий пожара и затопление судна. Обсуждение оплаты дальнейших требований продолжается, и все законные претензии будут рассмотрены», — сказано в заявлении для прессы за 12 июля.

Позиция местных

ЦИТАТЫ СМИ

Daily News за 24 июня:

«Преподобный Фр. Сарат Иддамалгода и двое рыбаков вчера подали в Верховный суд ходатайство, требуя распоряжения властей о присуждении 500 тыс. рупий каждому рыбаку, серьезно пострадавшему от катастрофы X-Press Pearl. Заявители утверждают, что вокруг Шри-Ланки находится 15 рыболовных районов».

Daily News за 1 июля:

«На прошлой неделе Шри-Ланка подала временный иск о возмещении ущерба в размере 40 млн долларов США от владельцев грузового судна.

Представитель ООН в Шри-Ланке заявил, что затопление контейнеровоза нанесло планете значительный ущерб из-за выброса опасных веществ в экосистему. Группа экспертов по разливам нефти и химическим веществам из ООН и Европейского союза работает с агентствами Шри-Ланки над оценкой последствий стихийного бедствия».

Colombo Page за 13 июля:

«Генеральный прокурор сказал сегодня магистратскому суду Коломбо, что начато обширное расследование предполагаемого удаления данных, записанных на связи между капитаном MV X-Press Pearl и капитаном порта Коломбо во время пожара. Заместитель генерального солиситора сказал, что данные обмена между капитаном судна и капитаном гавани во время пожара были стерты».

Валерия Федоренко, собкор «Новой»

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика