«Лучше я себя, чем они»

13.06.2021, 4:58, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Бесстрашие и бессилие: акция Павла Крисевича демонстрирует и то и другое.


Полиция изучает пистолет, который Павел Крисевич использовал во время перформанса. Фото: Reuters

Новый перформанс акциониста Павла Крисевича «Контрольный выстрел» позиционируется как протест против политических репрессий. Но если вдуматься, это жест отчаяния, символ того, что общество, будучи не в силах изменить ситуацию, готово уничтожить само себя.

Красная площадь, как известно, режимный объект, ее тщательно охраняют. Предполагается, что некто, находясь там, может нанести вред гражданам, престижу страны или, не дай бог, высокопоставленному лицу. И его надо остановить. То, что сделал сегодня 21-летний Павел Крисевич, в эти рамки не вписывается. Он вышел на площадь и сымитировал самоубийство, выстрелил себе в голову шумовыми патронами. Прибежала полиция, повалила его на землю и увела. Как сообщает канал «Сота», возле отделения, где он находится, видели сотрудников ФСБ и Центра «Э». Хотя ни терроризм, ни экстремизм тут при всем желании не пришьешь.

А что же тогда? Хулиганство? Нарушение порядка проведения публичного мероприятия? Крисевичу трудно подобрать статью, хотя видно, что он бунтует.

Но отсутствует главный компонент преступления — вред, причиненный обществу. Да, он стрелял (хоть и не по-настоящему), но стрелял в самого себя.

На самого себя были направлены и предыдущие его акции. Распятие у здания ФСБ над стопкой горящих «политических дел». «Повешение» на Троицком мосту в поддержку политзаключенных РФ и Беларуси. В августе прошлого года он резал горло манекену на ступенях суда перед приговором «Новому величию». Можно, конечно, сказать, что тут покушение на жизнь манекена, но слишком уж глупо звучит.

Павел Крисевич во время акции напротив здания ФСБ на Лубянской площади, 5 ноября 2020 года. Фото: AP Photo / George Markov / ТАСС

Полицейские приковали его наручниками к скамейке. И тут тоже рифма с его собственной акцией: в июле 2020 года он приковал себя наручниками к забору у суда перед вынесением приговора питерской «Сети» (организация признана террористической и запрещена в РФ). Именно об этом сказано в манифесте, который он огласил на Красной площади: «Мы совершим это за вас».

Легко проследить, как менялся русский перформанс за последние 30 лет.

1991 год. Движение «Э.Т.И.» под руководством Анатолия Осмоловского выкладывает на Красной площади своими телами трехбуквенное слово, запрещенное Роскомнадзором. Месседж понятен: идите вы на…

1995-й. Александр Бренер выходит на Красную площадь в боксерских перчатках и кричит: «Ельцин! Выходи, подлый трус!» Тут тоже все ясно: художник вызывает президента на поединок.

1998-й. Акционисты перекрывают Большую Никитскую улицу, скандируя лозунги «Запрещено запрещать!».

2010-й. Группа «Война» переворачивает милицейские машины в центре Питера.

2012-й. Панк-молебен Pussy Riot в храме Христа Спасителя. Девушки просят Богородицу сменить власть в России.

И вот где-то с этого момента вектор акционизма меняется. Как и общая атмосфера в стране. Дальше акции носят откровенно пораженческий характер.

Главный пример: «Фиксация» Павленского, который прибил свою мошонку к брусчатке все там же, на Красной площади.

2015 год, та же Красная площадь. Катрин Ненашева выходит в тюремной робе и бреет голову наголо в знак поддержки заключенных женщин.

Проходит шесть лет — и вот закономерный итог: контрольный выстрел Крисевича, которого называют последователем Павленского.

Павел Крисевич после акции на Красной площади. Фото: Апология протеста

Кто-то скажет, что все это баловство, что у них голова не в порядке, что это они с жиру бесятся. К сожалению, нет, не с жиру. Акционизм, как к нему ни относись, точный барометр состояния общества. Страх, бессилие, невозможность сопротивляться, одиночество, беззащитность перед лицом людей в форме — это то, что испытывает сейчас, мягко говоря, не один Крисевич. А что делает человек, когда он не в силах изменить что-то в стране, но и жить так тоже не может? Накидывается на самого себя. Логика такая: лучше я сам себя, чем они. И это, как ни парадоксально, жест свободного человека. Об этом тоже есть в манифесте акциониста. Он неслучайно произносит слово «бесстрашие».

Видимо, что-то подобное почувствовали и те, кто его задерживал. По последним данным, Крисевичу грозит тюремное заключение.

Ян Шенкман

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика