Ротенберг и его деревянные солдаты

09.06.2021, 13:52, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Волгоград вспоминает Куштау. Получится ли у компании, которую связывают с друзьями президента, вырубить 30 000 деревьев в биосферном резервате ЮНЕСКО?

Техника компани «ЕКС» на территории Волго-Ахтубинской поймы. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Всего 4% территории Волгоградской области покрыто лесами. Остальное — степи и полупустыни. Самому Волгограду повезло: большой массив реликтового леса подступает к нему вплотную, давая городу не только свежий воздух, но и защиту от суховеев.

Этот лес, полосой идущий между пустынными равнинами, образовался более 7000 лет назад. В 2000 году ему придали статус особо охраняемой природной территории и назвали: природный парк «Волго-Ахтубинская пойма». В 2011 пойму — первой из российских ООПТ регионального значения — включили в список биосферных резерватов ЮНЕСКО.

И именно по пойме, по реликтовому лесу, администрация Волгоградской области решила проложить четырехполосную высокоскоростную магистраль, которая свяжет Казахстан с Москвой через Волгоград. Для этого придется вырубить порядка 30 000 деревьев, в том числе 8000 дубов, среди которых и вековые.

Волгоградцы уже устраивают в защиту леса флешмобы и пикеты. На их стороне — закон, прямо запрещающий рубить дубы в пойме. Но подрядчик строительства — компания «ЕКС», которую связывают с семьей близких к президенту миллиардеров Ротенбергов. А стоимость проекта — 5,6 млрд рублей.

***

В пойме — то здесь, то там — воткнуты деревянные колья с сигнальными лентами. Местами — вбиты и забетонированы металлические сваи. Реперные точки будущей трассы.

С предпринимателем и экоактивистом Михаилом Соломоновым мы идем вдоль дубравы.

— В годы войны Волго-Ахтубинская пойма стала укрытием для жителей Сталинграда. Здесь действовали и военные госпитали. 127 штук. До сих пор сохранились землянки и блиндажи, — рассказывает он. — Сейчас волгоградцы приезжают в пойму на выходные, чтобы отдохнуть. Другого леса у нас нет.

Михаил Соломонов. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Михаил предлагает измерить дубы и посчитать их возраст. 2,45 метра в обхвате — 160 лет, 2,35 метра — 140 лет.

— Вся эта дубрава будет вырублена, прямо по ней пойдет трасса.

На вековых дубах уже сделаны зарубки.

Соломонов указывает, что дорога затронет не только деревья, но и систему ериков и нерестилищ. Она пройдет по болотам, где нерестятся карп и сазан.

Публичные слушания по проекту строительства прошли в июне 2019 года. Анонсировали их в местных газетах: в «Волгоградской правде» и «Звезде».

— На момент проведения слушаний утвержденного проекта не было. СМИ писали то о 3000 деревьев, которые потребуется вырубить, то о 15 000. Сейчас выясняется — 30 000. Что на этих слушаниях могли оценить жители, непонятно, — говорит Михаил Соломонов.

Свое отношение к рубкам волгоградцы выразили на флешмобах: в октябре устроили сбор мусора в лесу, в феврале вышли на пробежку вокруг него по маршруту, напоминающему форму сердца. Стояли в одиночных пикетах. В акциях участвовали сотни человек.

— Никто не говорит, что дорога не нужна. Она нужна. Но почему нельзя расширить существующую магистраль? — задается вопросом Соломонов.

Существующая четырехполосная трасса в соседнем с Волгоградом Краснослободске превращается в двухполосную. И прямо на въезде в Краснослободск на ней стоит светофор. Вкупе это дает девятибалльные пробки.

— На въезде в Краснослободск можно установить развязку. А трассу — расширить. Для этого придется вырубить куда меньше деревьев, — говорит Михаил.

Директор парка Наталья Лопанцева. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

С Соломоновым согласна директор природного парка Наталья Лопанцева.

— Парк был официально учрежден в 2000 году. При разработке проекта было известно, что дорога по нему пройдет. Но, во-первых, речь шла о расширении существующей магистрали, во-вторых, она не должна была быть скоростной.

Даже в Южной Африке в заповедниках разрешенная скорость движения не превышает 40 километров в час. У нас же зачем-то хотят проложить по природному парку хайвэй.

Это увеличит антропогенную нагрузку на территорию и уровень шума.

Лопанцева подчеркивает, что строить трассу будут на насыпях, а это однозначно приведет к изменению гидрологического режима.

— Произойдет засоление почв, а следом за ним — остепнение. Деревья начнут умирать. Исчезнут гнездовья птиц: у нас в пойме живут краснокнижные орлан-белохвост и скопа

Комитет природопользования Волгоградской области обещает высадить вместо 8000 вырубленных дубов 100 000 новых. Но директор природного парка обещаниям не верит.

— Приживаемость сеянцев — около 1%. И у нас просто нет места для такого количества деревьев: все сельскохозяйственные земли в пойме принадлежат частникам, сажать деревья на сенокосах и пастбищах не выйдет. На землях гослесфонда посадить можно, но свободные площадки там — только на горевших участках, а они и так должны быть засажены в соответствии с законом.

Кроме того, саженцам, чтобы заменить по своей функциональности уже растущие дубы, понадобится век.

— Чем до этого момента будет дышать Волгоград? — спрашивает Лопанцева.

Петицию в защиту Волго-Ахтубинской поймы на имя министра природных ресурсов Дмитрия Кобылкина подписали 46 000 человек.

Дубрава в Волго-Ахтубинской пойме. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

***

Антон Гетманенко — юрист и многодетный отец. Вместе с семьей они живут в доме на краю дубового леса. Антон не скрывает: защищая Волго-Ахтубинскую пойму, он защищает и свои личные интересы.

— Сейчас я живу на природе, а если трассу построят — буду жить между двумя дорогами.

По мнению Антона, строительство трассы по природному парку незаконно.

— Во-первых, есть положение о Волго-Ахтубинской пойме, которое прямо запрещает рубку дубов на ее территории. Чтобы изменить это положение, необходимо согласование Минприроды РФ. Но такого согласования нет. Кроме того, на мой взгляд, дубравы совершенно незаконно были переведены из категории ценных в категорию противоэрозийных лесов. Дуб — ценная порода дерева. Тем более что лес реликтовый. А его приравняли к искусственным лесопосадкам.

Гетманенко считает, что Рослесхоз мог перевести реликтовый лес в категорию противоэрозийных только в том случае, если администрация области предоставила в ведомство документы, в которых говорилось об отсутствии на месте будущей трассы ценных пород деревьев

— Мы уже больше полугода требуем от надзорных ведомств проверить, какие документы подавала администрация в Рослесхоз. Но волгоградский природоохранный прокурор говорит: «Это не моя компетенция». Волжская межрегиональная природоохранная прокуратура говорит: «Это не наша компетенция». Генеральная прокуратура отправляет наши жалобы в Минприроды, а Минприроды отвечает, что проверку должна вести Генеральная прокуратура.

Антон Гетманенко. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Гетманенко пытался обжаловать бездействие ведомств в суде: подал иски и к министерству природных ресурсов, и к Генеральной прокуратуре. Но в обоих случаях Центральный районный суд Волгограда ему отказал. «Сейчас я продолжаю судиться», — отмечает юрист.

— Есть и другие нарушения закона. Например, в техническом задании для строительства трассы вообще ничего не говорится о том, что она будет проходить по особо охраняемой природной территории. При проектировке не просчитывались альтернативные варианты размещения дороги. В администрации области вам скажут: нет, альтернативные варианты прорабатывались, но все они — хуже. В ответ попросите их предоставить расчеты, сметы, хоть какие-то документы. Ничего они вам дать не смогут.

***

Возвращаясь с Михаилом Соломоновым из леса, замечаем под мостом через Ахтубу огороженную территорию, на которой стоит тяжелая техника: КамАЗы и гусеничные подъемные краны.

Машины постоянно прибывают сюда из Москвы, несмотря на предостережение природоохранной прокуратуры, потребовавшей не начинать строительство.

Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

— Снимать нельзя, — охранник закрывает ладонью объектив камеры. — Сейчас схожу за «главным».

«Главный» выходить из бытовки отказывается.

— Тут уже все готово, — говорит охранник, разворачивая нас. — Техника прибыла, столовая поставлена.

— И когда начнутся работы? — спрашивает Михаил.

— Вот этого сказать не могу.

Помимо природоохранной прокуратуры, против строительства трассы по территории поймы высказался Росприроднадзор. В мае замруководителя ведомства Амирхан Амирханов отправил в Минприроды письмо, в котором сообщил, что «считает целесообразным рассмотреть альтернативные варианты прохождения дороги, исключающие природный парк «Волго-Ахтубинская пойма» из проектной документации». Амирханов также напомнил, что пойма включена в сеть биосферных резерватов ЮНЕСКО.

Но способны ли возражения надзорных ведомств остановить многомиллиардный проект?

***

По мнению волгоградских чиновников, строительство трассы по пойме законно, а аргументы их противников несостоятельны.

Зампред комитета дорожного хозяйства Волгоградской области Роман Туренко говорит, что рассматривалось четыре варианта трассировки.

— Первый предусматривал прокладку дороги по уже существующей автомагистрали. Но закон запрещает строить высокоскоростные трассы в границах населенных пунктов. По документам эта дорога имеет региональное значение, но на деле она станет связующей для магистралей, ведущих из Казахстана в Москву и из Саратова в Астрахань. Мы не можем пустить такой поток через хутор Госпитомник и другие села рядом с Волгоградом.

Расширению существующей трассы, по словам Туренко, мешает риск затопления.

— Сейчас Волжская ГЭС пропускает воду нормировано. Но если она будет пропускать воды больше, то трассу или затопит, или может просто смыть паводком. Затопление уже происходило в 2009 году. Тогда на несколько дней движение по ней было просто прекращено.

Роман Туренко. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

При прокладке трассы по другим маршрутам, по словам Туренко, количество деревьев, которые придется вырубить, увеличится в полтора раза.

Я прошу чиновника показать проектную документацию альтернативных вариантов. И он признается: такой документации нет.

— Для чего это нужно — готовить отдельные чертежи для каждого варианта? Чтобы получить отрицательное заключение экспертизы? Это же все бюджетные средства. Мы прорабатывали альтернативные варианты сами совместно с комитетом природы и техническим советом при комитете транспорта.

***

Зампред комитета природных ресурсов Елена Православнова о строительстве дороги говорит с сожалением. Но упреждает: никаких вариантов проложить ее вне границ природного парка нет.

— Предлагаемая трассировка наиболее щадящая, так как дорога пройдет далеко от самой ценной части Волго-Ахтубинской поймы, в которой находятся основные водные объекты и гнездовья птиц. Что касается дубов, то они составляют 45% от всей лесной растительности в пойме, поэтому рубить их придется в любом случае.

Православнова говорит, что компенсационные высадки будет вести подрядчик строительства — «ЕКС». Лесничеству компания должна передать территории, где на каждом гектаре будет не менее 1500 жизнеспособных молодых деревьев. В течение следующих двух лет после передачи деревья будут дополнительно поливать.

Кол — реперная точка будущей трассы. Фото: Иван Жилин / «Новая газета»

Чиновница говорит, что серьезного экологического ущерба от вырубки деревьев в пойме ее комитет не прогнозирует.

— Потому что трассу проложат по участкам, где лес мозаичен и не представляет собой сплошного массива.

Парирую:

— Я был вчера на месте будущей трассы. Там немало участков, где лес растет сплошной стеной.

— Есть и такие участки, — признает зампред комитета.

Православнова говорит, что проект строительства дороги прошел экологическую экспертизу. Но ознакомиться с ней, отмечает она, нельзя.

Как нельзя и узнать имена людей, ее исполнявших. «Вы представляете, какое давление на них начнется? В том числе через СМИ», — аргументирует зампред комитета.

***

Волгоградские СМИ о конфликте вокруг поймы пишут прямо: «Рубить надо». В местных провластных telegram-каналах защитников поймы называют «городскими сумасшедшими», «аферистами» и приписывают им несуществующие судимости.

Есть и первое уголовное дело — против директора природного парка Натальи Лопанцевой. Ее обвиняют в том, что она оштрафовала двоих волгоградцев за разведение костра на территории поймы, не поймав их на месте, а основываясь на фотографиях очевидцев. По версии Следственного комитета это — «фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности» (ст. 303 УК РФ).

— Статья 28.1 КоАП не запрещает открывать административное дело по заявлениям граждан. Ко мне обратились знакомые, которые просто увидели этот костер, сфотографировали его и прислали эти фото мне. А я действительно составила протоколы. В чем нарушение закона с моей стороны — мне непонятно. На мой взгляд, это заказ.

Наталье Лопанцевой грозит до четырех месяцев ареста.

Иван Жилин

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика