«Какая твоя фамилия, сволочь?»

25.05.2021, 1:42, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Авиаэксперт Вадим Лукашевич о «воздушных пиратах», захвативших самолет с экс-главредом NEXTA Романом Протасевичем.

Самолет авиакомпании Ryanair, летевший по маршруту Афины — Вильнюс, развернулся, не долетев 30 километров до границы Беларуси с Литвой, и вынужден был экстренно сесть в Минске. Из-за бомбы на борту, которой там не оказалось. Зато в Минске был снят с самолета и тут же задержан редактор телеграм-канала NEXTA Роман Протасевич. Самолет вылетел в Вильнюс без него, простояв в минском аэропорту два часа. Что это было — объясняет авиаэксперт Вадим Лукашевич

Маршрут рейса FR4978 авиакомпании Ryanair. Фото: Flightradar

Вадим Павлович, как можно принудить к развороту и экстренной посадке мирно летящий гражданский самолет, который ничего не нарушает и вот-вот покинет воздушное пространство страны, где его хотят посадить?

— Диспетчер может дать такое указание. Самолет, находящийся в воздухе, пользуется правом экстерриториальности, там действуют законы страны его регистрации, но пока он находится в воздушном пространстве другого государства, он должен выполнять указания с земли. Принудить к посадке его может и военный самолет, есть ряд маневров, есть команда «следуй за мной», есть угроза — военный самолет подлетает к гражданскому и показывает ему борт с ракетами, то есть он готов применить оружие. Он может сделать маневр —пересечь курс гражданского самолета.

Перед носом?

— Прямо перед носом на большой скорости. Это команда на изменение курса. Иначе говоря, для этого есть ряд маневров, ряд приемов на случай, если нет прямой радиосвязи между самолетом и перехватчиком. Технически это несложно.

Как я понимаю, вы сравнивали траекторию этого самолета с тем, как садились на этом маршруте другие в штатном режиме. Вы поэтому сразу предположили, что здесь был именно истребитель?

— А здесь очень интересный момент. Если идет нормальный полет, то все рейсы начинают снижаться примерно за 177 километров. То есть чуть ли не над Минском этот самолет должен был начать снижаться — в соответствии с планом полета, который должен был знать и отслеживать белорусский диспетчер. Вместо этого летчики шли, не снижаясь, с максимальной скоростью, то есть уже нарушали свой план полета.

Они не готовились к посадке в Вильнюсе, у них задача была — максимально быстро покинуть воздушное пространство Беларуси,

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Экс-главреда телеграм-канала NEXTA Романа Протасевича задержали в Беларуси

Его рейс Афины — Вильнюс экстренно сел в Минске в сопровождении истребителя. Европа грозит Лукашенко расследованием и санкциями. Главное

а уж потом они начали бы как-то снижаться. Это уже не был штатный полет.

По каким причинам самолет может стремиться максимально быстро покинуть воздушное пространство страны? Например — если у него на борту происходит нечто экстраординарное, и экипаж понимает, что это провокация. Известный блогер Рустем Адагамов написал, что агенты КГБ устроили драку на борту, что они создали настолько опасную ситуацию, что летчики вынуждены были попросить экстренную посадку

Драку опровергает авиакомпания.

Вот именно. Если бы причиной была драка на борту, то как раз от той точки, где они начали разворот, быстрее долететь было до Вильнюса. То есть если бы летчики вынуждены были срочно садиться из-за драки на борту, так Вильнюс был ближе.

Белорусские власти объявили, что поступило сообщение о бомбе на борту. Это ведь повод, чтобы диспетчер дал указание самолету развернуться?

— Две минуты — и это уже была бы проблема не белорусского диспетчера, а там пусть его литовский коллега разбирается с самолетом, у которого якобы бомба на борту. Здесь наверняка не белорусский диспетчер был главным, потому что его требование развернуться к аэропорту в Минске из-за бомбы на борту явно нелогично.

И окончательное решение обычно принимает все-таки командир воздушного судна.

— Конечно. За все, что происходит на борту, отвечает именно КВС. Абсолютно за все. Он единственный принимает решение. Это жесткое правило. И что могло произойти такое, что заставило развернуться летчика, которому до границы воздушного пространства Беларуси оставалось 30 километров, который шел, не снижаясь, потому что любое снижение — это и снижение скорости? С самолетом MH-17, сбитым, как вы наверняка помните, над Донбассом, ситуация была такая. Они летели на высоте 39 тысяч футов, а по плану должны были подняться, украинский диспетчер напомнил им об этом, но экипаж по каким-то причинам принял решение не подниматься.

И вот за две минуты до белорусско-литовской границы рядом с самолетом Ryanair появился истребитель. Что он делал — этого мы не знаем, этого пока пилоты не рассказали. Но экипаж вдруг принимает решение резко развернуться и уходит на белорусский аэродром.

Мое предположение — истребитель проделал какой-то маневр, подал какой-то знак, что экипаж понял: сейчас их подстрелят.

Поднять истребитель против мирного самолета, который ничего не нарушал, никуда не вторгался…

— …Который заплатил за то, чтобы здесь лететь.

Насколько это допустимо с точки зрения международных норм? Что должно произойти, чтобы кто-то принял такое решение?

— Если поступило сообщение, что на борту бомба, то поднять истребитель — это нормальная практика. Вспомните ситуацию с башнями-близнецами: самолет, захваченный террористами, сам становится управляемой бомбой, он может упасть на жилые районы, правительственные здания и так далее. Поэтому истребитель должен контролировать полет такой «управляемой бомбы».

Да, но через две минуты, как вы говорите, эта «бомба» летела бы уже над Литвой. А тут самолет заставили развернуться и нести предполагаемую бомбу в Минск над половиной белорусской территории.

— Именно! Он летит, никуда не отклоняясь, в сторону Литвы, хочет как можно быстрее выйти к ее воздушному пространству. Так пусть его и встречают литовские истребители. Если самолету нужна была срочная посадка, то, повторю, Вильнюс был ему ближе. Вместо этого он за две минуты до границы развернулся — и только потом стал снижаться. Видимо, белорусские власти не хотели, чтобы «бомба» улетела к соседям.

Я поняла: Лукашенко спасал Литву, там живет много дорогих ему людей. Тихановская, например.

— Да. Причем практически ценой жизни собственных граждан.

Если серьезно, то напрашивается слово «пиратство».

— А это и похоже на воздушное пиратство. Я, например, не вижу разницы между действиями сомалийских пиратов — и белорусских властей в этом случае. Там под угрозой применения оружия останавливают судно, чтобы завладеть деньгами, ценностями, заложниками. Здесь тормозят самолет, и «пираты» поднимаются на борт, чтобы снять с него человека. В принципе действия одни и те же.

Аэропорт Минска. Фото: wikipedia.org

Какие санкции предусмотрены в международном праве за такие действия?

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика