Бывшие личности

29.04.2021, 15:10, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Слияние «до степени неразличения» ролей следователей и судей в общественном мнении знаменует собой кончину суда.

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

В отличной и с блестящим заголовком — «Назначить меру издевательства» — заметке коллеги Андрея Карева есть показательная неточность, которая, впрочем, даже делает его мысль острее. Эта «точная неточность» прямо в подзаголовке режет глаз, как орфографическая ошибка: «Судьи и следователи начали откровенно измываться…» — совсем разные по закону об уголовном процессе роли без обиняков объединены тут союзом «и».

В советские времена в обкомах партии действовали отделы «судов и правоохранительных органов» — как бы в одно слово. В 90-е годы судьи публично подчеркивали, что они «не правоохранительные органы». А что судьи думают по этому поводу сейчас, мы не знаем: они перестали обсуждать такие темы за пределами круга «судей и следователей» (и прокуроров).

Между тем в сознании россиян, не обремененных юридическим образованием, различие между этими ролями до сих пор тоже проводилось: следователь (как и любой «правоохранитель») ассоциировался с «законом» как принуждением, а судья — все же с «правом» как справедливостью и защитой.

Следователь — «винтик» государственной репрессивной машины и как бы безлик, а судья, подписывающий приговор или постановление по мере пресечения, — все же личность,

несущая перед сторонами и обществом некие обязательства в смысле «правосудия».

Когда обвинение требует для ребят из «Доксы» меру пресечения в виде запрета выходить из дома на 23 часа 59 минут (с этого примера и начинается заметка Карева), судья не может не понимать, что такая мера называется домашним арестом. К следователю, под чьим руководством проводится очередной обыск по «санитарному делу», вопросов как бы и нет — на то он и «силовик». А к судье — есть: как грамотный юрист (почти правовед) он не может не понимать, что сама конструкция покушения на неосторожное преступление абсурдна.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Антрополог среди силовиков

Монолог обвиняемого, который начал исследование обвинителей

Так издеваются ли «и судьи» или им, бывшим личностям, понимающим, что они могут попасть в опалу через механизм надзора за ними со стороны спецслужб, не хватает мужества принять решение по праву? Типа, подписывают, плача в уголку?..

Этот вопрос занимает нас скорее с философской и художественной точек зрения, а с обыденной ответ уже ни на что не влияет. Но слияние в общественном сознании «до степени неразличения» роли суда, который еще не так давно мыслился над схваткой, и, по сути, обвинения — это есть та точка, где исчезло право, а на его месте появилась обещанная президентом Путиным еще в самом начале его правления «диктатура закона».

Леонид Никитинский, обозреватель, член СПЧ

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика