Борьба за церковное наследие русской эмиграции во Франции

28.03.2021, 20:58, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News
  Поддержать в Patreon

Как РФ использует ТВ-пропаганду

Опубликовано: 27/03/2021 Ксения Гулиа

РФ в борьбе за церковное наследие эмиграции задействует в том числе телевизионную пропаганду © скриншот видео youtube-канала «России 24»

РПЦ давно и с разной степенью успешности пытается унифицировать под своим началом русское православие в эмиграции. Самые жесткие формы борьба за «воссоединение» с Москвой приняла в Ницце, где РФ в 2010 году отсудила у исторической ассоциации ACOR-Nice Николаевский собор с последующим переводом его в Московский патриархат. На этом российские претензии на церковное имущество на Лазурном берегу не ограничились. Одним из инструментов российского государства и РПЦ в этой стратегии стала телевизионная пропаганда.

РЕКЛАМА

В ноябре 2020 и марте 2021 года в программе «Вести недели» на «России 24» вышли сюжеты о тяжбах за церковное имущество на юге Франции, в которых присутствуют обвинения в адрес Культурной православной русской ассоциации в Ницце ACOR-Nice и персональные выпады против ее вице-президента Алексея Оболенского. Никаких комментариев самой ACOR российское ТВ в своих сюжетах не представило. Заинтересованные лица называют эти медийные атаки клеветой с целью очернить ACOR-Nice, с которой у РФ многолетний конфликт.

Автор этих репортажей — корреспондентка ВГТРК Анастасия Попова, прославившаяся пропагандистским сюжетом о доме, в котором жил Алексей Навальный во время реабилитации в Германии. 18 марта стало известно, что Попова стала лауреатом премии «Золотое перо» Союза журналистов России.

Мартовский сюжет Поповой с Лазурного берега вышел на «России 24» вскоре после того, как суд в Ницце счел незаконными российские претензии на церковь святых Николая и Александры (Старую церковь) и русское приходское кладбище Кокад. Решением от 25 февраля 2021 года ниццкий суд признал права на церковь и кладбище за местной ассоциацией ACOR-Nice по «приобретательной давности» (prescription acquisitive). Такого рода культурные ассоциации, согласно французскому закону 1905 года о разделении церквей и государства, заведуют во Франции церковной собственностью.

Свои права на Старую церковь и кладбище в 2014 году заявила Россия, ранее отсудившая у ACOR Свято-Николаевский собор — крупнейший православный храм в Западной Европе. В обоснование претензий РФ представила «исправляющие нотариальные акты» местного нотариуса Гийома Югунена (Hugounenc). По сути Гийом Югунен распространил решение суда по Николаевскому собору на остальную церковную собственность, связанную с русской эмиграцией на юге Франции. Ситуация накалилась вплоть до попыток российской стороны захвата кладбища путем смены замков.

Подробнее о конфликте вокруг Старой церкви и кладбища можно прочитать в этом материале RFI.

В феврале 2021 года ниццкий суд признал исправляющие акты нотариуса Югунена относительно Старой церкви и кладбища ошибочными. При этом суд счел законными претензии РФ на три участка в центре Ниццы общей площадью в три с половиной тысячи квадратных метров около Николаевского собора, который РФ ранее отсудила у ACOR.

Российские претензии на церковное имущество во Франции

Российское федеральное ТВ в своих сюжетах о тяжбах на Лазурном берегу продвигает две основные линии. Во-первых, о том, что местные ассоциации, ведущие свою родословную от белой эмиграции, управляют церковным имуществом неправильно, и нужно «навести порядок». Во-вторых — что вся церковная собственность на юге Франции якобы должна принадлежать Российской Федерации как правопреемнице Российской империи.

Начнем с последнего. В репортаже «России 24» от 14 марта нынешний настоятель Свято-Николаевского собора в Ницце, протоиерей РПЦ Андрей Елисеев говорит, что вся церковная собственность в Ницце «приобреталась с участием российских официальных лиц». По его словам, это касается и церкви святых Николая и Александры — старейшей в Западной Европе приходской русской церкви. Как подчеркивает Елисеев, в купчей на участок для Старой церкви стоит подпись графа Штакельберга, представлявшего императрицу Александру Федоровну. В этом же сюжете «России 24» утверждается, что приходское кладбище Кокад в Ницце в 1866 году «купило российское консульство».

Церковь святых Николая и Александры в Ницце — первый в Западной Европе приходской русский храм © Фото: commons.wikimedia.org

Как объясняет в интервью RFI вице-президент ACOR-Nice Алексей Оболенский, территории для Старой церкви и кладбища Кокад приобретались в позапрошлом веке не российским государством, а местными резидентами — частными лицами, которые жили на Лазурном берегу и собирали на это деньги. «Они были русские подданные, верные сыны России, все это регистрировалось через консульство. Но средства на это собирались у частных лиц», — говорит Оболенский.

«Подпись Штакельберга, которому было поручено хлопотать о разрешении на постройку храма при Туринском правительстве, еще не значит, что он был покупателем участка» для Старой церкви, — добавляет вице-президент ACOR-Nice.

Ниццкий суд в своем решении от 25 февраля 2021 года пишет, что эти объекты, в том числе Старая церковь и часовня на кладбище Кокад, зачастую возводились «благодаря финансированию российской императорской семьи или „белых русских“, покинувших Россию». А затем «почти в течение столетия поддерживались русскими эмигрантами и их потомками». Как указывалось выше, суд признал права ACOR-Nice на церковь и кладбище с учетом «приобретательной давности» (prescription acquisitive), поскольку ассоциация публично заведовала этим имуществом с 1927 года. Претензии РФ на церковь и кладбище были отклонены.

В этом же решении ниццкий суд признает, что эта тяжба «значительно выходит за рамки чисто юридического спора и вписывается в сложную религиозную и государственную историю».

Отметим, что ситуация с Николаевским собором, который РФ десять лет назад отсудила у ACOR, — иная. Собор был построен на земле, купленной российским императором Александром II. Эту землю тогдашний владелец участка Николай II в 1909 году передал в пользование на 99 лет русской общине, основавшей в 1923 году ассоциацию ACOR. На момент заключения договора аренды (эмфитевзиса), собора на этом участке еще не было. Когда действие арендного договора закончилось (2008 г.), РФ начала оспаривать Николаевский собор у местной ассоциации и выиграла суды во Франции вплоть до кассации в 2013 году.

Николаевский собор в Ницце © RFI / Denis Strelkov

Как рассказывает Алексей Оболенский, российские представители после суда заверили, что готовы разделить «пользование» (affectation) собором с ACOR — то есть не препятствовать местной приходской ассоциации служить в Николаевском соборе, собственником которого суд объявил Россию. «Но на следующий же день они сменили замки и поставили на входе (в собор) охранника», — указывает вице-президент ACOR.

Сейчас Николаевский собор является собственностью РФ и частью Корсунской епархии Московского патриархата. В ACOR отмечали, что переход собора к РФ совершился при поддержке местных властей. В частности бессменного мэра Ниццы, члена правой партии «Республиканцы» Кристиана Эстрози, известного хорошими связями с Москвой.

Переход ниццкого прихода к Румынской церкви

Еще одно «обвинение» «России 24» в адрес ACOR-Nice заключается в том, что приход русской традиции в Ницце в 2019 году перешел под крыло Румынской православной церкви. Здесь необходимо напомнить причины и контекст этого перехода.

После большевистской революции в эмиграции образовалось несколько «очагов» русского православия, отличных от РПЦ. Среди них — Архиепископия русских церквей с центром в Париже (парижская епархия). Отношения с Москвой у нее изначально складывались сложно. В 1931 году по просьбе самих русских приходов Вселенский патриархат принял их под свое крыло. Статус епархии в XX в. несколько раз менялся. С 1999 по 2018 годы Архиепископия была в юрисдикции Вселенского патриархата в качестве русского экзархата — обособленной церковной области с большой долей самостоятельности.

Парижская епархия, с одной стороны, стала наследницей русских церковных традиций, с другой стороны — европейской культуры. С самого начала жизнь епархии была организована в духе решений знаменательного Поместного собора Русской церкви 1917—1918 гг. Это, например, отказ от жесткой иерархии и активное участие мирян в церковной жизни. Примечательно, что эти идеи никогда не были реализованы самой РПЦ — ни в СССР, ни после.

В ноябре 2018 года Вселенский патриарх Варфоломей отозвал статус экзархата у русских приходов и предписал им влиться непосредственно в местные грекоязычные митрополии Константинопольского патриархата, которые параллельно существуют в Западной Европе. Иными словами — перейти в прямое управление Константинополя.

С этого момента в Архиепископии начался острый кризис. Подавляющее большинство (93%) представителей епархии проголосовали против прямого управления из Стамбула. Тогда же начались переговоры с Москвой.

За переход под омофор Московского патриархата ратовал глава Архиепископии Иоанн Реннето (на тот момент с титулом Хариупольский). Свои аргументы он излагал в интервью RFI.

7 сентября 2019 года Архиепископия на внеочередной генассамблее в Париже не утвердила проект о присоединении к РПЦ. За переход в Москве проголосовали 58% делегатов при необходимом минимуме в две трети голосов. Но это не помешало Иоанну Реннето объявить о своем переходе в юрисдикцию РПЦ.

За Иоанном (с титулом «Дубнинский» в составе РПЦ) к Москве перешли часть клириков и приходов парижской епархии. Некоторые французские приходы остались под юрисдикцией Константинополя, став частью Галльской митрополии Вселенского патриархата. Приход в Ницце перешел под крыло Румынской православной церкви. В РПЦ этот кризис преподнесли как «воссоединение Архиепископии приходов русской традиции с Церковью-Матерью».

Некоторые выражали опасения, что в бывшем русском экзархате со сменой поколений священнослужителей и прихожан будет демонтировано наследие русской эмиграции. В этом смысле показателен пример Сурожской епархии в Великобритании. Под руководством харизматичного и влиятельного митрополита Атония (Блума, 1914–2003) Сурожская епархия десятилетиями сохраняла самостоятельность и следовала духу Поместного собора 1917—1918 гг., будучи в составе Московского патриархата. Но затем, со смертью Антония и сменой поколений прихожан, была превращена в обыкновенную епархию РПЦ без каких-либо намеков на свободу.

«Возникает вопрос, какое моральное право имеет румынский приход владеть собственностью Святейшего Синода РПЦ», — негодует в интервью «России 24» настоятель перешедшего РФ Николаевского собора в Ницце Андрей Елисеев.

Как указывает Алексей Оболенский, во-первых, ниццкая Старая церковь никогда не была собственностью Синода РПЦ. Во-вторых, переход к РПЦ был невозможен, особенно с учетом судебных разбирательств и атак с российской стороны.

Была возможность у ниццкого прихода остаться с Константинопольским патриархатом, но, как говорит Оболенский, в этом случае исторический храм в Ницце мог бы стать «обменным товаром» между Вселенским патриархатом и перешедшей к РПЦ частью Архиепископии, чего в ACOR-Nice хотели избежать.

Румынская церковь не оказывает на ниццкий приход никакого давления, «не вмешиваются в дела, только поддерживают морально», подчеркивает Оболенский.

Выпады в адрес ACOR-Nice и Алексея Оболенского

В репортаже «Вестей недели» от 14 марта звучат обвинения в «торговле могилами» и их «опустошении» в адрес ассоциации ACOR-Nice, которая почти век заведует ниццким кладбищем Кокад — вторым по размеру русским кладбищем во Франции после Сент-Женевьев-де-Буа. Эти обвинения в адрес ACOR высказывает президент ниццкой ассоциации «Франко-Русское пространство» Кристиан Фризе, ссылающийся на некое «аудиопризнание садовника» (в сюжете аудиопризнание не приведено).

Как подчеркивает Алексей Оболенский, местами на кладбище никто никогда не «торговал». За выделение участка на кладбище полагалась определенная плата, что практикуется везде, а в 1930-х для неимущих была основана братская могила.

В 1920-х, с наплывом эмигрантов из РФ после большевистской революции и поражения Белого движения в Гражданской войне, руководство прихода установило следующие порядки: стало возможным купить заброшенные могилы либо полностью, либо приобрести отдельные в них места. «Это практикуется и сегодня, в соответствии кладбищенскому уставу, ибо мест на кладбище крайне мало, а отдельных склепов нет», — поясняет вице-президент ACOR.

Заявления Фризе об «опустошении могил» и «сжигании гробов» Оболенский называет абсолютным бредом. Во Франции открывать могилы имеют право только сотрудники похоронных бюро — в особых случаях, и ACOR всегда действует согласно закону, подчеркивает он.

Мартовский репортаж «России 24» отличается и немалым количеством персональных выпадов против Алексея Оболенского. Оболенский все нападки российского ТВ отвергает: «Что касается высказываний лично меня оскорбляющих, в них нет, как и в остальном, ни капли правды».

Алексей Оболенский, вице-председатель ассоциации ACOR и староста церкви св. Николая и св. мученицы Александры в Ницце. RFI

Отметим, что выпады и оскорбительные высказывания в адрес Оболенского в интервью российскому ТВ делает французский славист Рене Гера. В 2007 году Гера был награжден российским Орденом Дружбы «за большой вклад в развитие российско-французского сотрудничества» указом Владимира Путина. С 2004 года он является почетным зарубежным членом Российской академии художеств.

Гера в репортаже «Вестей недели» в частности настаивает, что княжеский род Оболенских Алексея Оболенского не признает.

«Я знаю, кто был мой дед (Владимир Андреевич Оболенский). Кстати, вся РФ его знает. Он был общественным деятелем. Что мне надо доказывать? Я не собираюсь ничего доказывать. — говорит Алексей Оболенский. — Если мое происхождение кому-то стало поперек горла, то я не виноват. Своим „княжеством“ я никогда не кичился, не начинать же на склоне лет».

О судьбе своей семьи Алексей Оболенский рассказывал в интервью RFI в 2017 году.

Автор репортажа для «Вестей недели» Анастасия Попова без указания на какие-либо источники утверждает, что Алексея Оболенского в 2003 году «выгнали из университета Ниццы за воровство и лишили права на пенсию». В интервью RFI Алексей Оболенский объясняет, что ушел из университета в 2003 году по своему усмотрению из-за того, что в русскую секцию был назначен Рене Гера. «Поскольку возраст был подходящий, я ушел с полной пенсией», — добавляет Оболенский.

Ранее представители РФ подавали жалобу на Алексея Оболенского о краже «царских реликвий», в том числе окровавленной рубашки Александра II, в которой император был во время нападения народовольцев в марте 1881 года в Санкт-Петербурге. При этом французская прокуратура отказалась возбуждать какое-либо дело о краже.

Подробнее об изъятии у ACOR рубашки Александра II представителями РФ можно прочитать здесь.

Алексей Оболенский рассказывает, что подобные выпады и запуск слухов относительно ниццких священнослужителей имели место и раньше, на фоне юридических баталий за Николаевский собор. «Сейчас они пытаются дискредитировать меня. Они готовят в каком-то смысле почву. Здесь очень много российских граждан смотрят исключительно российское телевидение. Всегда можно надеяться, что хоть что-то у них останется (в памяти), и полного доверия у них уже не будет», — с сожалением констатирует Оболенский.

Церковь в Каннах

Сюжеты «России 24» охватывают не только Ниццу, но и Канны, где РФ заявила свои права на церковь Михаила Архангела. В ноябрьском сюжете Анастасии Поповой утверждается, что в этой церкви «крепко обосновалась местная организация под названием „Православная культурная ассоциация Ниццы“ (ACOR) и передавать здание РФ не собирается». Там же утверждается, что РФ является собственником земли, на которой расположена каннская церковь, как правопреемница Российской империи.

Сразу оговоримся, что ниццкая ACOR-Nice, с которой у РФ многолетний конфликт, не имеет никакого отношения к церкви Михаила Архангела в Каннах.«ACOR — это культурная православная русская ассоциация. В 1923 году все существовавшие тогда храмы основали такие ассоциации. Это были Ментон, Ницца, Канны, Биарриц, Париж. И все под названием ACOR. У нас ACOR-Nice, там — ACOR-Cannes», — поясняет Алексей Оболенский.

Президент ACOR-Cannes Владимир Янсен в интервью RFI поясняет, что на момент возведения храма в Каннах в конце XIX века его собственником был строительный комитет под председательством проживавшего на Лазурном берегу великого князя Михаила Романова. Участники комитета, куда вошли русские аристократы, сделали крупные вклады. Власти Российской империи не принимали участия в строительстве, пожертвования делали проживавшие в Каннах русские семьи, а также местные коммерсанты и владельцы отелей. Сам участок под церковь русской общине подарила Александра Трипе (урожденная Скрипицына) — жительница Канн, жена местного землевладельца Эжена Трипе.

С 1923 года управляющий церковью комитет стал ассоциацией ACOR-Cannes, которая стала заведовать церковным имуществом, согласно французскому закону о разделении церквей и государства.

РФ заявила свои права на этот участок площадью в шесть тысяч квадратных метров под предлогом акта 2014 года того же нотариуса Гийома Югунена — как и в случае с Ниццей. По словам Янсена, более давний нотариальный акт от 1982 года закрепил за ACOR-Cannes статус собственника по приобретательной давности. Акт нотариуса Югунена от 2014 года не имеет юридической силы, настаивает он.

В Каннах все осложняется тем, что в 2015 году был назначен судебный администратор, который в данный момент управляет ACOR-Cannes. Сама ассоциация сейчас в процессе ликвидации юридического лица (liquidation judiciaire), говорит Янсен.

В сентябре этого года должен состояться суд между РФ и администратором ACOR — наподобие того, что состоялся в Ницце в феврале. Если суд, как и в Ницце, признает права на участок по приобретательной давности, его собственником станет судебный администратор, который сможет в определенный момент продать землю. 

При этом сама церковь Михаила Архангела нуждается в ремонте. В августе 2015 года мэрия Канн объявила здание опасным для посещения. «Сейчас главное спасать церковь, все может рухнуть. И никто ничего не делает», — говорит Владимир Янсен. В сентябре 2015 года уже упал купол колокольни. Россия, называющая себя собственницей этой территории, пока тоже ничего не предложила для ремонта церкви.

Издание Nice-Matin в 2016 году писало, что российские власти и их сателлиты уже пытались установить контроль над территорией, где расположена церковь в Каннах, в 2006 году. Московский патриархат пытался это сделать через бывшего настоятеля каннской церкви Варнаву (Прокофьева, 1945–2017), бывшего епископа РПЦЗ (лишен сана в 2014 году). Ситуация вылилась в конфликт со значительной частью прихода и судебные разбирательства, которые завершились не в пользу Варнавы. Издание отмечало, что в этой истории в качестве посредника выступил некий житель Украины, которого французские спецслужбы внесли в список лиц, представляющих угрозу нацбезопасности за связи с организованной преступностью. 



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:

ЮMoney - 410011013132383
WebMoney – Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика