Музею — косточку, великому князю — трюфели

24.03.2021, 7:20, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

РПЦ отступилась от Исаакия, но получает все новые здания в лавре и открывает там дегустационный зал.

Пока не стоит

Директор государственного музея-памятника «Исаакиевский собор» Юрий Мудров заявил, что вопрос о передаче здания православной церкви «сегодня не стоит» — «РПЦ в настоящий момент сняла все вопросы по этому поводу».

Напомним, дорожная карта передачи собора Русской православной церкви была выпущена комитетом имущественных отношений Смольного в декабре 2016 г. Хотя официальной заявки, как это требуется по закону, подано не было — вопрос обсуждался в личной переписке между патриархом Кириллом и губернатором Георгием Полтавченко.

Гражданские активисты и оппозиционные депутаты пытались отменить решение Комитета имущественных отношений (КИО) через суд, но по формальным основаниям разбирательство было прекращено. Не увенчались успехом и намерения вынести вопрос об использовании собора на общегородской референдум. Депутат Борис Вишневский и градозащитник Павел Шапчиц пытались обжаловать сам закон №327 «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения…» — как несоответствующий Конституции. Однако Конституционный суд отказался рассматривать жалобу — решив, что оспариваемая заявителями норма не нарушает их права и не лишает возможности отстаивать свои интересы в суде.

Акции в защиту сохранения музея в стенах Исаакия не утихали несколько лет, наиболее многочисленные собирали до десяти тысяч человек. Выпущенной КИО дорожной карте так и не решились дать ход, а к концу 2018 года этот документ утратил силу.

Токсичную для властей тему постарались законсервировать до исхода губернаторских выборов — 2019.

А после них выборочная проверка контрольно-счетной палатой финансово-хозяйственной деятельности музея «Исаакиевский собор» выявила ряд нарушений — в том числе неэффективное расходование бюджетных средств (около 207 млн руб.), заключенное директором самим с собой соглашение о работе по совместительству (главным специалистом) с необоснованными выплатами и др. Тогда возникли опасения, что этот сюжет может быть связан с возобновлением попыток передачи собора РПЦ. Глава СКР Александр Бастрыкин поручил региональному управлению проверить информацию о расходовании музеем бюджетных средств. Но сообщений о результатах этой проверки не последовало.

Нерешенность вопроса о передаче Исаакия церкви председатель ЗакСа Вячеслав Макаров пытался использовать в своей полемике с исполнительной властью — упрекая чиновников Смольного в том, что те «размазывают сопли по щекам», и заявляя, что «власть не должна быть импотентом».

Заявление Мудрова о «больше не стоит» свидетельствует о намерении властей не возбуждать общество понапрасну в очередную выборную пору.

Хранители и поглотители

К тому же на петербургской поляне РПЦ нынче больше увлечена подготовкой к масштабным празднованиям юбилея Александра Невского, под который удалось заручиться поддержкой президента Путина в деле о возвращении ряда объектов лавры. В том числе занимаемых Музеем городской скульптуры — включая Благовещенскую усыпальницу с уникальным собранием высокохудожественных надгробий, большей частью неотделимых от привязанных к ним захоронений.

Установленная законом процедура допускает передачу церкви объектов, занимаемых учреждениями культуры, лишь при условии предоставления им равноценных помещений. Но тут телегу взялись запрягать перед лошадью — лишь бы поспеть к значимой для РПЦ дате. Первые варианты, предложенные музею чиновниками, трудно было оценить иначе как издевку: затопленный подвал, подвальное помещение в жилом доме, квадратные метры в промышленном здании в соседстве со складами, мебельным производством и шиномонтажом.

Музей вынужден был начать освобождение второго этажа Благовещенской усыпальницы, где располагалась экспозиция «Знаки памяти» (мемориальная надгробная пластика, спасенная музейщиками с разрушенных кладбищ). За несколько дней до Нового года руководство комитета по культуре «попросило» освободить эти помещения до 1 января, не подкрепив эту просьбу финансированием. Сотрудникам музея пришлось пожертвовать своими премиями — деньги пошли на оплату услуг компании, привлеченной для профессионального демонтажа и переноса экспонатов (в том числе предметов весом около 300 кг).

Вместо благодарности настоятель Александро-Невской лавры епископ Назарий выступил с отповедью, фактически поставив в один ряд музейщиков и вандалов:

«Сейчас в Благовещенской церкви сохраняют осколки разбитых надгробий. Сотрудники музея называют их артефактами. Но ведь эти «артефакты» можно воспринять только как укор тому варварству, которое было совершено: когда не ценили предков, не оберегали отеческие гробы. Разорили могилы, раскололи надгробия, перенесли надгробные памятники в то место, где праха усопших под ними нет, а теперь показывают их как музейные экспонаты».

Оскорбленные научные сотрудники вынуждены были отреагировать публично — на сайте музея. Разъяснив Назарию, что основу экспозиции составляют подлинные надгробные памятники XVIII–XIXвв., большинство из которых в целости и сохранности, располагаются на своем историческом месте — над захоронениями выдающихся деятелей отечественной истории. Если же говорить о фрагментах (но никак не осколках) из коллекции «Знаки памяти», то они «были либо спасены создателями музея в тяжелые для петербургских кладбищ 1920–1930-е годы, либо перенесены в экспозицию с сохранившихся монументов в процессе реставрации». И многочисленные документальные свидетельства указывают, что наибольшие разрушения надгробных памятников и деталей интерьера Благовещенской усыпальницы пришлись как раз на то время, когда она принадлежала церкви, — ХIX столетие, подчеркивалось в заявлении. Причем эти «факты вандализма происходили при непосредственном участии духовенства Александро-Невской лавры». Так, в 1830-е, при реконструкции нижнего храма, было полностью уничтожено оригинальное убранство Петровской эпохи, включая иконостас; несколько уникальных надгробий были разбиты и демонтированы по распоряжению митрополита Серафима. А во второй половине XIX века безжалостно уничтожили скульптуры гения и плакальщицы с надгробия А. А. Нарышкина, выполненные И. П. Мартосом (автором памятника Минину и Пожарскому в Москве).

Экспозиция Музея городской скульптуры. Фото: gmgs.ru

Этим и другим актам вандализма не смогли помешать многочисленные протесты членов Императорской Академии художеств и других деятелей культуры того времени. Тогда как «создание светского музея в стенах Благовещенской усыпальницы и в Некрополях Александро-Невской лавры стало подлинным спасением для десятков уникальных памятников русской истории и культуры, созданных руками выдающихся отечественных и зарубежных скульпторов». И именно Музей городской скульптуры спас эти памятники от уничтожения в годы блокады Ленинграда.

Губернаторский фальстарт

Передачу помещений второго этажа Благовещенской усыпальницы (свыше 400 кв. м) в безвозмездное пользование петербургской епархии РПЦ сроком на 100 лет Смольный оформил только теперь: 16 марта выпущено соответствующее распоряжение КИО.

Следом пресс-служба Смольного известила, что Музей городской скульптуры уже на следующей неделе обретет ключи от новой площадки, сопроводив сообщение словами губернатора. «Музей получает помещение в самом сердце города — на Невском проспекте. Уверен, что в скором времени и петербуржцы, и туристы увидят там современную интересную экспозицию», — заверил Александр Беглов.

Насчет скорой экспозиции глава города, пожалуй, погорячился. Передаваемое пространство сотрудники музея в доме 19 по Невскому проспекту смогли осмотреть только 18 марта. Это два помещения в первом и втором этажах общей площадью около 400 кв. м, где до 2018 года квартировал магазин косметики. Но договор аренды был расторгнут через суд — из-за самовольной перепланировки (еще 8 лет назад арендатор устроил лестницу в цоколе, сделав внутреннее пространство двухуровневым). Из-за этих нарушений, никак документально не оформленных, имущественный блок Смольного не мог пристроить этот объект через торги или целевым назначением, хотя такие заявки поступали.

Помещения требуют ремонта — сейчас там нет даже освещения, розетки вырваны с мясом, окна покрыты граффити.

«Пока мы не можем сказать, под какие именно цели будут использованы эти помещения. Их еще предстоит оценить специалистам, изучить документацию, понять, что и как можно внутри перепланировать или нельзя», — рассказала «Новой» замдиректора по науке Елена Крылова.

Создание экспозиции — дело не такое быстрое, как может представляться губернатору. Это серьезная научная работа. Не говоря о финансировании, конкретики по которой Смольный не обозначил.

Информацию о предоставлении помещений администрация города подала вне контекста отъема пространств Благовещенской усыпальницы, а как действие «в рамках развития музея».

«Если говорить о развитии музея, то недостаточно того, что у нас сейчас есть. Меньше чем на семи тысячах квадратных метров никак не разместиться. И показ скульптуры требует особых условий — должна быть возможность осмотреть ее со всех сторон. Но на сегодня о каких-то других дополнительных помещениях речь не идет», — поясняет Елена Крылова.

Пока музей еще только объявил закупку на оказание услуг по созданию двух постоянных экспозиций — «Монументальная скульптура» и «Знаки памяти». Их предстоит развернуть в выставочных залах Некрополя мастеров иcкусств к 7 и 28 июня соответственно. Из Благовещенской усыпальницы, согласно техзаданию, надлежит переместить 42 музейных предмета (мемориальная пластика, скульптура).

На выделенные на все средства (6,6 млн) надлежит выполнить колоссальный объем работ: от разработки концепций и тематической структуры двух экспозиций, проектной документации, трехмерных моделей выставочных пространств с визуализацией и мультимедийных программ до изготовления и монтажа выставочного оборудования и перевозки экспонатов.

С трюфелем и молитвой

В Александро-Невской лавре возвращение верхнего храма Благовещенской церкви оценили, разумеется, как «восстановление исторической справедливости» и оповестили, что первая Божественная литургия там совершится 7 апреля.

Есть в релизе и любопытный пассаж, с намеком на возможный дополнительный функционал для полученного объекта: «Что касается усыпальницы, то сохранились документальные свидетельства того, что изначально в подвале нижнего храма предполагалось обустройство трапезной. И только позднее, за неимением других почетных мест для захоронения известных людей, в подвале была устроена усыпальница».

Вот только специалистам, на протяжении десятилетий изучающим все имеющиеся архивные материалы, ничего про «свидетельства» о трапезной не известно.

«Там вообще нет подвала — в принятом его понимании, как обособленного помещения со своим оборудованным отдельно входом, — удивилась лаврскому пассажу Елена Крылова. — И Благовещенская усыпальница изначально создавалась по указу Петра 1 как место упокоения членов царской семьи. Приказом Петра сюда были перенесены останки его сестры, царевны Натальи Алексеевны, и сына, Петра Петровича. О каком подвальном пространстве вообще может идти речь — там же захоронения!»

Надгробный камень князя адгробный камень князя Александра Михайловича Голицына лександра Михайловича Голицына в усыпальнице Благовещенской церкви. Фото: wikipedia.org

Но бизнес в лавре идет споро, прирастая все новыми опциями: три гостиницы, трапезная (где за деньги кормят и туристов — но епископ Назарий сетует, что вместе с братией им столоваться «неудобно»), пекарня (можно сделать заказ) и сыроварня, при которой недавно открыли дегустационный зал. Его реклама в лаврских сетях продолжилась и с наступлением сыропустной недели — только с напоминанием, что ««во время Великого Поста вкушать молочную продукцию дозволяется с благословения духовника». Недавно презентовали новый сорт — «Великокняжеский» с трюфелем. С посвящением юбилею святого Александра Невского.

«Название — моя задумка, кто еще может позволить себе трюфели? Только великий князь!» — посмеивался на презентации владыка Назарий.

Была еще задумка собрать с миру по нитке на пошив праздничных облачений для священнослужителей. Но, как сообщается на сайте лавры, нужная сумма не сложилась, поэтому проект закрыт. Сколько удалось собрать, не раскрывают — но благодарят сердечно и обещают направить эти деньги «на подготовку крестного хода».

В лавре не теряют уверенности, что по случаю круглой даты получат и другие объекты. Напоминая на своем сайте, что с 1996 года «обитель ставила вопрос о возвращении в ее ведение всех помещений».

Татьяна Лиханова

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика