Мнение: Разбор преступления, которого не было

02.02.2021, 12:42, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Про «дело Ив Роше» на «Эхе»

Д.Муратов― У нас занимался расследованием этого дела самым подробным образом специальный корреспондент Ирек Муртазин. Я очень хорошо знаю, что это за дело. Я даже недавно попросил Ирека, чтобы он мне помог какие-то очень важные детали восстановить.

Это всё началось почти 10 лет назад, 10 декабря 2012 года.

И.Воробьева― В год, когда была Болотная площадь.

Д.Муратов― Да. Был такой деятель в российском отделении «Ив Роше Восток» Бруно Лепру, в прошлом, кстати говоря, офицер французской армии, награжденный какими-то боевыми медалями. Я просил, обращался с письмом к тогдашнему президенту Франции, в посольство, чтобы нас свели в Бруно Лепру, чтобы он нам рассказал, на чем же его поймали, что он написал заявление. Подписывался: «Кавалер ордена Почетного легиона, главный редактор «Новой газеты» Муратов». Мне говорили: «Да, мы постараемся». Но, к сожалению, что-то не сложилось. Короче, Бруно Лепру отказался встречаться и разговаривать.

Но тут очень интересное обстоятельство. 10 декабря 12-го года в 15 часов 25 минут фиксируется заявление Бруно Лепру в Управлении Следственного комитета России. Внимание! В это день, прямо 10 декабря руководитель Главного следственного управления СКР генерал Щукин поручил следователю по особо важным делам Пищулину провести проверку доследственную, стоит ли возбуждать уголовное дело или нет. Через несколько часов Пищулин провел уже проверку, проанализировал все обстоятельства и написал на имя Щукина рапорт об обнаружении признаков преступления. И в этот день 10 декабря, прямо в этот день — это невиданная оперативность, такой больше нет, она неслыханна! — было возбуждено уголовное дело.

Дальше в дело вступает головной офис французской компании «Ив Роше». И они представляют абсолютно подробный отчет, где черным по белому написано, что «Главное подписное агентство» — это та самая фирма, которой владели братья Алексей и Олег Навальные, осуществила за несколько лет 890 рейсов из Ярославля в Москву и обратно с перевозкой товаров компании «Ив Роше». 550 рейсов — 2010-й, 100 с чем-то рейсов 11-й год, в 12-м году — 126 рейсов. Тут и дело настало.

Тут что интересно: цена рейса оценивалась 20 тысяч рублей, и она не вырастала все эти годы. Другие компании конкуренты, которые предлагали подобные услуги, их цены в 2009 году были на 6% выше, чем у «Главного подписного агентства», а уже в 12-м году выше на 15%. Таким образом, компания «Ив Роше» пишет нашему следствию: «Ребята, никаких ущербов нам не нанесено. Это было страшно нам выгодно. У нас нет ни одной претензии к главному подписному агентству». «Как так? Мы все равно, — говорит наше следствие, — будем защищать ваши, «Ив Роше Восток» интересы. Те говорят: «Не надо защищать наши интересы, у нас все сложилось самым наилучшим образом. Мы сэкономили, сотрудничая с компанией братьев Навальных».

«Ив Роше» добросовестно подходит к делу и проводит аудит всей деятельности сотрудничества «Ив Роше» и братьев Навальных с их этим самым «Главным подписным агентством». Эти документы они присылают следствию от 10 декабря 13-го года. Ну, всё, надо это дало завершать, потому что ущерб не нанесен. Компания говорит: «Не нанесен ущерб, всё отвалите, будьте добры, от нас и от наших партнеров». «Нет, — говорит наш суд, — да вы что? Вам, конечно, нанесен ущерб. Мы-то знаем, что вам нанесен ущерб». И осуждает Навального на 5 лет с испытательным сроком до 30 декабря 19-го года, потом продлят на год еще до 20-го года. А Олега Навального приговаривают к 3,5 годам по письму Бруно Лепру, которое опровергнуто, собственно говоря, его руководством.

Сам Бруно Лепру, кстати, в суд не пришел, от журналистов скрывается, из «Ив Роше» уволился. А Навальный 3,5 года отсидел Олег. А Алексея Навального, собственно, по этому делу, в котором — это сложно понять, я сам себя сейчас убеждаю — по ущербу нанесенному компании «Ив Роше» осуждены люди, хотя они не наносили ущерб компании «Ив Роше», что доказала компания «Ив Роше» аудитом, который сама у себя провела. Ну всё, больше просто нечего добавить.

Потом наш Андрей Заякин с «Диссернетом», они взяли и провели исследование приговора.

И.Воробьева― О, это шикарная публикация была, я помню.

Д.Муратов― Была прекрасная история. Чтобы был понятен весь абсурд. Вот как сломали правосудие. В приговоре по Навальному 234 страницы. Они проверили, и из 234 страниц 195 — это прямо из обвинительного заключения перешло в приговор. Это в чистом виде копипаста. Вот, таким образом, действовало правосудие. Таким образом, тогда неправедный суд и вот так проведенное следствие… Конечно, Франция в изумлении, «Ив Роше» в изумлении. ЕСПЧ присудил Навальному — они, кстати говоря, 4,5 миллиона рублей получили за то, что их незаконно осудили по приговору ЕСПЧ. И Россия выплатила же эти деньги, безукоризненно выплатила Навальным деньги, признавая решение ЕСПЧ, и посадила Навального по этому же делу. Больше сказать про это нечего.

Вот так переделана судебная система в стране, что приговор пишется до следствия и до судебного рассмотрения. Как надо, так и пишется. Принимается политическое решение, которым подгоняется решение задачи. Сначала заглядывают в конец учебника. Там написано: 3,5 года — Навальный; 5 с отсрочкой приговора — Алексей Навальный. И дальше задачка подгоняется под ответ, который подглядели в конце учебника. Вот и всё. Так была выполнена политическая задачка.

И.Воробьева― Которая, соответственно, спустя несколько лет сработала как вторая политическая задачка, когда Алексей Навальный решил вернуться в Россию.

Д.Муратов― Так оно приблизительно и делается.

И.Воробьева― Раз уж мы про правосудие заговорили, коротко про те суды, которые внезапно стали проходить на территории ОВД. Это какая-то новая штука.

Д.Муратов― Московский городской суд, насколько я знаю, признал, что это справедливо. Я решение Московского городского суда не читал, комментировать не могу. Вообще-то, у нас правосудие и суды, они должны быть процессы открытыми. Если это дело касается, например, дел о государственной измене в той части, где есть сведения, составляющие государственную тайну, процесс может быть закрыт. А другие заседания, где это не рассматривается, должны быть открытыми. Процесс, где рассматриваются дела, например, о насилии в отношении несовершеннолетних, дела об изнасиловании, там какие-то заседания целиком закрывают.

В принципе, я думаю, что этот суд на территории ОВД под присмотром Ягоды он был, потому что это тоже изнасилование — это изнасилование правосудия. Поэтому, таким образом, это произошло, этот Химкинский суд, конечно, останется в памяти.

Отсюда

Источник: Ирек Муртазин



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика