Православие, самодержавие, собор. А также церквушка и кладбище

21.11.2020, 12:38, Разное



Как в Ницце прошeл суд, который решит судьбу последней «битвы» непокорной русской эмиграции с правительством РФ и РПЦ.

В Ницце прошел суд за право владения историческим русским кладбищем и старейшей русской церковью во Франции. На кону, с одной стороны — перспективы частички масштабного проекта РПЦ по собиранию земель за рубежом, с другой — жизнь и судьба нескольких десятков потомков русской эмиграции, противостоящих «имперским притязаниям» Москвы. Кроме того, меркантильному мирянину вроде меня трудно отделаться от мысли, что некоторое значение для сторон процесса имеет и раздел трех участков земли в центре Ниццы общей площадью чуть более 3500 квадратных метров.

Православная церковь Святителя и чудотворца Николая и мученицы царицы Александры в Ницце, за обладание которой судятся местная община с представителями РПЦ. Фото: Facebook

Началось с того, что ассоциация ACOR-NICE (сокращение от фр. Православная русская приходская община в Ницце), в чьем управлении и русское кладбище Кокад, и церковь Святителя и чудотворца Николая и мученицы царицы Александры в Ницце (на ул. Лоншан в центре города), находятся уже 93 года, повторно была атакована властями РФ. После чего община подала в суд. И потребовала признать недействительными заявленные правительством РФ права на эти объекты, а также на три участка, расположенные с обеих сторон другого храма — самого крупного русского православного храма в Западной Европе — Свято-Николаевского собора в Ницце (далее — Собор).

Собор еще в 2013-м по решению французских судов перешел в собственность РФ, с тех пор отреставрирован на сумму 17,5 миллиона евро (так официально было заявлено несколько лет назад, возможно, сумма потом выросла) из бюджета нашей великой страны. Ведь страна наша еще и потому такая великая, что не жалеет денег на свое величие за границей. И одновременно борется там даже за самые малые пяди земли, которую считает своею.

Так что вскоре после присоединения Собора представители РПЦ предъявили права и на храм св. Николая и св. Александры (далее — Старая церковь или Церковь), и на кладбище, и на три участка земли — ссылаясь на «исправляющий нотариальный акт». Исправления были сделаны ниццким нотариусом по фамилии Hugounenc в 2014 году.

Исправления, судя по доводам адвокатов РФ, были сделаны с учетом следующей логики:

  • в момент покупки этой собственности в XIX веке Святейшим Синодом тот был структурой Российской империи;
  • а так как РФ «преемница» Российской империи, значит, государство продолжает оставаться собственником объектов;
  • а то что в 1927 году эти объекты были переданы ассоциации ACOR митрополитом Евлогием, управляющим русскими православными приходами Московской патриархии в Западной Европе — «незаконно».
  • Для подкрепления позиций адвокаты правительства РФ сослались 17 ноября, на этом первом и единственном заседании в гражданской палате суда г. Ниццы (далее будет уже вердикт) на решения французских судов по передаче государству Собора.

    ***Алексей Оболенский

    Алексей Оболенский, председатель ACOR-NICE и староста Церкви говорит, о том, что — в отличие от построенного в 1912 году Собора, — кладбище и Старая церковь были приобретены на «частные пожертвования прихожан», «отношения к российскому государству не имели, и хочу надеяться, не будут иметь».

    Оболенский и был инициатором подачи иска к РФ и нотариусу по фамилии Hugounenc — с требованием признать недействительными исправленные нотариальные документы. Кроме того, ассоциация запросила возмещение убытков: 360 тысяч евро (это за шесть лет упущенных арендных платежей). Как пояснила «Новой» секретарь и казначей общины Татьяна Ширинская-Аболен, деньги были потеряны в результате отмены строительного проекта на земле у Собора: расположенная рядом клиника собиралась арендовать эти земли и построить там паркинг. «Так мы и обнаружили подмену документов», — говорит Аболен.

    Французская католическая газета La Croix сообщала, что и само посольство РФ планировало паркинг на этих землях.

    «Но возмещение убытков — совсем не главная, даже второстепенная вещь, — уверяет другой представитель ACOR-NICE. — Главная наша задача — сохранить Церковь и кладбище».

    Иск был подан в 2015-м, но суд все время переносился, потому что российская государственная сторона его затягивала, уверяет староста Оболенский.

    Представитель другой стороны, протоиерей Андрей (Елисеев), настоятель Собора, сотрудник Московского патриархата заявлял «Новой» по другому поводу о том, что неторопливость «истинных хозяев» — это жест «доброй воли» по отношению к занимающей чужую собственность ассоциации.

    И Церковь, и кладбище — это как «квартиры» РПЦ, в которых хозяева, конечно, долго отсутствовали, но вот захотели вернуться,

    подчеркнул святой отец: «Когда вы пускаете в свою квартиру жильца, а по истечении какого-то времени жилец заявляет, что теперь это его квартира, вы, мягко говоря, можете с этим не согласиться».

    ***Интерьер церкви. Фото: Facebook

    С тех пор «какого-то времени» прошло 93 года, и даже если оспариваемые сейчас объекты действительно были приобретены за счет российского государства, то и в этом случае отнять их у ассоциации ACOR-NICE нельзя, настаивает ее представитель: «Во французском законе есть понятие prescription acquisitive (приобретательная давность), это — 30 лет. Все эти 93 года мы содержали и производили работы за свой счет в соборе и на кладбище, мы вносили налоги и коммунальные платежи, мы получали субсидии от города, региона и страны — нас признавали добросовестными владельцами».

    Адвокаты, представляющие интересы РФ, заявили на заседании о том, что prescription acquisitive не должна распространяться на «собственность иностранного государства». Они (все эти 93 года) были управляющими, но не собственниками, — сказали адвокаты о своих оппонентах.

    Что касается того самого «исправляющего нотариального акта» 2014 г., который «подтверждает собственность РФ как правопреемницы Российской империи над территорией, купленной в 1867 году под кладбище Кокад и Церковь», то ниццкий нотариус всего лишь «исправил самовольные изменения, которые были внесены в документы по кладбищу и по Церкви», — пояснял ранее «Новой» о. Андрей. Священник РПЦ привел примеры: «В документах был зачеркнут Святейший Синод Российской православной церкви, и на этом месте появилась культовая ассоциация ACOR-NICE». Документы не показал. Как, впрочем, и противоположная сторона.

    Но и те, и другие называют документы своих противников «сфальсифицированными».

    ***

    — Узнав в 2015 году о существовании «исправляющего нотариального акта», которым 19 февраля 2016-го Андрей Елисеев размахивал перед моим носом на кладбище, мы сразу пригласили Российскую Федерацию и оказавшего им услугу нотариуса в суд города Ниццы, — рассказывал «Новой» староста Оболенский по горячим следам битвы за погост, которую начал, конечно, не он.

    Кадровый священник отец Андрей и потомок княжеского рода Оболенский, филолог и художник, скульптор и хорист, столкнулись тогда на погосте лицом к лицу.

    Скульптура Алексея Оболенского

    Горячая битва продолжалась два дня, 18–19 февраля 2016-го — с участием слесарей (с обеих сторон), спиливавших замки на воротах кладбища, и двух судебных приставов.

    В ответ на прикрепленный к воротам погоста принтерный листочек «Собственность Российской Федерации» староста Оболенский повесил там же изготовленное на белой простыне послание ручной работы: «Путин, лапы прочь! Мы не в Крыму и не в Украине! Оставьте наших мертвых почивать с миром».

    У Оболенского здесь, на кладбище Кокад, покоятся родные. Здесь и часовня, которая, если земной суд решит в пользу правительства РФ, тоже ведь отойдет не пойми каким силам. «Я тогда потеряю всякую веру… во французское правосудие», — говорит староста.

    ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ«Русский мир»: теперь и на кладбище в Ницце. На Лазурном Берегу начался новый этап войны РПЦ за «историческое наследие» Российской империи***

    В феврале 2016-го позиционное сражение за господствующую над Ниццей высоту Кокад закончилось тем, что было бы точнее назвать по-французски cessez-le-feu (перемирие, прекращение огня. — Ю. С.): каждая из сторон получила ключи от кладбища. С тех пор представители Московского патриархата не вмешивались в дела Старой церкви и почти не вмешивались в работу кладбища. «Хотя некоторое давление все равно чувствуется, — сетует Оболенский.

    — Все время шастают какие-то люди непонятные, которым поручают ключи».

    А кроме того, «теперь ни одно захоронение нельзя провести без разрешения посольства», — говорит староста. — Как во всех таких делах, и местные власти, и государственные власти Франции идут на уступки Москве. Они не могут заявить их окончательными владельцами, но сделали так, что отныне нужно обязательно добиваться от них разрешения».

    — И как вы в таких условиях продолжаете деятельность? — спрашиваю.

    — За последний год было три захоронения, — отвечает Оболенский.

    Русское православное кладбище в Ницце

    Всем занималась община ACOR-NICE: у противной стороны «нет ни списков людей, ничего… Они не знают, кто на что имеет право. И мы, конечно, с ними не делимся».

    ПРОДОЛЖЕНИЕ

    Источник: Новая газета



    Последнее из рубрики: Разное


    Смотреть комментарииКомментариев нет


    Добавить комментарий

    Имя обязательно

    Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

    Политика конфиденциальности - GDPR

    Карта сайта → новости рыбинска

    По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

    Поддержать проект:
    Яндекс.Деньги - 410011013132383
    WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

    18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

    Новости Рыбинска