Подборка русскоязычных материалов о Китае

21.11.2020, 4:48, Разное



Китай нанес экономике США удар в спину

Фото: REUTERS/Kham

КНР подписала уникальную сделку о свободной торговле с 14 странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Ее уникальность не только в том, что она затрагивает сразу треть населения планеты и треть мировой экономики. Важно, что экономический союз с Китаем создают союзники Америки – Япония и Австралия. Это может говорить о переходе мирового экономического лидерства от Вашингтона к Пекину.

Лидеры 15 стран Азиатско-Тихоокеанского региона в воскресенье заключили одну из крупнейших торговых сделок в истории. Они создали зону свободной торговли, где снижаются таможенные барьеры, на территории, охватывающей треть мирового населения (2,2 млрд потребителей) и треть мирового ВВП (28 трлн долларов).

Стороны подписали Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство, или ВРЭП, спустя восемь лет переговоров. Это важный шаг на пути экономической интеграции в регионе. Собственно, эта сделка – первое торговое соглашение, которое объединяет Китай, Японию и Южную Корею. По оценкам экономистов, эта сделка может добавить почти 200 млрд долларов в мировую экономику к 2030 году.

Это не первое торговое соглашение в Азии. Чем же новая сделка отличается от АСЕАН и АТЭС, куда входит и Россия?

«Всеобъемлющее региональное экономическое партнерство, или ВРЭП – это новое стратегическое решение стран Азиатско-Тихоокеанского региона», – считает Игорь Хмелев, доцент кафедры международного бизнеса и таможенного дела РЭУ им. Г.В. Плеханова. Все объединения до его создания имели немного другие функции и задачи. Например, АТЭС – Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество, членом которого является и РФ – это не интеграционное объединение, а многосторонний форум, который не налагает на участников никаких обязательств в отношении таможенных пошлин и других инструментов регулирования внешней торговли, напоминает Хмелев.

А объединение стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), в отличие от АТЭС, экономическое. Это уже зона свободной торговли, созданная еще в 1967 году. В рамках АСЕАН тоже обеспечивается беспошлинная торговля. Однако новое соглашение существенно расширяет зону свободной торговли. Если АСЕАН объединяет население в 600 миллионов человек, то новое соглашение охватывает 2,2 млрд человек. По этому параметру это крупнейшее соглашение о свободной торговле в истории. По сути, ВРЭП может стать согласованной зоной свободной торговли наподобие ЕС или Северной Америки, только масштабней.

ВРЭП объединяет в единую сделку массу существующих соглашений, подписанных 10 членами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии – Брунеем, Камбоджей, Индонезией, Лаосом, Малайзией, Мьянмой, Филиппинами, Сингапуром, Таиландом и Вьетнамом. И впервые эти 10 стран объединяются в торговый пакт с экономиками Австралии, Китая, Японии, Новой Зеландии и Южной Кореи.

«ВРЭП по сути является развитием экономических взаимоотношений между странами АСЕАН и других стран Азиатского региона, которое позволит ускорить темпы роста взаимных инвестиций и взаимной торговли», – считает Вилен Вардапетян, директор научно-образовательного центра проблем модернизации экономических и политических систем ВШКУ РАНХиГС.

Что касается созданного в 2016 году по инициативе США Транстихоокеанского партнерства (ТТП), то оно фактически утратило свое значение после того, как США при президентстве Трампа вышли из ТТП. Уже тогда США снизили свое влияние в регионе, а создание ВРЭП может еще больше ухудшить позиции Вашингтона в АТР.

Сделка включает традиционные разделы, касаемо свободной торговли: тарифы, таможенное администрирование, санитарные меры, инвестиции, услуги и т. п. Но в отличие от АСЕАН, где торговые соглашения между странами имеют разные правила происхождения товара, в новом соглашении они унифицируются. На практике это означает, что произведенный, например, в Индонезии, велосипед можно продавать в Японии в рамках правил свободной торговли. Но чтобы его продать в Южной Корее, потребуются новые компоненты. Теперь же, когда страна производит продукт в рамках ВРЭП, он может реализовываться во всех 15 странах.

Еще один любопытный факт. ВРЭП – это первая сделка о свободной торговле между Китаем, Японией, Австралией и Южной Кореей. Такое, казалось, было просто невозможно по политическим соображениям.

«Страны поставили на первый план экономическую выгоду, а не политические соображения. В новом объединении Китай участвует совместно с Японией и Австралией – странами, которые политически относятся к Западу», – говорит Игорь Хмелев.

Новое торговое объединение, по сути, является отражением нового процесса – декаплинга. Это обособление экономики региона, которое означает, что страны стали зависеть от региональных экономических связей больше, чем от глобальных, отмечает Хмелев. Темпы роста стран АТР в последние годы были выше 5% – это больше, чем в других регионах мира.

Кто же станет главным победителем сделки? Крупнейшую выгоду получат Япония и Южная Корея, а выгода от более дешевых товаров распространится на Европу и США, считают эксперты FT. Однако Китай становится главным претендентом на снятие сливок как в экономическом, так и в геополитическом плане.

«Нет никаких оснований утверждать, что главную выгоду от участия в новом объединении получит Китай. Для других стран поставка товаров по сниженным пошлинам на рынок с населением в 1,5 млрд человек и с растущей покупательной способностью является, безусловно, выгодной», – говорит Игорь Хмелев.

Экономические выгоды, конечно, получат все крупные страны. Но с точки зрения геополитики главным выигравшим становится Китай, а главной проигравшей стороной – США. «Штаты потратили много сил на сдерживание КНР, но, судя по всему, ничего не вышло. Страны АТР поспешили присоединиться к этому крупнейшему союзу, так как, видимо, признали лидерскую роль Китая в создании нового типа экономики. ВРЭП в геополитическом контексте очень серьезная перестройка всей мировой экономической системы, не первый, но сильный шаг к этому», – считает Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets.

Стоит напомнить слова Барака Обамы о том, что «США не могут позволить странам вроде Китая определять правила мировой экономики. Эти правила должны писать мы». «Концепция двух партнерств – Трансатлантического и Транстихоокеанского под эгидой США – предусматривала, что эти объединения станут противовесом Китаю и его стремительному развитию. Создание двух соперничающих между собой кластеров должно было стать инструментом для выхода мировой экономики из кризиса, который начался задолго до пандемии. И КНР не нашлось места в этих объединениях, которые со временем стали все реже упоминаться. США погрузились в собственные проблемы», – напоминает Деев.

Теперь Китай создает крупнейшее торговое объединение, к которому присоединились страны, входившие в американские союзы (ТТП).

«Таким образом вассалы заявили о том, что меняют господина. Пока все страны заняты проблемой пандемии, Китай делает заявку на то, чтобы выйти из глобального кризиса первым и сменить США на посту лидера мировой экономики.

Кроме того, Поднебесная возглавит переход в новый технологический уклад, основы которого – цифровизация, развитие робототехники, новых технологий и т. д.», – заключает Деев.

«Присоединение Японии, одной из наиболее технологически и экономически развитых стран в мире, создает экономическую угрозу для США. Особенно, если учесть экономическую конфронтацию США с Китаем. Новое экономическое объединение не только увеличит экспортный потенциал, но и позволит Китаю в случае введения санкций использовать финансово-экономические ресурсы Японии и Южной Кореи, традиционных союзников США в регионе», – замечает Вилен Вардапетян.

Своим согласием присоединиться к ВРЭП Япония, по сути, показала США, что не будет дальше мириться со своим вассальным положением. «Это очень серьезный шаг для Японии к тому, чтобы со временем перестать полностью подчинять свою политику и экономику интересам США, что происходит на протяжении десятилетий», – считает Деев.

Единственное, что не удалось – это присоединить к ВРЭП Индию. Она конкурирует с Китаем по многим направлениям производств – и испугавшись проиграть более конкурентным китайским товарам, пустив их на свой рынок, отказалась от новой сделки. Однако дверь для Индии не закрыта. И многие эксперты уверены, что со временем Дели присоединится к соглашению. Потому что Индия тоже заинтересована в новых рынках.

Автор: Ольга Самофалова для издания ВЗГЛЯД

Китайский эксперт: у Китая теперь достаточно потенциала, чтобы ответить на ядерный удар

18 ноября 2020 SOUTH CHINA MORNING POST

Материал представлен в пересказе ИноТВ

КНР придерживается принципа не применять ядерное оружие первой, поэтому её стратегия в этой сфере заключается в защите собственного арсенала, чтобы в случае атаки сохранить возможность нанести ответный удар, пишет South China Morning Post. Как заявил бывший полковник китайской армии Ван Сянсуй, благодаря масштабным улучшениям, проделанным за последние 20 лет, теперь у Пекина есть такой потенциал, что послужит для сдерживания потенциальных противников.

Reuters

На протяжении двух последних десятилетий Китай укреплял свой ядерный арсенал, чтобы обеспечить себе мощный оборонный потенциал, иметь возможность при необходимости нанести ответный удар и сдерживать потенциальных врагов, пишет South China Morning Post. 

Как заявил бывший полковник Народно-освободительной армии Китая (НОАК), а теперь профессор Пекинского университета авиации и космонавтики Ван Сянсуй, такие меры, которые среди прочего включают в себя и обширную сеть тоннелей, чтобы перевозить и защищать ракеты, могут гарантировать безопасность КНР «при худшем сценарии».  

 «Ядерные удары по Китаю всегда были одной из военных опций для США. Однако благодаря нашим улучшениям и изменениям, сделанным за последние 20 лет, эта опция для Америки становится всё более проблематичной», — отметил Ван в ходе встречи за закрытыми дверями на недавней конференции Моганьшань.

Не ссылаясь на какие-либо определённые источники, эксперт подчеркнул, что, по некоторым прошлым оценкам США, только одна китайская боеголовка сможет пережить потенциальный удар Вашингтона и достигнуть американской территории при ответной атаке. Согласно записям его заявлений, Ван назвал такие расчёты «очевидным вздором». Он заверил, что за несколько лет Пекин предпринял ряд мер, чтобы обеспечить себе надёжный потенциал «второго удара», которым можно будет ответить на атаку. 

По словам бывшего китайского военного, Китай подготовил всю необходимую инфраструктуру для того, чтобы иметь возможность оперативно нанести мощный ответный удар по предполагаемому противнику. Помимо тоннелей и продвинутых ракет, Пекин расширил зоны своей военно-морской активности в Южно-Китайском и Жёлтом морях, чтобы там свободно могли действовать подлодки. 

 Как напоминает South China Morning Post, Китай придерживается принципа не применять ядерное оружие первым. На сегодня у КНР насчитывается от 200 до 300 боеголовок — не слишком внушительные запасы по сравнению с Россией и Америкой, у каждой из которых в рабочем состоянии находятся по меньшей мере по 4 тысяч боеголовок. Таким образом для Пекина военная стратегия в плане ядерного оружия заключается в том, чтобы имеющийся арсенал пережил первый удар неприятеля. 

В 2018 году государственные китайские СМИ сообщали, что армия построила «подземную Великую стену», состоящую из 5 тысяч км тоннелей по всей стране, по которым можно перевозить ядерные ракеты, прятать их и даже совершать запуски. Кроме того, в случае если пострадают наземные комплексы, свой ответный удар Пекин может нанести со стратегических атомных подводных лодок Jin тип 094, оснащённых баллистическими ракетами JL-2, дальность действия которых составляет 7,4 тысяч км.

 В своём выступлении Ван также обратил внимание на новые гиперзвуковые ракеты Поднебесной DF-17, по утверждениям, достаточно быстрые, чтобы пройти через американские системы ПРО. Впервые эксперт сообщил и об успешных испытаниях баллистических ракет — «убийц авианосцев» DF-26B и DF-21D в августе. 

По мнению Вана, все эти факторы делают невозможным мощный ядерный удар США по Китаю. 

Россия: сложности и перспективы ведения бизнеса с Китаем
Откровения российских предпринимателей об особенностях делового сотрудничества с китайскими партнерами.

Иван Сытых Nov 18, 2020

(Фото: Торговое представительство РФ в КНР)

Китай — один из крупнейших торговых партнеров РФ. Российские предприниматели не только ввозят товары из КНР, но и размещают там производство и даже выходят на местный рынок со своей продукцией. Какие сложности они при этом испытывают и какие перспективы видят в таком сотрудничестве? Об этом Eurasianet.org поговорил с представителями разных сегментов бизнеса.

Владислав Кубасов, основатель бренда строительного и промышленного оборудования VPK (импортирует из Китая комплектующие и машинокомплекты):

— С Китаем мы работаем с 2007 года. Каких-то катастрофических сложностей не было, но пришлось порядка 4-5 лет приспосабливаться и менять свой взгляд на переговоры, отношения, понимание, как они работают. Китайцы – специфичные ребята.

У китайцев есть такой, как мы его называем, «великий китайский энтузиазм»: они пытаются что-то от себя добавить, мотивируя это тем, что «так же лучше». Каждый раз, когда мы ждали поставку, переживали, что же там нового придет и насколько это будет отличаться от заказанного нами. Мы ругались с ними на эту тему, но все продолжалось.

Большинство владельцев заводов, с которыми мы работаем, не говорят даже по-английски. Иногда хочется с ними поговорить про жизнь, политику, экономику, не в разрезе нашего сотрудничества, а в общем — а не получается.

Еще тормозит работу с Китаем то, что какие-то нешаблонные решения или наши нестандартные запросы упираются в решения главного босса. Здесь жесткая иерархия, и на среднем и даже на топ-уровнях китайские специалисты пытаются замылить вопросы либо ответить невпопад. Приходится продавливать через руководство.

Ещё один момент — даже если вы о чем-то договорились, надо постоянно напоминать и контролировать. Они могут забывать о своих обязательствах, порой специально.

При текущей политике РФ реальной альтернативы Китаю для нас нет.

Владимир Садков, основатель EcoBox (компания производит гаджет, который дезинфицирует смартфоны и другие некрупные вещи):

— Запуск производства в Китае – это путь наименьшего сопротивления. Организовать аналогичное по мощностям производство в РФ в нашем случае стоило бы на 30% дороже.

Одна из главных особенностей китайцев, которая сильно отличает их от российских предпринимателей, – они не соблюдают дедлайны. Китайцы любят все затягивать, просрочить заказ на 10 дней – обычная практика для них. Российские же предприниматели обычно стремятся, чтобы все было сделано быстро и четко, и эта разница менталитетов может создать определенные сложности при сотрудничестве.

Чтобы избежать таких проблем, надо контролировать выполнение задач. Если у вас производство в Китае, то должен быть и агент, который будет следить за соблюдением сроков. Важно, чтобы агент был заинтересован в вашем бизнесе сильнее, чем в производителе. Иначе возможна ситуация, когда вы будете платить деньги, а вас будут вводить в заблуждение.

Конечно, за просрочки в договоре должны быть установлены санкции. Но стоит понимать, что российско-китайские правовые споры разрешаются сложно. То есть при небольших просрочках проще не предпринимать никаких действий, чем пытаться взыскать пени.

Для нас сотрудничество с Китаем перспективно, так как это страна инноваций и там можно быстро проверить тестовую гипотезу. Если есть необходимость производства тестового продукта с небольшими объемами и минимальным бюджетом, лучший выбор – это Китай.

Но производить в Китае и выходить на китайский рынок – это абсолютно разные вещи. Второе для нас невыгодно, так как мы сразу столкнемся с огромной конкуренцией и необходимостью много вкладывать в рекламу. Для российского рынка многие девайсы являются открытием, а в Китае сложно найти продукт, который бы был для рынка чем-то новым, – слишком развиты там передовые технологии.

Дарья Мушта, директор компании VM Partners в Китае (занимаются поставками оборудования из КНР):

— По образованию мы – китаисты, поэтому наладить сотрудничество на общем языке было значительно проще, чем большинству новичков на китайском рынке. Тем не менее сложности были. В основном они лежали в плоскости менталитета.

На наш взгляд, главная проблема китайцев – непризнание своих ошибок и сокрытие сложных ситуаций. Как подрядчики они до последнего не будут признаваться, что есть проблема по качеству или что они отстают от заявленных сроков. Поэтому так важно быть на месте и проверять статус заказа. Наши сотрудники порой «живут» на производствах, контролируя каждый этап.

Отсутствие прямолинейности (в российском понимании) у китайцев часто становится сложностью в работе. Многие китайские делегации приезжают в Россию для подписания большой сделки, проговаривают все детали, подписывают протоколы встречи, задают уточняющие вопросы. В этот момент российские партнеры считают, что сделка у них в кармане. Но в какой-то момент китайцы просто перестают отвечать, без объяснения причин.

Дело в том, что при инвестировании китайцы дотошно взвешивают все риски, при этом не демонстрируя никаких сомнений. «36 стратагем от Сунь-цзы» (древнекитайский военный трактат – прим. Eurasianet.org) — в помощь любому бизнесмену, ведь при переговорах с китайцами очень сложно понять их реальную позицию.

Если переговоры проходят в Китае, вас успеют «умотать», запутать, отвлечь внимание от серьезных вопросов. Могут специально водить вас по достопримечательностям, ресторанам и караоке, уменьшая время на переговоры. Потому так важно составлять тайминг встреч и писать заранее повестку дня.

Есть еще один аспект: навязанная руководителем точка зрения не обсуждается, все члены делегации вторят за директором разными словами одно и то же, даже если это противоречит ранее оговоренным условиям. И если у делегации запускается этот процесс, добиться своего от них невозможно. Я стараюсь переключать тему и возвращаться к вопросу спустя какое-то время.

В общем, китайцы очень сложные переговорщики, потому нужно вести протокол встречи и быть готовым к не совсем логичному, с нашей точки зрения, поведению.

Китай для нас – это основная площадка нашего бизнеса. И мало кто из наших партнеров или клиентов отказываются от Китая насовсем, скорее, меняют модель работы. От закупок из Китая готового изделия переходят к его сборке в РФ и закупке китайского оборудования для выпуска собственного продукта.

Артем, дистрибьютор сувенирной продукции:

— Я работаю с Китаем около 4 месяцев. Коронавирус разрушил мой предыдущий бизнес, а знакомые, которые давно работают с Китаем, убедили меня попробовать поработать в этом направлении.

Я уже понял, что здесь много специфичного. Первое – это другой язык. Мне приходится общаться напрямую с поставщиками на английском, они переводят на китайский, потом опять мне на английский, я перевожу на русский – это сложно. Второй момент: у китайцев правда «другая голова», и такое впечатление, что они постоянно обманывают. Порой это действительно так. Они говорят: «Да, у нас все есть, мы все сделаем, только платите». Когда оплачиваешь, они вдруг признаются, что у них ничего нет.

Когда это произошло со мной, сначала я думал, что они со своей стороны включатся и будут как-то решить вопрос. Но нет. Когда переводишь деньги, все условия, оговоренные раньше, могут быстро поменяться.

Существует и известная проблема брака. Какие-то производители идут навстречу и готовы при следующей закупке высылать дополнительные единицы, которые покроют обнаружившийся брак. Другие говорят: «Нас не устраивают ваши доказательства, фотографии вы могли смонтировать или сами сломать товар».

Если я пойму, что этот же продукт можно закупать, производить и реализовывать только в России, то буду смотреть в эту сторону. При условии, если это будет мне так же выгодно. Кажется, это будет проще и спокойнее.

Коновалова Ольга, основатель  и гендиректор ТД «Цайшень»  (импортирует лифтовое оборудование и лебедки):

— С Китаем работаю почти 20 лет. Не скажу, что было легко. Иногда попадаются поставщики, которые понимают с полуслова, и работа идет замечательно, но чаще наоборот.  

Контракт для американца или европейца обязателен к выполнению. Китайцы не столь щепетильны и по ходу работы могут менять условия и даже забывать, что там написано в договоре: «Ну и что, что в контракте — у нас сейчас такие обстоятельства!».

Буквально сегодня готовим остаток по оплате поставщику, уже заказан контейнер, через 3 дня отгрузка — а он нам говорит, что какая-то запчасть не пришла и будет только через 3 недели, поэтому они не могут сделать нам товар. Нормально? А почему только сейчас мы об этом узнаем?! Для них это нормально, они сдержаны и спокойны, в духе «если нельзя ничего изменить – зачем волноваться?».

Также, мы более прямолинейные, а они всю правду сразу не выложат.

Китай сейчас – первая экономика мира по экспорту. Даже не знаю, с кем сейчас работа может быть перспективнее, чем с Китаем. Я постоянно призываю предпринимателей посмотреть в сторону Китая, ведь сроки поставки уже меньше, чем из Европы, цены ниже, а качество или такое же, или лучше.  

Валерий Решетняк, начальник департамента внешнеэкономической деятельности фирмы «Август» (производят средства химзащиты растений и продаёт их в том числе в Китае):

— Наша компания интенсивно сотрудничает с Китаем с начала двухтысячных. У нас два совместных предприятия с китайским партнером – научно-производственной компанией Jiangsu Agrochem Laboratory Co. Ltd. (JAL Co.) Первое создали в 2005 году, оно производит препаративные формы химических средств защиты растений (ХСЗР). Второе запустили в 2020 году, оно специализируется на синтезе действующих веществ – основного сырья для производства пестицидов.

Мы сотрудничаем с 24 из топ-30 крупнейших китайских экспортеров активных компонентов ХСЗР. Они также работают с Европой, США, Латинской Америкой, и под влиянием глобализации специфический китайский менталитет в международных деловых отношениях все больше уходит на второй план. Хотя при налаживании первоначальных контактов по-прежнему нужно оставить о себе благоприятное впечатление, и для этого часто требуются «чайные церемонии», дополнительное время, внимание и терпение в общении. В дальнейшем, когда китайские и российские коллеги начинают воспринимать друг друга как деловых партнеров и хороших друзей, такие особенности нивелируются. 

Процессы, которые в течение последних десятилетий переживает Китай и под влиянием которых трансформируется его деловая среда, хорошо иллюстрирует, например, тот факт, что в начале 90-х в РФ производилось больше ХСЗР, чем в КНР. Но всего за 30 лет Китай стал лидером отрасли и одним из крупнейших игроков на мировом рынке химической промышленности.

Этому способствовали и дешевизна рабочей силы, и низкий уровень производственных ограничений, в том числе экологических. Долгие годы в Китае состояние окружающей среды приносилось в жертву быстрым темпам роста экономики, и предприятия, начинавшие свою работу в качестве небольших компаний, выросли и разбогатели на этом. Правда, в течение последних трех лет по настоянию властей компании начали вкладываться в мероприятия по сокращению выбросов.

Стоит отметить, что в деловой жизни Китая огромную роль играют выставки, проводимые в экономических центрах страны – например, в Шанхае. Здесь первые лица компаний могут встретиться и быстрее договориться между собой или, напротив, лично объяснить потенциальному партнеру, почему договор на данных условиях невозможен.

Сергей Картинцев, коммерческий директор сети развлечений «Клаустрофобия» (ранее заказывал в Китае чехлы для телефонов, на которые наносил индивидуальные изображения в Москве):

— Основная сложность в работе с Китаем — это получить именно тот товар, который тебе требуется и во время. Вот что может вызвать затруднения:

– Другой интернет. Я не только про пресловутый китайский файрвол, а про то, что их интернет — это Wechat. К слову, в нем вы можете получить аккаунт только если вас подтвердит уже действующий пользователь сети.

– Обман. На сайтах и выставках китайцы показывают отличные продукты. Однако нет ни малейшей гарантии, что это произвела именно та фирма, с которой вы общаетесь. Для них это нормальная практика: заказать образцы у солидной компании, чтоб вам понравилось, а основную партию произвести у себя кустарно, худшего качества.

– Авторское право. Оно там не защищено. Заказав любой продукт с элементами ноу-хау, вы сразу передаете свою интеллектуальную собственность неограниченному кругу лиц.

Китайская сторона согласится сделать что угодно за любую сумму. Однако потом вы получите продукцию того качества, какого решат они. Зато договор с вами подпишут и согласуют довольно быстро. С европейцами все иначе: качество будет хорошее, а договор согласовывать будете долго, и много потратите на юристов.

Иван Сытых – псевдоним российского журналиста.

Китайские военные применили энергетическое оружие в реальном бою, — СМИ

Новости мира, 19.11.2020

По крайней мере, так утверждает видный эксперт Коммунистической партии Китая — Цзинь Цаньжун (Jin Canrong). Видео с выступлением, в котором он делает такое заявление, быстро стало вирусным. Новость подхватили видные информационные агентства, и на профильных ресурсах она вполне может претендовать на статус темы дня. Однако сколько в ней правды?

Фото: экспериментальная американская микроволновая «дронобойка» THOR. Изображений китайской аналогичной техники в открытом доступе пока не появлялось / ©AFRL Directed Energy Directorate

Цзинь Цаньжун — заместитель декана кафедры международных отношений Китайского народного университета (Renmin University of China). Он не раз играл роль профильного эксперта от Компартии Китая, в том числе выступая на различных мероприятиях межнационального уровня. Например, на саммите «Пионеры изменений», который проводят под эгидой Всемирного экономического форума, сообщает Naked-science.

Во время одной из своих публичных лекций в Пекине Цзинь заявил, что солдаты Народно-освободительной армии Китая (НОАК) применили энергетическое оружие. В разных источниках встречается отличающийся перевод: то ли речь шла о лазерах, то ли о микроволновых излучателях (СВЧ). Судя по дальнейшему описанию, скорее второе.

По словам профессора, произошло все во время недавнего столкновения индийских и китайских военных на спорных приграничных территориях провинции Ладакх. Чтобы выбить противника с ключевой высоты, солдаты НОАК и применили энергетическое оружие. С его помощью две выгодные позиции на горных вершинах быстро «превратилась в печи». Враги не смогли долго терпеть пренеприятнейшие эффекты облучения и обратились в бегство.

Рассказ о воздействии оружия позволяет предположить, что речь шла о СВЧ-оружии. Цзинь рассказал, что уже через 15 минут облучения солдат противника начало тошнить, они испытали жжение в разных частях тела и боль. Такое пока необычное даже для XXI века оружие выбрали из-за запрета на стрельбу. Чтобы не эскалировать приграничный конфликт, индийские и китайские военные обычно применяют методы каменного века: недавние стычки в Ладакхе проходили с использованием камней, стальной арматуры и других подручных средств.

Поскольку лекцию профессора транслировали по телевидению, новость быстро получила широкое распространение. Более того, ее перепечатали в нескольких китайских печатных и сетевых СМИ. Наконец, публикации появились в ряде западных изданий, включая The Times, которое ссылалось на множество местных источников. В этих статьях убедительности ради или только в качестве контекста привели множество подробностей о китайской военной технике и загадочных инцидентах недавнего прошлого.

Например, вспомнили о новейших эсминцах Type 055 с предполагаемыми микроволновыми излучателями противоракетной обороны. Они могут служить косвенным подтверждением наличия энергетического оружия в арсенале НОАК. Кроме того, не обошли вниманием загадочный случай массового недомогания сотрудников американского посольства на Кубе. По одной из версий, граждан США там облучили микроволновой пушкой, что привело к головным болям, недомоганию и другим специфическим симптомам.

Иными словами, вокруг единственного выступления заместителя декана вырос целый солидный информационный повод. Стоит отметить, что множественная перепечатка одной и той же информации не придает ей ни достоверности, ни веса. Возможно, у профессора крупного китайского вуза и эксперта Компартии есть доступ к какой-то военной информации. А может, он просто пересказывает услышанную краем уха историю, имеющую какие-то реальные основы, но исказив или додумав подробности.

Учитывая специфику взаимодействия китайского правительства и военных с мировыми СМИ, опровержения или подтверждения сообщений о боевом применении энергетического оружия ждать не стоит. С точки зрения пропаганды распространение любых подобных историй играет стране на руку. Мол, пусть все думают, что у нас есть новейшие разработки. Опровергнуть новость — потерять этот информационный «патрон» в холодной войне. Подтвердить — дать повод международному сообществу обвинить Китай в эскалации приграничного конфликта в Ладакхе. Таким образом, если история и правдива, подробности о ней еще долго будут неизвестны, а пока что никаких доказательств и свидетельств произошедшего нет.

Источник: Naked-science



Последнее из рубрики: Разное


Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска