Мнение: Измерение пульса в живописи: семейный терапевт как гений манипуляций

17.11.2020, 8:55, Разное



Умирающий царевич, несчастная любовь, хитроумный врач, скрипящий суставами седой царь и юная красавица — все составляющие драмы. Драмы маслом на полотнах, а не на "Нетфликсе", а жаль.

Продолжаю рассказывать о сюжетах картин эпохи барокко, опознание которых лежит вне рамок средней эрудиции.

Место действия: империя Селевкидов,
Государство, которое основал Селевк — один из "генералов" (диадохов) Александра Македонского, после его смерти.
Это был изрядный кусок от земель, завоеванных Александром.
Государство было сильное, большое, и существовало почти 4 века, до середины 1 века н.э. (правда, в других уже границах).

Персонаж №1

Царь Селевк I Никатор
крутейший мужик, сделавший военную карьеру при Александре Македонском. Когда после смерти Александра пошла грызня (за отсутствием нормального наследника), Селевк отхватил себе, как вы видите, гигантский кусок. Отхватил и сумел удержать, да еще дозавоевать то, что Александр не успел. А конкуренты у Селевка, другие диадохи, были, сами понимаете, тоже не кисейные барышни. Крутейший, крутейший мужик.

Портретный бюст Селевка. Хотя статуи эллинизма в принципе идеализировали внешность моделей, но характер у дяди чувствуется.

Персонаж №2

Царевич Антиох I Сотер
старший сын Селевка. Его матерью была царевна из Согдианы (совр. Таджикистан/Узбекистан), на которой Селевк женился во время знаменитой групповой свадьбы в Сузах, когда Александр кучу македонских вояк  поженил с толпой азиатских аристократок, с целью дружбы народов.

Скульптурных изображений Антиоха не сохранилось. Зато есть много монет, на которых он изображен в более зрелом возрасте. На всех них изображен какой-то мямля, судя по профилю и выпученным глазкам с бровками.

Персонаж №3

Врач по имени Эрасистрат. По некоторым сведениям — внук Аристотеля, но скорей всего нет, скорей всего, он просто изучал медицину под руководством зятя Аристолеля, что тоже в принципе неплохо.
Был знаменитым врачом и исследователем. В истории медицины он стоит где-то на ступеньку ниже Гиппократа и Галена.

Античных изображений Эрасистрата нету, так что тут представьте тут какого-нибудь доброго врача, с бородой, и атрибутами богини Гигиеи и бога Асклепия.

***

Итак, начинается действие.
Где именно произошла данная история, не указывается. Но предположим для простоты, что это был один из столичных городов, основанных Селеквом: или Антиохия (турецкая Антакья, и вы там омывали ноги), или Селевкия (25 км от Багдада; а вот там вот вряд ли мыли, если только вы не рядовой американской армии).

В любом случае, наверняка это был дворец.

Селевкидских дворцов не сохранилось, да вообще в том регионе мало чего уцелело. Так что вот для впечатления картина с воображаемым дворцом в Персеполисе (который Селевк и проч. сожгли вместе с Таис). Художник Shahriar Shahrabi.

Внутри, очевидно, было не менее роскошно. Наверно, больше греческого антуража, но не факт.

Энгр. "Antiochus and Stratonice". 1840

И вот однажды царевич Антиох заболел. Прислуга этого не вычислила, но он, помимо жара и озноба, пытался себя уморить, отказываясь от еды. Царь Селевк, разумеется, немножко впал в панику: нехорошо, коли наследник решил дуба дать. У Селевка от той таджички был еще один сын, но он, судя по его дальнейшей судьбе, был простаком и особыми талантами не отличался. А новая жена, юная дочь другого диадоха, Деметрия Полиоркета, который откусил себе Македонию, успела родить Селевку пока только дочь (брак, конечно, был политической необходимостью). Так что старшим сыном Селевк дорожил.

Итак, умирающий царевич лежит на одре болезни, отец царь квохчет над ним в унынии. А придворный врач Эрасистрат (каждый раз имя копипастю, не могу запомнить, пустая моя башка), работает, осматривает, пытается вылечить.

Тут следует отметить, что более всего Эрасистрат вошел в историю медицины как вивисектор (т.е. патологоанатом, предпочитавший вскрывать еще живых людей, всяких там преступников, рабов, злостных алиметщиков), чтобы изучить, как работает система кровоснабжения и проч. Много, кстати, открыл интересного. Но в данном случае, из-за высокого статуса царевича, любимый метод врача был непригоден, и поэтому пришлось придумывать что-то новое.

И Эрасистрат открыл измерение пульса.

Бернардино Меи. Antiochus and Stratonice (fragment). 17 century

Как пишет Плутарх (а эта история известна более всего в его изложении), врач без труда догадался, что Антиох в кого-то влюблен. Надо было понять, в кого именно, и в чем затык, почему это привело к такой фрустрации, а не к сатисфакции.

Поэтому медик стал дежурить у ложа больного, и каждый раз, когда его заходил проведать какая-нибудь красивая молодая девушка или красивый молодой человек (передовые греки, никакой дискриминации ЛГБТ! Впрочем, налицо эйджизм!), он внимательно наблюдал за изменениями в больном. Но Антиох был ко всем пришедшим совершенно равнодушен, даже к тем, кто приносил его любимые мандаринки.

За одним исключением:

Персонаж №4
Стратоника, новая царица, мачеха, дочь владыки Деметрия.
По некоторым указаниям, была моложе пасынка на 7 лет.

Портретов Стратоники нет, в ту эпоху не было привычки делать изображений женщин, если только они не были соправительницами мужчин и имели важное религиозное значение. Поэтому чисто для создания хотя бы очень отдаленного впечатления вот вам портрет женщины, изоготовленный примерно в этом же регионе, только 500 лет спустя, когда с портретированием женщин уже не было таких дефицитов (Пальмира, 200-250 гг. н.э).

В общем, когда в спальню больного входила мачеха, царица Стратоника, пасынок выдавал себя следующими симптомами: "пре­ры­ви­стая речь, огнен­ный румя­нец, потух­ший взор, обиль­ный пот, уча­щен­ный и нерав­но­мер­ный пульс, и, нако­нец, когда душа при­зна­ва­ла пол­ное свое пора­же­ние, — бес­си­лие, оце­пе­не­ние и мерт­вен­ная блед­ность" (как элегантно пишет Плутарх на чистом русском языке с помощью Симона Перецовича Маркиша).
Жена отца — это табу по всем понятиям, а жена царя — вдобавок табу.

Theodoor van Thulden, 1670s

Суровый царь Селевк призывает своего врача (как его там, надоело копипастить) и требует постановки диагноза и лечения.

— Увы, — отвечает хитроумный служитель Гигиеи, — ваш сын безнадежен, неизлечим…
— Как оно так?! — скрежещет зубами могущественный царь.
— Дело в том, что он безумно влюблен в женщину, которая ему недоступна.
— Ой, таки разве есть женщины, недоступные для моего сына?!
— Да, всемогущий царь, он влюблен в мою жену, — нагло врет врач.
— Ты ведь ты  —  мой друг, неужто ты пожалеешь отдать свою жену ради спасения жизни моего сына! Ты ведь знаешь, что он для меня все!
— Что вы от меня требуете, ваше величество! На такую жертву и родной отец не пойдет — отдать жену-зазнобушку.
— Ну это смотря какой отец… вот я бы отдал сразу! Ведь это было бы таким легким решением проблемы! Ну давай, не жадничай, уступай жену моему сыну!

Вы легко можете представить, чем кончился этот разговор, проведенный манипулятором-врачом с таким изяществом.
Царь Селевк отдал сыну свою молодую жену (к этому времени она успела ему родить только одну девочку).

Помпео Батони, 1746

Молодую женщину о ее желаниях, понятно дело, не спросили, "но, — как сверкая логикой пишут древние, — поскольку Стратоника родила Антиоху пять детей, то наверно они жили счастливо".
(Видимо, это как-то связано с архетипом, что молодым женщинам лучше с молодыми мужчинами, и стариков-мужей они правильно обманывают, те сами виноваты, что постарели).

Среди их потомков был тот самый, который Гелиодора в Храм послал копытом получать по лбу.

***

Сюжет этот, весьма популярный в живописи барокко и классицизма, идет в комплекте с другими историями про силу воли.
Все эти истории типовые.
Про то, что у  монарха есть "в собственности" женщина (либо он может ею овладеть), но он проявляет стоическое хладнокровие и отдает ее другому (см. например, "Великодушие Сципиона" или "Александр и Кампаспа").
Поразительно, что эта способность контроля полового инстинкта так сильно восхищала людей (других мужчин), что это и современники в летописи вписали, и художники уже после Р.Х. веками в картинах воспевали!
Тоже мне подвиг, впрочем, тогда действительно совершенно не умели справляться с фрустрациями.

Но давайте же выучим, как опознавать этот сюжет на стенах музея.
Все очень просто,  если вы запомнили саму историю. В кадре должны быть: 1) бледный вьюнош на койке; 2) врач, держащий его за конечность (желательно бородатый); 3) девица-визитерша. Иногда в короне. Бонусом может присутствовать пожилой папа, но не обязательно.

Ж.-Л. Давид. 1774

Антонио Белуччи, ок. 1700

На некоторых картинах запечатлен момент, когда врач догадывается о причине болезни, при виде царицы. А на других — сцена, когда пожилой царь Селевк протягивает руку жены вперед, отдавая ее сыну Антиоху.

Юзеф Олешкевич. "Антиох и Стратоника". 1810. (Кто женщина в зеленом покрывале — понятия не имею, она явно присобачена сюда просто для уравновешивания композиции)

Кстати, судя по дате этого события, "пожилому мужу" было примерно 48-49 лет.

После этого Селевк проживет еще лет пятнадцать, его убъет очередной македонский царь. Антиох подхватит власть, будет успешным царем и проправит долго. Своего старшего сына от Стратоники Антиох казнит за попытку захвата власти.

Источник: Шакко



Последнее из рубрики: Разное


Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска