«Перенести YouTube в телик»

26.10.2020, 23:05, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Зачем красноярский телеканал ТВК ставит в эфир Парфенова и Дудя? Интервью с генеральным продюсером Вадимом Востровым.

Около месяца назад кабельный оператор «Ростелеком» отключил для своих абонентов эфир телекомпании «ТВК Красноярск». Этому нет даже формальной причины: представители «Ростелекома» ничего не объясняют, а неофициальные намеки на «спор хозяйствующих субъектов» не поясняются. Возможно, причина в непривычном формате регионального телеканала: перейдя на «цифру», ТВК вместо старых фильмов и повтора федеральных программ стал транслировать передачи с YouTube. Программы Леонида Парфенова, Ирины Шихман, Алексея Пивоварова и других знаковых для Рунета фигур выходят в эфир ежедневно, превращая телеканал в транслятора повестки профессиональных видеоблогеров. Какие проблемы в связи с этим возникают у журналистов, спецкору «Новой» рассказал генеральный продюсер «ТВК Красноярск» Вадим Востров.

Вадим Востров. Фото: Facebook

— Кому и как пришла в голову идея о том, что можно перенести YouTube в эфир телеканала?

— Год назад, запуская собственное программирование после того, как страна перешла на «цифру», мы, как и все региональные каналы, встали перед выбором: что, собственно, показывать? Было понятно, что мы не хотим походить на все региональные каналы. Они обычно работают так: у нас есть два или три синдиката, которые предоставляют пакетно сериалы, старые фильмы, какие-то повторы программ федеральных каналов. В результате все региональные каналы стали похожи друг на друга.

Нам точно не хотелось идти этим путем, а так как мы, как и все люди в миллионниках, много времени проводим в интернете, на YouTube, коллективный разум родил идею принести его в телик. Это только один из концептов канала, свои программы — утренние и новостные — у нас тоже есть.

Нужно было договариваться с блогерами о том, что мы будем транслировать их контент. Мы начали искать выходы на людей по личным связям — кто кого знал. К нам в Красноярск приехал Илья Варламов, и мы сначала договорились с ним на показ его travel-блога. Я знал через общих знакомых Леонида Парфенова, написал ему, что мы хотим показывать «Намедни» — и тоже получил на это разрешение.

Потом связались с Ириной Шихман, затем долго вели переговоры с «Ещенепознером»: мы стали показывать документальные фильмы Катерины Гордеевой и через нее вышли на Николая Солодникова.

В итоге у нас получился сплав местного контента, программ с YouTube и видео местных, красноярских, пользователей.

Сложился информационный канал, где есть новости в течение дня, есть так называемые видосы короткие и из YouTube большие форматы независимого журналистского либо околожурналистского контента.

— «Договаривались» — это какие-то денежные взаимоотношения или чисто «по дружбе»?

— Региональное телевидение сейчас, к сожалению, уже в значительной степени не является бизнесом: оно может зарабатывать только на госзаказах, поскольку рекламный рынок после перехода на «цифру» упал в 2–3 раза. У нас нет госконтрактов, мы независимый — к счастью или к сожалению, не знаю — телеканал, поэтому мы, конечно, договаривались с людьми на безвозмездной основе. Очевидно, что их федеральная аудитория в YouTube превышает количество наших зрителей. Мы со всеми договаривались, как раз исходя из этого: для вас не будет никаких минусов, вашу аудиторию мы не отнимем, зато есть возможность помочь одному из последних независимых телеканалов.

Единственная наша боль: мы хотели договориться с Юрием Дудем [о трансляции его программ] и через разных знакомых на него выходили, но Дудь занял такую позицию, что он делает антителевидение и поэтому не согласен на трансляцию своего контента.

Здание телеканала ТВК. Фото: tvk6.ru

— Как бы вы показывали Дудя, учитывая, что там очень много обсценной лексики?

— А мы все запикиваем. И у Варламова она есть иногда, и в каких-то других проектах. А у Дудя, кстати, сейчас стало меньше этого. У него было много мата год назад, а сейчас уже мы замечаем, что он стал тоже так немножко… самоцензурироваться (смеется). Мы все равно показываем Дудя, делаем специальные такие видосы-пятиминутки с цитатами его гостей.

Понимаете, это опять же вопрос о взаимоотношениях. Эти трансляции — они не Дудю нужны, а нам.

Наша логика такая: почему бы ему не помочь независимому каналу, если он топит за все хорошее против всего плохого, это чистой воды социальная вещь.

Но мы не теряем надежды, что, может, когда-нибудь сможем с ним договориться.

— По какому принципу вы отбираете программы? Это исключительно то, что подходит вам по убеждениям?

— Конечно. Разумеется, есть разные…

— Прямые эфиры Соловьева, например.

— Да. Нам, конечно, нужен честный контент. Какой смысл транслировать пропагандистов или людей вроде Артемия Лебедева, который имеет своеобразную точку зрения, но ее много и на федеральных каналах? Нам это не нужно. Потом, у нас не только политический контент.

Транслируется, например, видео с канала Андрея Курпатова или доктора Комаровского. Если же говорить исключительно про политические передачи — мы делаем упор на людей с независимой точкой зрения.

— А программы Ксении Собчак у вас есть?

— Собчак нет по той же причине, по которой у нас нет Артемия Лебедева. Здесь, конечно, есть элемент субъективизма, я не спорю: я сам не являюсь фанатом Собчак, и мы не считаем ее независимой.

— В какой пропорции у вас соотношение ютубовского контента и своего?

— Тут сложно сказать, потому что надо все смотреть в совокупности. В течение дня мы многие вещи повторяем по принципу «Бизнес ФМ» — такого переработанного информационного кольца, поэтому тут как-то в процентах сложно сказать. Но у нас каждый день есть какая-то передача с YouTube. Например, Парфенов по четвергам у нас идет, Станислав Кучер — по средам, Шихман — по субботам, «Ещенепознер» — по воскресеньям.

То есть каждый день есть какой-то «федеральный» контент, каждый день есть местный контент — и это все переплетено.

— Собственные журналисты не обижаются, что их, по сути, противопоставляют московскому журналистскому сообществу именно на уровне эфира?

— В ситуации Красноярска это так не выглядит, здесь очень высокий уровень телевидения. Наш канал вещает в HD-качестве, у нас достойные студии. Такого диссонанса, о котором вы говорите, его нет. Да, тот же Пивоваров круче формулирует, чем какие-то наши журналисты, но это хороший повод подтягиваться к его уровню.

Интересно, как на это реагируют обычные люди. Есть зрители, которые говорят: «Ой, странный такой концепт, это же все можно посмотреть на YouTube». Но так говорят только те, кто не знает специфики телевизионной аудитории. Телевизионная аудитория — это люди, во-первых, ленивые, потому что они включают телик, чтобы не искать ничего в другом месте, а во-вторых, это люди консервативные и в массе своей возрастные — скажем, 45+. Они звонили и говорили, например, о Солодникове из «Ещенепознер»: «А где вы взяли такого интеллигентного мужчину? Вот он у вас такие интервью делает…» Они думают, что это наш ведущий, которого мы нашли, они раньше не видели Солодникова и вообще даже не догадывались о его существовании.

Или тот же Парфенов, один из самых талантливых вообще людей в истории нашего телевидения: я убежден, что значительная часть его целевой аудитории находится как раз среди телезрителей, а не среди ютуб-аудитории — в отличие от того же Дудя.

Иными словами, мы людям предлагаем сервис, мы же не открываем YouTube и не ставим все подряд, мы выстраиваем сетку вещания и по какой-то внутренней логике ставим эти проекты.

Если брать цифры Mediascope, доля нашего канала выше, чем суммарная доля всех остальных местных каналов, которые как раз работают на старом телевизионном материале. В этом смысле формат абсолютно конкурентный.

Фото: tvk6.ru

— Подразумевается, что более консервативная телеаудитория одновременно более закостеневшая и в политических взглядах, а тут им предлагают журналистику, которая не стесняется говорить, что в том-то и том-то виноват условный Путин. Вызывает ли это публичное недовольство, которое, может, прорывается в виде звонков телезрителей?

— Есть такая проблема. Но она связана не столько с закостенелостью, а с уровнем пропаганды. Если бы не было пропаганды такой тотальной на других каналах, наверное, и звонков таких не было бы. Но опять же сильного диссонанса нет: ТВК сам по себе всегда был каналом с такой, протестной аудиторией задолго до перехода на «цифру». Если мы жили-жили-жили, а потом вдруг поменялись и побежали в другую сторону — это одно. Но у нас всегда было такое критическое осмысление действительности.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета



Смотреть комментарииКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта →

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
Яндекс.Деньги - 410011013132383
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Яндекс.Метрика