Медные лбы

09.10.2020, 14:05, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

«Русская медная компания» заменила в Челябинской области государство: она захватывает села, на нее работают чиновники и силовики.

«Сегодня нам непонятно: кто правит в Челябинской области? [Губернатор] Текслер или [владелец РМК] Алтушкин? На телевидении только и видишь: «Русская медная компания» подарила компьютеры школе, «Русская медная компания» построила стадион. На экологические вопросы правительство области внимания не обращает», — на митинге в парке Гагарина гражданин в черной куртке и черном берете обращается к двум сотням активистов с плакатами: «Томинский ГОК — 168 тонн ртути в год», «Томинский ГОК — 700 тонн мышьяка в год», «Коркинцев хотят похоронить заживо», «Наши дети дороже меди».

Челябинск видел митинги и крупнее — против строительства Томинского горно-обогатительного комбината, предприятия «Русской медной компании» (РМК), здесь выходили и 2000, и 5000 человек. Но важна не массовость отдельных акций, а их регулярность: главный город Южного Урала борется с ГОКом уже седьмой год.

Причина нелюбви челябинцев к медному предприятию проста: регион занимает предпоследнее место в Национальном экологическом рейтинге, в городе регулярно фиксируется превышение предельно допустимых концентраций фенола, сероводорода, формальдегида. Отсюда — лидерство по онкологии и сердечнососудистым заболеваниям.

Со всех сторон Челябинск окружен заводами, и РМК решила открыть горно-обогатительный комбинат на последнем свободном направлении — юго-западном, откуда в город поступает хоть немного чистого воздуха.

Сами бенефициары «Русской медной компании» в Челябинске не живут.

В этом году активное противостояние развернулось не только на городских площадях, но и в суде. Челябинцы требуют остановить работу предприятия, которое формально еще не запущено, но медную руду «про запас» здесь уже начали добывать.

СПРАВКА «НОВОЙ»

«Русская медная компания» — предприятие уральского миллиардера Игоря Алтушкина (25-е место в рейтинге Forbes, состояние оценивается в $4,3 млрд). По данным «Интерфакс-спарк», компания учреждена двумя кипрскими офшорами: «Тилиа холдингс лимитед» и «Пираканта холдингс лимитед».

Семья Игоря Алтушкина имеет особняк в Великобритании стоимостью 17 млн фунтов стерлингов и квартиры стоимостью 2 млн фунтов.

В 2019 году бойцы из академии единоборств РМК участвовали в разгоне протестующих в сквере Екатеринбурга.

На Урале Алтушкин выступает не только как промышленник, но и как меценат: в 2020 году РМК потратила более 700 млн рублей на обеспечение больниц Челябинской и Свердловской областей средствами индивидуальной защиты.

Супруга Игоря Алтушкина Татьяна является учредителем «Русской классической школы» в Екатеринбурге, представляющей собой, по сути, православную гимназию. Современную школьную систему Татьяна Алтушкина характеризует как «либеральную вакханалию».

На строительство Томинского ГОКа планируется потратить 77,8 млрд рублей. Он должен производить до 110 тысяч тонн меди в год.

Часть 1. В захваченной деревне

От районного центра, поселка Томинский, до деревни Томино, рядом с которой возвели комбинат, пять километров по грунтовке. С апреля 2020 года ездить по ней запретили: на въезде в деревню поставили блокпосты с охраной «ЧОП РМК-Безопасность» и табличками, уведомляющими, что теперь это не просто деревня, а территория комбината. Жителям разослали вежливые письма: «В связи с возросшей интенсивностью работ проезд будет осуществляться по дороге Томино–Шумаки». Так незатейливо местных обязали вместо 5 километров ездить 32.

Деревня Томино. Фото: Иван Жилин / «Новая»

По грунтовке мимо дома депутата Томинского сельского поселения Игоря Олейника с грохотом проносятся КамАЗы. Это, говорит он, еще не беда. А вот когда начинаются взрывные работы — становится опасно: мебель в доме ходит ходуном, и в стенах появляются трещины.

Вид из окна деревенского дома внушает страх: с одной стороны — стометровые промышленные отвалы, с другой — серая громадина комбината. Но переселяться с промплощадки Олейник не собирается. По крайней мере, пока из Томино не уедут другие жители.

— Здесь люди, которые за меня голосовали. Я не могу их оставить, — говорит он без всякого пафоса: это статус звучит громко — «депутат», а вообще Игорь работает электриком, родился и вырос в деревне. — Мы же соседи с детства, — добавляет он.

Еще 5 лет назад в Томино было 50 дворов и 120 жителей. Сегодня их осталось всего семеро.

— В 2015 году РМК начала выкупать дома и участки. Ну как выкупать: давали 500–700 тысяч рублей, приговаривая: «Ваше имущество ничего не стоит». Люди брали, чтоб не жить под взрывами. Кому-то хватило на «однушку» в Коркино. Сейчас почти все жалеют: «Вот если бы мы уперлись, ничего бы не было…» — говорит Олейник.

Игорь Олейник. Фото: Иван Жилин / «Новая»

Томино упиралось до поры. Селяне проводили митинги, ездили на акции в Челябинск. А потом — сдались. Не поверили деревенские пенсионеры, что могут тягаться с промышленным гигантом.

И теперь оставшихся в деревне ГОК тягает, как хочет.

— В июне приехали четыре человека, — вспоминает житель двухквартирного дома Евгений. — В соседней секции, пустующей, выдрали окна. Стена между квартирами не капитальная — из-за этого даже сейчас, в сентябре, дома холодно, хожу в куртке. Что будет зимой — и думать не хочется. Больше всего боюсь, что вода в трубах замерзнет, где ее тогда брать?

За квартиру, говорит Евгений, ему предлагали млн рублей. Он не согласился: что купишь на эти деньги?

Выдранные окна — во всех двухквартирных сельских домах, в которых еще продолжают жить люди.

— Я спрашивал «гоковцев»: на что вам эти окна? Они отвечают: «Это наша собственность». Разговор короткий.

Томино выглядит печально. К покинутым домам заросли тропинки. Сами избы покосились и постепенно рушатся от взрывов. Сельскую дорогу разбили большегрузы. Вместо полей — бытовки.

Фото: Иван Жилин / «Новая»

«Игорь! Игорь!» — к дому Олейника подъезжает серая «десятка». Из нее выходит плотного телосложения армянин — местный предприниматель Марат Алоян.

— Бывший предприниматель, — уточняет он. — У меня здесь все было: ангар, коровы, пастбища. Сейчас ничего нет. Судиться с ними хочу. Только вот с Игорем посоветуюсь, стоит ли?

— Стоит в любом случае, — заключает Игорь. — Если не бороться — проиграешь точно.

Пока разговариваем, подъезжает гражданин на квадроцикле. Зеленая жилетка, остальная одежда — черная.

— Вы кто? — обращается он к Марату.

— Местный житель.

— Документы покажите.

— Почему я вам должен документы показывать? Вы сами-то — кто такой?

— Охрана РМК. Проверяем, чтобы никто посторонний не проник на территорию.

Кто наделил охрану правом проверять документы — непонятно. И почему посторонний не может прийти в село Томино — тоже. Разговор заканчивается ничем, охранник, созвонившись с кем-то, уезжает.

— Мы уже однажды вызывали полицию, чтобы этим ребятам объяснили: территория деревни — общественное место. Тут может находиться кто угодно, — говорит Олейник. — Разговора с полицией хватило, наверное, на день. Полицейские уехали, и охранники снова начали спрашивать: «А вы кто? А ваши документы?»

— Главное: мы же не против съехать. Жизнь здесь — сами видите. Но предложите нормальную компенсацию. Чтобы можно было купить жилье, обзавестись хозяйством на новом месте, — говорит Евгений. — А то предлагают 500 тысяч, млн рублей — что на это купишь? Когда говоришь, что нужно больше, ну миллиона три, начинается: «У нас денег нет. Сколько можем, столько даем». Но у них же миллиарды (чистая прибыль РМК в 2018 году — 7 млрд рублей. — И. Ж.)… разве проще окна выдирать?

Часть 2. Кто идет под суд?

Медные эксперты

Главная битва челябинцев с ГОКом идет в арбитражном суде. Активисты требуют запретить работу комбината. В иске они указывают, что федеральные законы такой запрет допускают, если промышленные предприятия создают угрозу жизни и здоровью людей, а также — сложившимся экосистемам.

«В проектной документации АО «Томинский ГОК» указано строительство объектов, используемых для размещения опасных отходов, на водосборных площадях Северо-Шеинского хранилища подземных вод, являющегося стратегическим запасом питьевой воды для Челябинска, Коркино и прилегающих к ним территорий», — говорится в иске. Под угрозой, по мнению экологов, окажутся Шершневское водохранилище, озеро Синеглазово, река Миасс.

Надежда Вертяховская. Фото: Иван Жилин / «Новая»

— Отходы от работы Томинского ГОКа, отвалы вскрышных пород в документации предприятия по какой-то причине отнесены к V классу опасности. Цинк, ртуть, свинец, мышьяк, стронций приравнены к соломе, — говорит химик-технолог Надежда Вертяховская. — Я даже могу предположить, почему. За тонну отходов V класса опасности нужно заплатить всего 1 рубль. А за отходы I и II класса — 2–4 тысячи рублей за тонну. Но тогда потеряется сверхприбыль.

Вертяховская также отмечает, что проект ГОКа не прошел общественную экологическую экспертизу, которая, по закону, может назначаться еще до государственной.

— Почему ее не назначили — мне непонятно. Челябинцы этого требовали, мы писали об этом чиновникам.

Сам суд проходит в закрытом режиме: РМК считает, что часть материалов дела составляет коммерческую тайну. Этот довод промышленников для судей оказался важнее статьи 5 Федерального закона «О коммерческой тайне», согласно которой, информация о загрязнении окружающей среды никакой тайны составлять не может.

В августе прошлого года арбитраж назначил по делу экспертизу, определив исполнителей — сотрудников Российского государственного геологоразведочного университета Александра Лисенкова, Владимира Экзарьяна, Антона Мазаева и Владимира Яшина. На проведение экспертизы отвели полгода. Оплатить ее обязали истцов — рядовых горожан. А это — 800 000 рублей. Но Челябинск объединился: люди вносили по 50, 100, 1000 рублей и за неделю необходимую сумму собрали.

Представленное по итогам экспертизы заключение удивило всех:

  • Во-первых, в нем оказалось всего 30 страниц, из которых 15 — перечисление регалий экспертов и список использованной литературы.
  • Во-вторых, журналисты челябинского портала 74.ru обнаружили, что некоторые фрагменты были скопированы экспертами (докторами и кандидатами наук!) из студенческих работ. Так, в разделе, посвященном сейсмической опасности и риску загрязнения подземных вод, говорится: «Подземные воды Томинского участка относятся к территориям с условно защищенными водоносными горизонтами. Фильтрационным и изоляционным барьером, защищающим подземные воды от воздействия загрязнителей, служат химические коры выветривания, неогеновые глины и четвертичные делювиальные суглинки. Мезозойские химические коры выветривания глинистого состава распространены практически по всему Томинскому участку, мощность их колеблется от первых метров до 700 м».
  • Это — точное воспроизведение отрывка из дипломной работы студентки ЮурГУ Кристины Сухоевой, которую она защитила в 2016 году.

  • В-третьих, эксперты просто не выезжали на место: это уже установлено в суде. Степень опасности ГОКа они оценили по проектной документации. И, разумеется, пришли к выводу: объект не опасен.
  • Не тех защищал?

    26 августа челябинские полицейские задержали юриста и руководителя общественной организации «Экологический консалтинг» Владимира Казанцева. Именно он подал иск о запрете деятельности Томинского ГОКа и до задержания лично представлял интересы экоактивистов в суде.

    Казанцева обвинили в мошенничестве. По версии следствия, в январе этого года он взял у челябинского предпринимателя Максима Шейна 500 000 рублей, чтобы «решить» в его пользу спор в арбитраже. Попросту — чтобы передать деньги сотрудникам суда. Но передавать, утверждают полицейские, не стал. Присвоил сумму себе.

    Заявление против Казанцева подал компаньон Шейна Воробьев.

    ПРОДОЛЖЕНИЕ

    Источник: Новая газета



    Смотреть комментарииКомментариев нет


    Добавить комментарий

    Имя обязательно

    Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

    Политика конфиденциальности - GDPR

    Карта сайта →

    По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]mail.com

    Поддержать проект:
    Яндекс.Деньги - 410011013132383
    WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

    18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

    Яндекс.Метрика