«Нельзя собираться даже вдвоем»

05.09.2020, 21:05, Разное



Лидер стачкома Минского завода колесных тягачей рассказал корреспонденту «Новой», как диктатор убивает протест.

Александра Лавриновича выпустили из тюрьмы 3 сентября — после отсидки (10 суток) по статье о незаконной организации массовых мероприятий. На самом деле сидел он за то, что собирал на заводе подписи за участие в стачке. Лавриновича, высококвалифицированного инженера, сдал «тихарям» (людям в штатском) заместитель гендиректора МЗКТ. На связь с «Новой» Александр смог выйти только через сутки после освобождения: «Давайте говорить быстрее, меня контролируют каждые пять минут, в любой момент опять заберут». С этого и начался наш разговор.

— Что значит — «контролируют каждые пять минут»?

— Да очень просто: сейчас я в своем кабинете, но меня вызывают каждые пять минут то к одному начальнику, то к другому. Заставляют писать объяснительные. Сначала вызывали к начальнику отдела кадров — я там писал четыре вида объяснительных. Потом писал записку, что обязуюсь еще три объяснительных предоставить к среде. Потому что я не хотел их сразу писать, мне надо посоветоваться с юристом. В общем, всего от меня требуют семь видов объяснительных.

— Семь? О чем можно писать семь объяснительных?

— По разным поводам. Какие-то инструкции я якобы нарушил. Откуда я взял форму. Откуда я взяли листки с требованиями, которые предлагал подписывать. Зачем появился на работе… В общем, по каждому пункту — отдельный листик, развернутый ответ. Плюс — постоянно приходят люди из управления кадров. Приходят из отдела труда и зарплаты — проверить, чем я занимаюсь на рабочем месте. Сказали с рабочего места не отлучаться, только в столовую можно сходить.

— Насчет формы я не поняла: какую форму вы где-то взяли?

— Когда я выходил на акцию 23 числа, на мне была форма МЗКТ. Вот спрашивали, где я ее взял.

— А нельзя ходить по улицам в форме завода колесных тягачей?

— У нас с некоторых пор нельзя выносить ее с предприятия. Но раньше-то ее можно было выносить, ее списывали — можно было забрать домой. А теперь это нарушение.

Представитель штаба оппозиции — Мария Колесникова говорит с рабочими МЗКТ. Фото: РИА Новости

— Вас ведь и задерживали на рабочем месте?

— Да, заместитель гендиректора по идеологии и кадрам Павел Викторович Огер вызвал на меня милицию. Они приехали «по гражданке», на машине без раскраски. Отвезли меня в РУВД, а после допроса уже был суд.

— Я не поняла: должность Павла Викторовича так и называется — зам. по идеологии?

— Да, это на предприятии человек, который должен следить за идеологией. Человек, который должен следить, чтобы все было по инструкции. Он держит всех  на карандаше.

У него же надо подписывать смещение рабочего времени в графике, если надо. Он же вопросы отпусков курирует. Если кто-то провинился, он имеет право не пустить человека в отпуск, запретить ему взять отгулы.

— Это только на вашем заводе такого завели?

— Нет, на любом предприятии, во всяком случае — на государственном, такая должность точно есть. У нас он всегда участвует в избирательных комиссиях, в фальсификации выборов и так далее. Опытный, в общем, человек. Производства он не касается, он — по бумажным вопросам. Если, например, надо на кого-нибудь надавить.

— А если его действия мешают производству, то генеральный может принять другое решение?

— Так он все делает вроде бы для производства: с его слов — так я проводил митинг, отрывал людей от работы, срывал производственный график и так далее. Поэтому с его слов мне и дали срок за организацию митингов. Хотя люди приходили и подписывались по одному.

— Но в суде ведь наверняка были свидетели, которые рассказали, что приходили по одному, митинга не было? Или слово замдиректора по идеологии «весит» больше?

— Адвокат у меня был отличный, он так здорово разложил все это дело — не подкопаешься. Я слушал и думал: ну, сейчас отпустят. Но нет — дали 10 суток.

В нашем суде до обеда всем давали штрафы — 25-30 базовых («базовая величина» в Белорусском КоАП — 27 местных рублей, это около тысячи российских, — И. Т.). После обеда приехали сотрудники КГБ, был какой-то перерыв, а потом всем начали давать 7, 8, 10 суток.

— Раз вы теперь на рабочем месте и пишете объяснительные, значит, стачки на МЗКТ не будет?

— Сначала люди подписались под стачкой. Но потом меня задержали. На завод приехала куча «тихарей». После моего задержания они тут два дня ходили по цехам, по всем этажам в черных масках. Что тут сделаешь, если тебя за любую попытку заберут и посадят потом на любой срок? Все уже знают, как это делается. Со мной в камере в Жодине сидел парень, который просто сфотографировал 24-го числа ученых и студентов, вышедших у Академии поддержать протест. К нему подошли двое в штатском. И человек получил 10 суток, ему написали участие в митинге. Так что все уже поняли: любого возьмут — и никакие доводы не помогут.

— И как же можно бороться без стачки, если ваши же товарищи говорят, что Лукашенко больше всего боится трудовых коллективов?

— Ну а как еще?

Никто не хочет рисковать собой. Вот я вышел — и только и делаю, что пишу отписки, чтоб меня по статье за прогулы не уволили.

Мне ведь в Жодине не выдали никакого оправдательного документа.

— Оправдательного?

— Где я находился 10 дней. Мы там все, каждый задержанный, писали заявления, что просим выдать нам оправдательный документ для работы. Нам отвечали — все будет. А по факту просто сажали по четыре человека в бус и выбрасывали в Жодине в разных местах. Родственники ждали возле тюрьмы, а нас вывозили и просто выбрасывали, кого в парке, кого где. И никаких документов не дали. Сейчас надо идти в суд за копией постановления: что я отсутствовал на том основании, что у меня было десять суток ареста.

— По уважительной причине.

— Да. Или надо ехать в Жодино и брать справку, что я там содержался весь срок. Никаких документов нам там не давали. Мне только дали бумагу, что я должен заплатить за весь срок моего содержания, за 10 дней — 135 рублей (около 500 российских рублей в сутки, — И. Т.).

— Вы сами должны оплатить свое содержание в тюрьме?

— Нет, если тюрьма уголовная, то платят налогоплательщики. А если дело административное, то люди оплачивают сами. Половина базовой в сутки. Я должен заплатить за те дни, что был в ЦИП в Окрестине, а потом в Жодине. То есть Жодино — это тюрьма, но там сделали изолятор для административно задержанных (ЦИП – Центр изоляции правонарушителей, во всех белорусских СИЗО и ЦИП всего 7000 мест, после арестов 9-11 августа пришлось приспосабливать еще камеры тюрьмы особого режима в Жодине, потому что места в изоляторах кончились, — И. Т.).

— Люди, которых били и пытали в Окрестине, тоже за это должны заплатить?

— Если их успели записать и оформить, что они приняты в этот ЦИП, то да — должны. Но в ЦИПах ведь и сами какое-то время не знали, сколько у них людей находится даже просто по числу, а не то что по фамилиям. Их в первые дни даже не могли пересчитать. Два дня людей не кормили, не оказывали им никакой помощи, кто-то пытался просить помощи — его вытаскивали в коридор и избивали. Мне об этом рассказывал один из соседей по камере, который с 10-го по 13-е (августа) был в Окрестине.

— Ясно. Но я все-таки хочу спросить насчет вашей стачки: вы считаете, что без стачек у ваших протестов есть какая-то перспектива?

— Вся надежда на мирные протесты. Надежда на то, что кто-то из силовых структур, какой-то адекватный офицер вспомнит слова своей присяги, что он обещал служить народу… Если кто-то это вспомнит, то произойдет раскол во власти. Люди будут продолжать выходить, выйдет миллион. Представляете, выйдет миллион? Офицеры это увидят, у них что-то в головах щелкнет, тут стоит народ, а они — за уголовников. Надежда вся на это.

— Как-то в вашем голосе я большой надежды не слышу.

— Заводы хотели это поддержать. Но мы опоздали минимум на неделю. А то и на две. Это надо было делать намного раньше. Сейчас уже со всех сторон навезли кучу инструкций.

На предприятиях ходят кучи засланных «тихарей». Не только у нас, но и на МТЗ, на МАЗе. Ходят по гражданке и в масках, просто высматривают. Нельзя собираться даже вдвоем. А троим уже можно приписать митинг.

Вот трое соберутся — им уже по документам могут сделать организованное массовое мероприятие.

Силовики в машине недалеко от митинга оппозиции у МЗКТ. Фото: РИА Новости

— А когда-то по трое собирались мирно выпить.

— А за «выпить» меньше дадут. У нас людей задерживали за кражу спиртного из магазина — давали по трое суток. А человеку, который сфотографировал задержания, видите, дали десять.

— Вы верите в успех мирных акций?

— Хочется верить. Я стараюсь верить. Стараюсь. Другое дело — насколько получается.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета



Последнее из рубрики: Разное


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска