«А вы вообще-то Россию любите?»

01.09.2020, 14:28, Разное
  Подписаться на Telegram-канал
  Подписаться в Google News

Публикуем переписку Алексея Иванова с читателями.

В сентябре в издательстве «Альпина нон-фикшн» выходит новая книга Алексея Иванова «Быть Ивановым». Но пока мы предложим почитать вам кое-что другое. Это фрагменты многолетнего разговора читателей с уважаемым ими писателем. Несомненной цитатой из письма названа первая глава книги: «А вы вообще-то Россию любите?» Трудно задать более провокационный вопрос автору «Золота бунта», «Горнозаводской цивилизации», «Тобола», брутального «Ебурга», однако народ у нас бдительный. Вечным отечественным вопросом озаглавлена вторая глава: «Что не так с нашим обществом?» О Москве и России, о региональных проектах Поморья, Урала, казачьего Юга как о поиске смыслов российских земель, о жизни и словесности идет речь в этой уникальной переписке, фрагменты из которой мы публикуем сегодня.

Обложка книги «Быть Ивановым» / «Альпина нон-фикшн»
07.02.2008. КИРИЛЛ

— Любопытно ваше определение «московитства», которое не понимает, как это можно оставаться жить не в Москве, когда есть возможность в Москве. В таком случае бесспорными московитами являются именно те, кто в Москву уехал. На вашем сайте есть хороший пассаж от одного посетителя: «Вы не понимаете, что Москва — это люди из Нижнего Новгорода, Свердловска, Новосибирска, у которых есть амбиции и которые работать умеют получше, чем те, кто остался!» Полагаю, что за такое автор достоин получить по кумполу сразу с двух сторон: и от коренного москвича, и от коренного нижегородца (екатеринбуржца, новосибирца), оставшегося в родном городе. Вообще не известно, чем является переезд: умением работать или умением устраиваться?

— Москва — национальный комплекс неполноценности. Людям требуется какое-то признание их достоинства непременно через отношение с Москвой. Все это — признак нездорового положения столицы.

Конечно, вы правы. Однако все «приезжие москвичи» ассоциируются с коренными — не будешь ведь просить рассказать биографию. Недопонимание есть с обеих сторон — и с московской, и с провинциальной.

И провинциальный снобизм куда более омерзителен, чем естественный московский.

Я не считаю, что уехать в Москву и добиться чего-либо — это подвиг («хотя что-то героическое в этом есть»). Я уважаю тех, кто добивается своего, не являясь на поклон Москве. Объективно ничего дурного в переезде, конечно, нет, но в условиях РФ оттенок «прогнутости» от переезда остается всегда.

Насчет того, что в Москве — «самые умеющие работать», это бред. Как и везде, там всякие. …Хотя пылкое провозглашение «провинциалы лучше!» проистекает не из того, что провинциалы лучше, а из соображений психологической компенсации. Москвич легко может быть снобом в провинции (особенно когда провинция лакейски принимает его снобизм), но вот провинциалу быть снобом негде. Тем и ценно жительство в Москве, что вне зависимости от своего реального успеха ты можешь смотреть свысока хотя бы по географическим причинам.

28.06.2010. КОНСТАНТИН

1. Вы пишете: «Если будет свобода, держава рванет вперед». А как быть с «народишко-то дрянь»? Потянем рывок, будучи свободными? В обратную сторону не рванем?

2. Были свободными те, кто когда-либо смог успешно рвануть? Или все-таки из-под палки рвали?

  • «Народишко-то дрянь» всегда. Общество двигают вперед 5–7% активного населения — это всегда и во всех социумах, не только в России. Для этих процентов и нужна свобода. Но она невозможна без свободы для всех вообще. Петр I попробовал найти «русский путь»: создал свободную пассионарную элиту — дворянство (эти самые 5–7%), оставив «народишко» в рабстве. Управляя «в ручном режиме», Петр добился очень многого. Но без Петра элита деградировала — занялась набиванием карманов и дворцовыми переворотами. Результат — пугачевщина, бунт нации против элиты. Потому что в рабском обществе свободная элита не исполняет своих функций.

    А «рывок назад» возможен в свободном обществе, лишенном элиты, которая формулирует ценности и цели. Так было в 90-е.

  • «Рвали вперед» по-разному — и без палки, и с палкой. Вопрос — в содержании «рывка». В ВПК или тяжелой металлургии можно «рвать вперед» и в рабском состоянии. Но ведь танк вы на тарелку не положите и штаны из стального проката не сошьете.

    В той области жизни, которая близка всем — в бытовом комфорте, — рабство никогда не сделает «рывка».

    А бытовой уровень и есть среда обитания непосредственных «свободы личности», «чувства собственного достоинства», «прав человека» и т.д., без которых нормального общества не бывает. Джинсы Levis нанесли СССР более сокрушительный удар, чем все коварные планы Госдепа и ЦРУ.

  • 01.02.2011. ВЛАДИМИР

    — Знаете, в чем вы несколько перегибаете палку? В том, что умами владеет телевизор. То, что по телеку много всякой дребедени, вовсе не означает, что это смотрят. Есть такие, кто смотрит для развлечения, но все же мало таких, кто воспринимает телевидение как пример для подражания. «Гламур как идеология транслируется на Россию столицей и государством» — это сильно сказано. А вы не полагаете, что большинство людей в РФ вообще не воспринимает телевидение серьезно? Что же это за идеология, которая воспринимается как мыльная опера или реклама прокладок? С ложью у нас, конечно, нормально, а вот с идеологией как-то проблематично. Московский культурный проект лично меня не коснулся. А вот соцреализм в свое время действительно навязывали в СССР всем.

    — Постараюсь пояснить про «телевизор». Дело не только в том, что он нам показывает. Дело в том, что телевидение — это и механизм обретения легитимности, и статус. Я уже говорил: чего нет в телевизоре, того просто нет. Дело не в том, что на TV везде одна и та же камарилья, а в том, что телевидение рисует неадекватную картину жизни. Мозги сдвигает вся картина в целом, а не отдельные персонажи.

    Ведь и в СССР плох был не соцреализм, а то, что ничего другого, кроме него, для описания советской действительности не было…

    Демонстрируя статусное, нам демонстрируют систему ценностей. Вы можете не соглашаться с тем явлением, которое имеет статус, это частность, но автоматически принимаете систему ценностей в целом. А идеология это и есть система ценностей. …Федеральные, народообразующие каналы у нас государственные. Значит, TV транслирует месседж государства. Идеологию. Конечно, сейчас она гораздо ближе к природе человека, чем в СССР. Но альтернативы ей нет. Интернет — мнимая альтернатива, да еще и другой природы. Не может быть альтернативой, скажем, соленому огурцу мохито, альтернатива соленому огурцу — обычный огурец.

    Постоянно говорят о каком-то хаосе в устройстве России, а я этого хаоса не вижу. Я вижу вполне жизнеспособную систему: ресурсом рулят чиновники, над идеологией трудится тусовка, нужные прикормлены, дыры надежно залатаны пиаром. Кто пребывает в хаосе — тот пребывает в специально отведенном большом гетто, которое так и называется: «хаос для остальных».

    Ценности тусовки — это и есть идеология, порождающая хаос, потому что вне тусовки эти ценности недостижимы.

    Идеология СССР была нужна для наведения порядка, идеология тусовки для наведения беспорядка, хаоса, когда все бьются за место в тусовке (как говорила Аманда Пристли, икона гламура, в «Дьявол носит PRADA»: «Этого хотят все!»). Статусность (и кастовость) тусовки — способ ограничения хаоса в интересах правящего класса, то есть чиновничества. А ограниченный хаос — оптимальная среда для несправедливого распределения благ.

    17.01.2018. ПАВЕЛ

    — Вы пишете: «У нации впечатление, что РФ поднимается с колен, а у статистики — что ложится ничком». Оставим за скобками вопрос, о какой статистике вы тут говорите. Честно говоря, я такой не знаю, слава богу. Но вопрос не в этом. При Петре I, согласно измерению роста рекрутов, народ явно стал хуже есть. Как минимум уместно говорить о значительном уменьшении прироста населения. Отсюда вопрос: можно ли сделать вывод, что РФ при Петре «с колен не вставала»? Ведь при всех ужасах петровских времен факт остается фактом: в XVII веке РФ на мировой арене нет, а при Петре она там есть. Это вопрос о том, насколько вообще статистика способна фиксировать «вставание с колен».

    — …Для профессионала «вставание с колен» — комплексный рост экономики. Для плебса — роль страны в мировой политике. Но возрастания своей роли в мировой политике можно добиться угрозами мировому спокойствию, как делают ИГИЛ (запрещенная в РФ организация. — Ред.) или Северная Корея, или искусным всовыванием палок во все колеса. Поэтому возрастание роли страны в мировой политике — не лучший показатель «вставания с колен».

    И не стоит отождествлять нашу эпоху с эпохой Петра. Тогда экономики были аграрными и не были взаимно интегрированы, а государства не могли устроить беспредел в мировом масштабе. Да и войны велись совсем не так.

    17.06.2012. БОБС

    — Меня в этой теме больше всего заинтересовало то, что вы говорите о законах Сети, которые внедряются в реал. Какие законы Сети вы имеете в виду? Да, понятия о норме в общественной жизни и понятия о норме при общении в Сети — это две большие разницы. Но кто доказал, что если выступать в Сети под вымышленным ником и писать все, что думаешь, не особо выбирая приличные выражения, то и в реальной жизни потом такой человек тоже мутирует и начинает нарушать нормы? Не могу согласиться, что доказана пагубность самой структуры интернета для мышления человека.

    — Механическое перенесение законов Сети в реал не страшно. Ну привыкли вы материться в Сети, начали так же материться в магазине, вам дали по шее, и все. Но ведь я привел несколько других примеров перенесения законов Сети в реал, разве вы этого не увидели? Тогда повторюсь.

    Например, блогосфера разрушает институт авторитета. Не авторитет одного какого-то человека, а сам институт. Скажем, десятиклассница Маруся прочитала «Обломова» и пишет: «Довольно-таки интересно, хотя местами затянуто. Оценка — четыре балла. Но рекомендую». Это не дискредитация Гончарова. Это смена статуса классики.

    Гончаров был голосом императивов, а стал претендентом на внимание, который сдает экзамен Марусе.

    Классика утратила необходимый ей статус. А что за культура без классики?

    Не важно, сколько читателей у блогера. Важно, что каждый блогер считает свои мысли достойными быть озвученными на всю вселенную. Для человека с ментальностью блогера не существует авторитетов не только в Сети, а вообще везде. Разрушать систему авторитетов — значит разрушать культуру. Итог всего этого — социальный дарвинизм, который в наших условиях означает ювенилизацию в духе «Детей кукурузы», только вместо демона — айфон. Этот тренд и формируется в Сети, где всего-то право голоса понимается как имманентное: его не нужно заслуживать поступками или интеллектом, как в реальном мире, оно дано всем изначально и неотъемлемо.

    Конечно, не стоит демонизировать Сеть, да и сам я сгущаю краски для большей выразительности, но тем не менее.

    23.10.2017. МИХАИЛ

    — Считаете ли вы, что возможность каждому человеку высказываться в Сети посредством форумов, соцсетей и других средств — это и есть российская разновидность демократии XXI века? Виртуальная. Ведь власти не дают народу возможность высказываться по острым вопросам публично.

    — Слово «демократия» означает «власть народа». «Власть» — это возможность влиять на события. Высказывания «народа» в Сети не влияют на события, на решения власть имущих. «Низы» говорят, что хотят, «верхи» делают, что хотят, и никакой зависимости одного от другого нет.

    Поэтому болтовня в Сети — не демократия, а просто болтовня в Сети.

    Она даже выгодна власти, потому что создает иллюзию демократии, а на деле работает против нее.

    15.02.2007. ЯНА

    — На днях наткнулась на передачу К. Набутова о манси. Один день из жизни шамана и обитателей стойбища. В основном видеоряд: рука, наливающая в стакан водку, и рука шамана, алчно берущая стакан и отправляющая зелье в рот. Рассказ о том, как устроена жизнь в стойбище, кончается тем, что мужчин трое, а гражданка одна, поэтому — полигамия и инцест. В общем, такое ощущение, что автору абсолютно до фонаря проблемы этого пьяного шамана — был бы рейтинг. Как вы считаете, нужно ли так рассказывать о малых народах?

    Алексей Иванов:

    — Конечно, рассказ о малых народах в подобном ключе — московское свинство, закамуфлированное под гражданский гнев. Хотя я сужу лишь по вашей интерпретации этого сюжета, сам я его не смотрел. На мой взгляд, малые народы обречены, потому что цивилизация никогда не позволит им вернуться к традиционному образу жизни, а вне этого образа жизни они вымрут или ассимилируются. Резервация же (в хорошем значении слова, в смысле — «резерв», а не «гетто»), на мой взгляд, — это превращение этничности в театр. Я не знаю технологий сохранения культурных кодов малых народов, я же не социолог. Может, они и есть. Но вряд ли в РФ они когда-либо будут применены вовремя.

    Я вижу только один способ сохранения — сохранение в искусстве. Это может быть сбережение артефактов малых культур в музеях. Может быть развитие традиций в творчестве современных художников, таких, например, как Геннадий Райшев или Минсалим Тимергазеев. А может быть отражение этих культур в современных актуальных произведениях искусства — в романах, фильмах, компьютерных играх, театральных действах, моде. Это мне нравится больше всего. Такой синтез называется этнофутуризмом. Но для него нужен очень развитый вкус. Иначе все превратится либо в истеричный пафос, либо в скукоту, как хороводы ряженых на «Голубых огоньках» советского времени, либо в «подверстку» под европейские шаблоны.

    В общем, национальные культурные коды не сохраняются у нас в «живом бытовании», потому что мы сами себе не интересны и себя не уважаем. А Куросава и Памук появляются только там, где не привыкли плевать себе на ботинки.

    14.12.2016. BORIS

    — Правда ли, что автор «Географа» поддержал мифологизацию панфиловцев? Наивный вопрос: а зачем поддерживать мифы, если известно, что такого не было? Разве в истории мало настоящих героев?

    — Да, я сказал, что ничего дурного в фильме по этому мифу нет.

    Да, были реальные события у разъезда Дубосеково, и потом появился миф о 28 героях. Но ведь этот миф — тоже часть истории тех событий. Миф был создан не для пустой похвальбы, создан не нами, и он устоял до наших дней.

    Так устроена культура. Есть реальная история, а есть миф. В нормальной культуре одно другому не мешает. Человек культуры не путает историю с мифом. Ваш вопрос «зачем?» даже не риторический, а не знаю какой. Зачем Пушкин использовал миф о злодее Сальери, ведь реальный Сальери не убивал Моцарта?

    Если миф нежизнеспособный, то правда разрушает его. Так были разрушены мифы о Павлике Морозове или 26 Бакинских комиссарах. Если миф жизнеспособный, то правда ему не вредит; миф и правда существуют параллельно. Таких мифов великое множество. Стенька Разин не бросал княжну в Волгу, и Чапаев не утонул в реке Урал. Ну и что? Эти мифы прошли испытание временем и правдой и остались живы — значит, они нужны для нации. Значит, эти события выбраны нацией для иллюстрирования важной идеи.

    И миф о 28 панфиловцах важен, потому что таких героев были тысячи, потому что этот миф мобилизовал народ на святое дело.

    Национальная значимость подобных мифов закреплена погребением Неизвестного Солдата, который мог быть не героем, а каким-нибудь ездовым при кухне, убитым случайно и бессмысленно.

    Вопрос ведь не в мифе. Вопрос в том, какое кино снимать: «про миф» или «про правду»? И решение принимает государство: «про миф» (даже если в титрах сказано «фильм снят на народные деньги»). Почему государство так поступает — совсем другая проблема. Государство таким образом присваивает символический капитал нации, поскольку ничего своего создать не может. Возмущение этим фильмом — возмущение неплодотворностью государства, а крики о том, что подвига 28 панфиловцев не было, и снимать надо «про правду», — трепотня, уводящая от критики власти за присвоение чужой славы.

    Источник: Новая газета



    Смотреть комментарииКомментариев нет


    Добавить комментарий

    Имя обязательно

    Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

    Политика конфиденциальности - GDPR

    Карта сайта →

    По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

    Поддержать проект:
    Яндекс.Деньги - 410011013132383
    WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

    18+ © 2002-2021 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

    Яндекс.Метрика