В онлайн-прокат выходит фильм-сенсация «Пустыня один»

23.08.2020, 0:19, Новости дня



НЬЮ-ЙОРК – Дважды лауреату премии «Оскар» Барбаре Коппл (Barbara Kopple) удалось заполучить уникальные материалы о секретной операции американского спецназа в 1980 году по спасению заложников в Иране. Как известно, операция завершилась трагической неудачей, и детали ее проведения последующие сорок лет были практически недоступны общественности.

Вместе с комментариями участников, свидетелей операции с обеих сторон, бывших заложников и членов их семей, журналистов и государственных деятелей, они вошли в новый документальный фильм «Пустыня один» (Desert One), который прокатная компания Greenwich Entertainment 21 августа выпустила на онлайн-платформах и в примерно сто кинотеатров на территории США. Продюсерами новой ленты выступили кабельный телеканал History и Cabin Creek Films, производственная компания Барбары Коппл.

Операция «Орлиный коготь»

Мировая премьера фильма «Пустыня один» состоялась в прошлом году на кинофестивале в Торонто, вызвав восторженные отклики прессы. Затем он показывался на фестивалях AFI Fest в Лос-Анджелесе, DOC NYC в Нью-Йорке, в Палм-Спрингс. Как отметил журнал Point of View, этот фильм относится к числу лучших работ Коппл.

«Эта история как гонки в парке аттракционов, – цитирует Барбару Коппл пресс-релиз к фильму. – Ее стоило рассказать. Фильм о лидерстве и смекалке, о лидерах, которые берут на себя ответственность, даже когда дела идут плохо, о храбрости перед лицом врага. И, конечно, наводят на размышления аргументы представителей другой стороны конфликта – иранцев. История, которую мало кто помнит и знает, история, которая может нас воодушевить».

Когда радикальные исламисты в 1979 году захватили в заложники 52 американцев в здании посольства США в Тегеране, президент Картер, убедившись в несговорчивости аятоллы Хомейни, дал зеленый свет подготовке секретной миссии по спасению заложников. Американскому элитному спецназу «Дельта форс» предстояла небывалая по дерзости и сложности операция, которую назвали «Орлиный коготь» (Eagle Claw). 24 апреля 1980 года несколько военных вертолетов должны были внезапно атаковать здание посольства США в Тегеране, охраняемое исламистами, и эвакуировать всех заложников.

Кадр из фильма

Но уже на промежуточной площадке посреди безлюдной пустыни, фигурировавшей под кодовым названием Desert One, возникли технические осложнения. Из восьми вертолетов лишь пять оказались в надлежащем состоянии. Командованием было принято решение миссию отменить. Но тут случился трагический инцидент. Когда один из вертолетов готовился к взлету, при маневрировании он врезался в транспортный самолет с горючим. Возникший пожар уничтожил оба воздушных судна, восемь американских военнослужащих погибли. На следующий день президент Картер выступил перед американским народом, взяв всю ответственность за случившееся на себя.

В январе 1981 года, после 444 дней заточения, заложники были освобождены и вернулись на родину.

«Отличная команда»

74-летняя Барбара Коппл – одна из самых известных и именитых документалистов Америки. Она получила премии «Оскар» за остросоциальные документальные ленты «Округ Харлан, США» (Harlan County USA) и «Американская мечта» (American Dream). Девять раз ее фильмы номинировались на премии «Эмми».

Барбара Коппл, находящаяся в Массачусетсе, любезно согласилась ответить на вопросы корреспондента Русской службы «Голоса Америки».

В разговоре через Zoom принял участие один из бывших заложников 77-летний Джон Лимберт (John Limbert), находившийся в тот момент в Вермонте. Будучи кадровым сотрудником Дипломатической службы США, он работал в те годы в посольстве США в Тегеране. Бывший заместитель помощника госсекретаря США по Ирану. Женат на иранке, владеет фарси.

Олег Сулькин: Барбара, как вы получили доступ к архивным материалам, которые многие годы были недоступны журналистам, исследователям?

Барбара Коппл: У нас отличная команда, которая занималась архивами, – Эрик Форман, Дэвид Кэссиди, Люэнн Джонс. Мы также установили хорошие отношения с иранцами, которые предоставили нам материалы, которые никто прежде не видел. И, конечно, всех впечатлила аудиозапись разговора по спутниковой связи между президентом Картером и генералами, руководителями операции («Орлиный коготь»). История как бы разворачивалась перед нами. Невероятное впечатление!

О.С.: Вы руководствовались сценарием? Насколько важным для вас было взаимодействие со сценаристом Франсиско Белло?

Б.К.: Фактически Франсиско занимался монтажом и титрами, представляющими всех многочисленных участников фильма. В документальном кино сценарий не столь важен, как в игровом. Я очень рада, что мы привлекли к проекту иранского аниматора Зартошта Солтани. Не существует съемки Desert One, нет никакого визуального материала. По-моему, анимация великолепно справилась с этой задачей, реконструировав с художественным драматизмом те трагические события.

Реконструкция прошлого

О.С.: Фильм дает поразительно объемную картину кризиса с заложниками. Вы предоставляете слово очень многим, включая и иранскую сторону. Как формировался этот список? Например, в какой момент появился в нем уважаемый Джон Лимберт?

Б.К.: Мы начали с формирования конкретных групп – группа заложников, группа военных, участников операции, группа иранцев. Некоторые из них не хотели говорить с нами, ведь много лет назад они пообещали своим родным, друзьям и коллегам, что будут молчать. Нам было очень трудно убедить их говорить. А с Джоном (Лимбертом) у нас сложились прекрасные отношения. Он пригласил нас в свой дом, познакомил с женой. Она иранка, художница по профессии, угостила нас национальной иранской едой.

Кадр из фильма

Джон Лимберт: Можно я вклинюсь? Я должен сказать, что Барбара и Эрик (Форман) действительно умеют уговаривать. Но не буду вдаваться в детали (смеется).

Б.К.: Джон – отличный рассказчик, и для меня было огромной честью взять у него интервью.

Дж.Л.: Барбара, вы у иранцев научились искусству лести?

Б.К.: (смеется). Это не лесть, это правда.

О.С.: Господин посол, вам, очевидно, есть что вспомнить. 444 дня в заключении в стенах посольства в Тегеране, личная беседа с аятоллой Хомейни. Как вам представляются те события по прошествии сорока лет?

Дж.Л.: Я знаю, многие молодые люди ничего не знают о кризисе с заложниками. Для меня важность этого фильма в том, как живо, мастерски, во всех подробностях, реконструируется прошлое, чтобы быть соотнесенным с сегодняшним днем. Участникам фильма есть что вспомнить, будь то заложники, иранцы, участвовавшие в захвате посольства и контактах с заложниками, и военные, принимавшие участие в неудачной операции спасения.

О.С.: Глядя в прошлое, можете ли вы согласиться с тем, что силовое давление и санкции – наилучший способ воздействия на Иран?

Дж.Л.: Я всегда стремлюсь анализировать историю. Если речь идет о попытках изменить политику Исламской республики Иран, чтобы в чем-то приблизить ее к западным стандартам, то мой ответ: конечно, нет. Если же вы хотите просто излить свое раздражение и недовольство в отношении Ирана, то, пожалуй, да. И если суммировать нашу политику в отношении Ирана за последние сорок лет, то вряд ли ее можно назвать эффективной.

Миссия не выполнима?

О.С.: Барбара, поделитесь ощущениями от разговора с президентом Картером?

Б.К.: Я несколько месяцев добивалась его аудиенции, методично звонила его секретарю, оставляла месседжи. Наконец, мне назначили встречу на 14 февраля, в День святого Валентина, строго оговорив продолжительность интервью: 20 минут. Я купила лучший шоколад в форме сердечка в качестве подарка для президента и его супруги Розалин. Интервью продолжалось 19 минут 47 секунд. Это было невероятно интересно и волнующе. Президент с волнением говорил о своих переживаниях и о мучительной драме выбора. Я запомню этот потрясающий разговор на всю жизнь.

Интервью с президентом Картером

О.С.: Президента Картера критиковали за то, что он проявил нерешительность и излишнюю мягкость в переговорах с иранскими властями об освобождении заложников. Правомерно ли утверждать, что сам факт дерзкой и рискованной военной операции по спасению заложников, при том, что она закончилась неудачей, снимает эти упреки с президента Картера?

Б.К.: Многие бывшие участники операции благодарили нас за фильм, из-за которого они, по их словам, пересмотрели свое прежде неодобрительное отношение к президенту Картеру. Я полагаю, что Картер – удивительный человек, большой гуманист. Он всеми силами пытался разрешить кризис дипломатическим путем. Но Хомейни не соглашался, потому что Америка предоставила убежище шаху. Главным приоритетом для Картера была безопасность и жизнь всех заложников. Убедившись, что Хомейни не идет на компромисс, он решил провести секретную военную операцию. Ее неудача стала тяжким испытанием для Картера. Это было его единственное серьезное поражение. Он очень переживал гибель американских военнослужащих. Но если вообразить, что миссия не была бы прекращена, кто знает, сколько жертв могло бы добавиться. Никакой уверенности не было в том, что все заложники находились в тот момент в здании посольства. После провала операции мы узнали, что часть заложников иранцы перевезли в другие места, в том числе и в сельскую местность.

Дж.Л.: Картера легко критиковать. С другой стороны, благодаря его политике я сейчас разговариваю с вами. Один из участников операции сказал, что относился к ней как к коллективному самоубийству. Миссия была очень рискованной и сложной. Надо отдать должное президенту Картеру: в самые драматичные моменты он не терял самообладания, сохраняя достоинство и учтивость в переговорах с военными. Это очень президентское поведение.

Опасный сценарий

О.С.: Историю, как известно, невозможно переписать. Но если предположить, что трагического инцидента на Desert One не было и вертолеты спецназа вылетели в направлении Тегерана, как бы, на ваш взгляд, мог развиваться этот сценарий?

Дж.Л.: Судя по акценту, вы из России, да? Так вам должна быть известна история убийства российского посла и поэта Александра Грибоедова в 1829 году во время резни в российском посольстве в Тегеране. Из-за атаки фанатиков тогда погибли все сотрудники русской миссии (спасся лишь один человек). Ситуация с заложниками в 1980 году могла повторить тот кровавый сценарий, все было очень шатко и взрывоопасно.

Б.К.: Да, верно, все было непредсказуемо. В точке Desert One посреди ночи неожиданно для военных вдруг появился междугородний автобус с пассажирами. Мы нашли одного из них, тогда ему было 11 лет. Он рассказывает в фильме, как боялся, что их всех убьют. Главным желанием мальчика было выжить и рассказать своим приятелям в школе, как в пустыне он увидел американские вертолеты.

Кадр из фильма.

О.С.: Может быть, сейчас еще рано предсказывать, но я уверен, что ваша картина достойна «Оскара». Два «Оскара» у вас уже есть, и как говорят в России, Бог любит троицу.

Б.К.: (смеется). Я надеюсь, вы имеете право голосовать. Мы получаем много позитивных отзывов. Молодые люди, которые не знают этой истории, воспринимают фильм как захватывающий триллер.

Дж.Л.: Надо учитывать, что это не фильм хорошего настроения. «Арго» – вот фильм хорошего настроения. Хорошие парни победили плохих парней. Этот же фильм неоднозначный, здесь много противоречий и нюансов. Что не вызывает сомнений – это чувство вечной признательности всем, благодаря кому были спасены заложники, и я в том числе.



Последнее из рубрики: Новости дня


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска