Совхоз высоких технологий

19.08.2020, 19:25, Разное



Как изменилась экономика Беларуси за 26 лет правления Лукашенко и что будет после него: исследование Бориса Грозовского.

Пытаясь уговорить белорусов дать ему спокойно править страной, Александр Лукашенко напоминает им голодные годы, в которые начиналось его правление: «Я помню 1990-е. Здесь стояли рабочие с кастрюлями и просили накормить детей. И тогда я поклялся помочь вам и не допустить площадей и митингов». Но эти отговорки больше не работают. Гражданская солидарность в стране зашкаливает, люди хотят сами выбирать политических лидеров и определять вектор развития страны. Это вопрос политики — экономика вроде бы ни при чем. Но против Лукашенко работают и экономические аргументы. Диктатор давно мешает развитию экономики страны. Впрочем, экономика будет выступать не только мотором, но и ограничителем преобразований. Хозяйственные связи с Россией настолько прочны, что Беларусь не может слишком отрываться от северо-восточного соседа.

Минский тракторный завод. Фото: Виктор Драчев / ТАСС
Самый бедный сосед

Беларусь окружена пятью странами — Россией, Украиной, Польшей, Литвой и Латвией. Границы открыты, экономические связи весьма разнообразны. Сравнение уровня жизни и экономических успехов — своих и соседей — становится важным фактором, толкающим людей к переменам.

Белорусский подушевой ВВП составил в 2019 году $6604. Это примерно в 4,7 раза выше, чем в первые годы правления Лукашенко. Казалось бы, есть чем гордиться. Но бурно росла белорусская экономика лишь в конце 1990-х — 2000-х годах. Сейчас подушевой ВВП лишь  на 3,6% превышает уровень 2008 года. В последние 12 лет небольшая белорусская экономика (население — 9,5 млн человек) фактически стагнировала — как и российская, с которой она крепко связана.

Сильный спад Беларусь пережила в 2009-м и 2013–2016 годах — от последнего страну не уберегли даже российские «контрсанкции», сделавшие Беларусь мощным перевалочным пунктом на пути европейского экспорта в Россию. Российская политика позволила загрузить предприятия, но курс российского рубля (а вместе с ним и белорусского) в 2014-2015 годах настолько упал, что сверхвыгодным этот экспорт назвать сложно.

Соседи (кроме Украины) живут богаче. От РФ подушевой ВВП Беларуси отстает почти вдвое, от Польши — примерно в 2,5 раза, от Латвии и Литвы — примерно втрое, и только Украину он обгоняет в 2 раза. Неудивительно, что белорусы едут в соседние страны на заработки, особенно в Россию.

Фактически разница в уровне жизни между Беларусью и соседними Латвией и Литвой — это следствие неудачной экономической политики и неблагоприятного делового климата.

Дикие ростки капитализма

Старт рыночных преобразований в Беларуси получился очень неудачным — как и в России. Разрушение хозяйственных связей ударило по стране больнее, чем по другим союзным республикам. Политическая и хозяйственная элита была совершенно не готова ни к рыночной экономике, ни к тому, что правила игры теперь будет устанавливать она сама: команды из Москвы поступать внезапно перестали. Результатом стали гиперинфляция, коррупция, невыплата зарплат, бесконечные дрязги между всеми ветвями власти и политическими силами, выработавшие у белорусов устойчивое отвращение к демократии.

До политики людям не было дела, ведь в 1992–1993 годах цены росли примерно вдвое каждые два месяца,

а в 1994 году — более чем на 2200%.

Сдерживание цен приводило к дефициту товаров и падению экономики. Белорусские «зайчики» (это животное имелось на купюре номиналом в 1 рубль) многократно девальвировались и деноминировались. Для расчетов приходилось иметь при себе увесистые пачки купюр со множеством нулей (в 1999 году один доллар стоил 900 тысяч белорусских рублей). Экономические реформы почти не проводились.

На этом фоне в начале 1990-х в политику вошел талантливый и задиристый 40-летний популист, бывший директор совхоза и комсомольский работник Александр Лукашенко. В конце 1980-х он одним из первых стал внедрять в республике «арендный подряд», резко поднял прибыль и объемы производства в своем совхозе, строил дороги, кирпичный и асфальтовый завод.

Для того времени он был весьма прогрессивным директором совхоза. В 1989–1991 гг. Лукашенко выступал как «стихийный демократ», честный и справедливый защитник народа, коммунистический строй оценивал явно отрицательно, «топил» за свободу предпринимательства и торговли, боролся с элитными привилегиями и коррупцией.

Черномырдин и Лукашенко, 1994 год. Фото: РИА Новости

«Крестьянин сегодня порабощен не просто экономически, — говорил Лукашенко в декабре 1990 года, отстаивая необходимость частной собственности на землю. — Командно-административная система управления сельским хозяйством заставляет его даже думать так, как хочет руководитель». Люди на селе, продолжал он, «до сих пор боятся высказать свою точку зрения, опасаясь репрессий со стороны, как они нас называют, "удельных князей и феодалов".

Это страшно ненормальная система», говорил Лукашенко, еще не зная, что построит такую же к концу своего правления.

В 1991 году Лукашенко резко осудил путч ГКЧП. Обращаясь к тогдашнему премьеру Вячеславу Кебичу в парламенте, Лукашенко грозил: «Если вы, Вячеслав Францевич, сейчас же не уйдете в отставку, то нас всех завтра вынесут отсюда, и, возможно, вперед ногами». Эта реплика трагически перекликается с диалогом Лукашенко с рабочими МКЗТ 17 августа 2020 года:

— Вы говорите о несправедливых выборах и хотите провести справедливые?

— Да.

— Отвечаю вам на этот вопрос. Мы провели выборы. Пока вы меня не убьете, других выборов не будет.

«Я готов на коленях ползти к России»

С конца 1991 года Лукашенко резко перешел на антиреформаторские позиции — он понял, что преобразования пошли не туда и население не будет их поддерживать. В отличие от стран Балтии, Беларусь не была готова ни к рыночным реформам, ни даже к горбачевской перестройке. Независимость свалилась на нее «как снег на голову», писал историк Валерий Карбалевич в книге «Россия и Белоруссия: общество и государства». На референдуме 1991 года почти 83% населения республики голосовало за сохранение СССР.

Перенос руководящего центра в Минск оказался психологическим шоком и для элиты, и для населения.

Голодовка шахтеров, Минск, 1992 год. Фото: Юрий Павлов / Фотохроника ТАСС

К концу 1980-х страна была успешным «островком социализма», и даже демократизация, не говоря уже о рыночных реформах, была принесена сюда извне, «импортирована из Москвы». В отличие от балтийских соседей, национально-демократическое движение здесь было слабым, Белорусский народный фронт имел лишь «миноритарную» поддержку. В горбачевские годы республику даже называли «антиперестроечной Вандеей», и к началу 1990-х эти настроения не «рассосались».

В схватках 1989–1994 гг. с правящей номенклатурой Лукашенко показал себя настоящим бойцом. Власть он получил в условиях всеобщей поддержки, роста антиноменклатурных и антибюрократических настроений, направленных против осколков советской элиты, мысленно еще жившей в СССР: остановить гиперинфлянцию и развал хозяйства, вымирание деревни, установить народовластие, убрать «обнаглевшее начальство».

Будучи депутатом, Лукашенко в 1992–1993 гг. тормозил приватизацию, защищал идею объединения денежных систем РФ и Беларуси, голосовал против создания белорусской армии. В сентябре 1993 года, на волне дружбы с Русланом Хасбулатовым и другими противниками Бориса Ельцина на коммунистическом и пророссийском конгрессе в Минске Лукашенко сказал, что готов «на коленях ползти к России», а «единственный шанс спасения от гибели — создание единого государства с бывшими республиками СССР, прежде всего с Россией». Подобные реплики и игры с союзным государством давали многим повод упрекать Лукашенко в «работе на Москву». На это еще в 1996 году хорошо ответил польский политолог Адам Михник:

«Лукашенко — это не московская марионетка, а советская кукла».

Последний этап перед приходом Лукашенко к власти отмечен критикой правящей элиты. В качестве главы антикоррупционной комиссии парламента он обличал беспредел, перечислял факты коррупции высших чиновников (один ездил на иномарке, другой жил в престижном районе Минска), возмущался рыночными отношениями, открывшими путь к множеству экономических преступлений. Имитация рыночных реформ и «обуржуазивание номенклатуры» — сращивание чиновничества и предпринимательства — давали к такой критике множество оснований.

В бурной политической кампании 1994 года, сделавшей его президентом, Лукашенко, по сути, отправил за борт всю государственную элиту страны. И, казалось, поделом: к концу 1994 года Беларусь оставалась единственным государством в Европе, где у власти все еще находились люди, избранные при коммунистическом режиме. С 1990 года выборов там не было, и люди воспользовались возможностью опрокинуть надоевшее руководство. Провинция, сельские районы, райцентры, промышленные районы с радостью поддержали Лукашенко (крупные города были настроены скептически). Гиперинфляция и 2-кратный спад экономики за 1992–1994 гг. (примерно как в России) этому весьма способствовали.

Главными задачами нового президента респонденты считали тогда борьбу с коррупцией и мафией, с инфляцией и спадом производства, наведение порядка. К власти Лукашенко пришел на фоне «народной революции» — антиэлитного переворота, чем-то похожего на нынешний. Но тогда еще сильна была социалистическая составляющая, уравнительные настроения, подогревавшиеся растерянностью, паникой, апатией и озлобленностью переменами.

Сейчас Лукашенко пытается опереться на те же эмоции. Верный своей тогдашней электоральной модели, он и сейчас ищет поддержки у «простых людей», воспринимая ее отсутствие как главный удар.

Совок в отдельно взятой стране

За следующие 10–15 лет Лукашенко в основном наказ избирателей выполнил — порядок навел, экономику восстановил. Во второй половине 1990-х и 2000-х Беларусь росла примерно тем же темпом, как соседняя Латвия. Он фактически остановил приватизацию, ввел директивный контроль за ценами и экономически сблизил белорусскую экономику с российской. В 2000-е сильно выросли зарплаты бюджетников и пенсии. Долгое время в Беларуси существовала множественность валютных курсов, позволявшая держать на плаву государственные экспортные предприятия. Но главное — еще в середине 1990-х Лукашенко восстановил цензуру, жестко расправлялся с оппонентами и институционализировал единоличную власть.

Белорусский металлургический завод. Фото: Виктор Толочко / ИТАР-ТАССПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета



Последнее из рубрики: Разное


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска