Аналитики о Белоруссии

18.08.2020, 8:23, Разное



Почему Запад не хочет свержения Александра Лукашенко

17.08.2020   Ирина Алкснис

Происходящие в Беларуси события находят отклик в странах Европы, но, кроме обсуждения возможных санкций, не вызывают никаких других действий. Почему так происходит и при чем здесь РФ и США, рассуждает колумнист Sputnik Ирина Алкснис.

В прошедшую пятницу министры иностранных дел ЕС договорились о введении санкций в отношении Беларуси. Принимаемые меры будут носить исключительно персональный характер, то есть будет составлен очередной черный список из ряда белорусских чиновников. Как отметил по этому поводу глава МИД Польши Яцек Чапутович, решение было принято, чтобы “санкции не ударили по обычным людям”.

Отдадим должное гуманности европейских властей, но нельзя не отметить странностей происходящего.

Сама природа санкций содержит в себе ловушку. Когда ограничения направлены исключительно против высокопоставленных лиц, они не эффективны, поскольку никоим образом не снижают общественной поддержки руководства внутри страны — и даже играют скорее ему в плюс. Если же стоит цель нанести реальный ущерб, выбить почву из-под ног противника, нужно вводить действенные — в первую очередь экономические — рестрикции, которые неизбежно будут болезненными для широких масс, в расчете на то, что те отшатнутся от своих лидеров.

По прошлым событиям хорошо известно, что Запад никогда не останавливают возможные трудности “обычных людей”. В этом на собственном опыте в 2014-2015 годах убедились и граждане России, когда введенные против страны санкции оказались болезненными для отечественной экономики и кошелька большей части общества.

А тут выдался такой удобный случай поспособствовать краху “последнего диктатора Европы”, а по обе стороны Атлантики отделываются формальными телодвижениями. Вернее, Польша с Прибалтикой рвутся в бой, но самые влиятельные державы Запада удивляют своей сдержанностью.

Нет, все положенные заявления с осуждениями делаются, послы ЕС совершили ритуальный жест и возложили цветы на месте гибели протестующего в Минске. Но на этом все. По сравнению с событиями Евромайдана, когда Запад открыто и на самом высоком уровне был движущей силой государственного переворота, европейская и американская реакция на события в Беларуси выглядит весьма бледной.

Никто из лидеров западного мира не потребовал от Александра Лукашенко немедленно уйти в отставку, передав власть восставшему народу. Более того, ни Трамп, ни Меркель, ни Макрон, ни Джонсон вообще пока не высказались лично о происходящем. О том, что канцлер ФРГ осудила насилие в отношении демонстрантов, стало известно от представителя германского правительства. Публичная активность президента Франции по теме свелась к телефонному разговору с Владимиром Путиным и твиту. От США отдувается госсекретарь, также уклоняющийся от обещаний решительных действий.

Но почему?

Александр Лукашенко больше двух десятилетий стоит костью в горле Запада (хотя в последние годы отношение к нему потеплело: попытки белорусского лидера наладить отношения дали свои плоды). Не говоря уже о том, что республика является единственным союзником РФ на западном направлении.

Казалось бы, сейчас самое время объединить усилия и нанести решительный общий удар по засидевшемуся в президентском кресле автократу, сокрушив его и перетянув республику в зону своего влияния.

Главная причина, объясняющая, почему этого не происходит, находится в словах “объединить усилия”.

Это в принципе невозможно, поскольку коллективного Запада больше не существует. Кстати, триггером, повлекшим его развал и запустившим переформатирование всей мировой политической системы, стали события середины 2010-х вокруг Украины.

Вместо единого Запада ныне есть влиятельные державы, чьи отношения друг с другом осложняются на глазах. А уж когда речь заходит о формировании единого фронта против какой-нибудь “неправильной” страны, все становится совсем непросто. Прямо сейчас Соединенные Штаты прилагают титанические усилия, чтобы принудить Европу к совместному давлению на Китай. Процесс идет туго. До этого — пару лет назад — главной целью американцев был Иран. И тоже получилось не очень.

Собственно, жесткое противостояние с Россией было последним, когда западный мир с дружным энтузиазмом и безоговорочной уверенностью в своей скорой победе запустил маховик объединенного давления — даже вопреки национальным интересам отдельных стран. Итог известен: наша страна вернула себе статус великой державы, а восстановленное сотрудничество с западными государствами стало еще одним яблоком раздора между ними.

Таким образом, в ситуации глубоких противоречий между Штатами и Европой, между континентальной Европой и Британией, а также внутри ЕС и самих США при попытках добиться хоть какого-то консенсуса по действительно стратегическим вопросам большой геополитики (тот же Китай или Россия) Беларусь для Запада выглядит слишком малозначительной и одновременно довольно опасной темой.

Белорусское общество — не украинское. Сторонников проевропейского курса не так много, да и ожесточенного гражданского противостояния там тоже нет.

Ситуацию усугубляет то, что социально-экономическая система РБ во многом выстроена по лекалам советской и уже столкнулась с острым кризисом, поскольку республике она не по карману и существовала все это время только благодаря поддержке со стороны России. Впереди приватизация, перевод экономики на рельсы экономической эффективности, урезание социальной сферы и все прелести эпохи первоначального накопления капитала.

Для белорусского общества велики шансы впервые испытать шок, пережитый постсоветским пространством в 1990-е, — шок, которого республика тогда избежала благодаря Александру Лукашенко. Разумеется, это крайне болезненный процесс, который гарантирует очень быстрое обрушение рейтингов любой власти. Если он окажется связан со ставленником Запада, это гарантирует резкое усиление пророссийских настроений в Беларуси — с соответствующими политическими изменениями.

Да и сбрасывать со счетов фактор самой РФ для Запада невозможно. Тем более что, в отличие от событий Евромайдана, на этот раз Москва сохраняет безмятежное спокойствие и хладнокровную отстраненность. Подобное поведение в исполнении Кремля пугает даже больше, чем жесткие заявления и выражаемая готовность к решительным действиям.

В результате западные державы, раздираемые противоречиями и с трудом находящие общий язык по куда более важным вопросам мировой политики, не очень-то и хотят активно влезать в белорусские события: шансы на победу не очевидны, потенциальные выгоды сомнительны, зато проблемы и издержки при любом исходе гарантированы серьезные.

Судьбу Лукашенко решит Путин?
Как Москва скажет Александру Лукашенко, так и будет. Но он может и не согласиться.

 18 августа 2020,      EX-PRESS.BY   

После заявлений Александра Лукашенко на МЗКТ есть ли шансы на диалог? Как долго белорусы готовы протестовать и бастовать? Какой может быть роль Москвы?

Эти темы обсуждают политический аналитик Юрий Дракохруст, главный редактор “Беларускага партызана” Светлана Калинкина и директор Совета международных дел “Минский диалог” Евгений Прейгерман.

Дракохруст: В понедельник Александр Лукашенко выступил перед трудовым коллективом МЗКТ. На заводе началась забастовка, речь главы государства сопровождалась криками “Уходи!”.

Основные тезисы выступления Лукашенко:

Вами манипулируют кукловоды


Хотите бастовать – бастуйте, но забастовщики – прочь за ворота завода


Новые выборы только после того как убьете меня


И наконец-кульминация: те, кого били в изоляторах – сами там, в изоляторах, нападали на “ментов”

Евгений, вы всегда были за диалог. Как вам сейчас видятся его перспективы?

Прейгерман: К большому сожалению, диалог стал невозможным уже некоторое время назад. И уже точно после того, что произошло в начале прошлой недели, а точнее — когда люди увидели, что произошло. По крайней мере, невозможен диалог с другими кандидатами насчет то ли новых выборов, то ли пересчета голосов. Встреча на МЗКТ продемонстрировала, что даже у людей, которые за него проголосовали (а я не исключаю, что это довольно большое количество людей), изменилось отношение. Когда люди увидели эти бесчеловечные зверства со стороны ОМОНа, теперь их ничего не заботит, кроме этого. Разумеется, динамика может быть разной, но сегодня мысль одна — он виноват, а значит, он должен уйти.

Я действительно был всегда сторонником диалога, говорил, что эмоции должны оставаться на втором плане. Но не на этот раз. Когда я увидел, что там происходило, я почувствовал, как во мне поднимается ненависть. Я сам себе говорил, что нужно держать себя в руках, но это очень тяжело. А еще труднее это сделать людям, которые не имели никакого отношения к политике и думали, что в стране все спокойно и нормально.

У Лукашенко сейчас два с половиной варианта. Первый – несмотря на то, что уровень примененного насилия еще больше убедил людей, что они не хотят быть с ним, но уровень этого насилия еще можно повысить. Это возможно, особенно с учетом его разговоров с Путиным, в ходе которых он апеллировал к статьям уставов ОДКБ и Договора о Союзном государстве.

Второй вариант – пересидеть время, дать возможность, чтобы пар вышла, чтобы протесты пошли на спад. Но по той динамике процессов, которую мы наблюдаем – начало забастовок, не уверен, что этот вариант может сработать.

И полувариант – сказать, что он за диалог. Но это будет означать, что он уходит.

Дракохруст: Почему Караев, а затем Лукашенко заняли такую позицию по поводу пыток в изоляторах? Теоретически можно было списать на эксцессы исполнителей, сказать, что мы этого не хотели, мы извиняемся, мы разберемся. Но сказано было другое – мы вас били, и вы сами в этом виноваты. Почему?

Калинкина: Лукашенко никогда не имел никакого намерения вести диалог. Это были наши мечты. Лукашенко шел на эти выборы, как на войну. Он готовился к войне. Он во время избирательной кампании даже не предпринимал мер, чтобы понравиться электорату. Он пытался выиграть эти выборы на лжи и на штыхах. Так он их проводил и так он себя вел в первый день после выборов. Чрезвычайно жестокий разгон был совершен, чтобы запугать всех, кто недоволен такими выборами. Но не получилось.

В первую очередь, наверное, потому, что белорусы уже давно не живут в том, что показывает БТ. Что бы он ни говорил о том, как демонстранты нападали на ОМОН, как их избивали, что омоновцы пальцем не дотронулись до манифестантов — все это видно, все это выложено, и каждый своими глазами может убедиться в том, что происходило. Сейчас Лукашенко держится на штыхах. Он не может сдать ОМОН и другие силовые структуры, ведь это будет предательство тех единственных, кто стоит за него. У него сейчас последняя надежда.

Я боюсь, что силовики теперь будут стремиться спровоцировать протестующих на какие-то силовые действия. Появилась информация, что задержан рабочий МЗКТ, участвовавший во встрече с Лукашенко. Это шаг, который вынуждает людей идти к изоляторам. И тогда будет какое-то основание вновь применять силу. Слава Богу, пока белорусы от таких действий воздерживаются. Хотя когда люди увидели, что происходило на Окрестина, то это только наш менталитет и чудо Божие спасли от штурма и от еще большей крови.

Дракохруст: Его заявление на МЗКТ эту ситуацию еще ухудшило. До сегодняшнего дня кто-то мог думать, что Лукашенко подставили, что омоновцы перестарались. Сейчас Лукашенко сказал – я несу за это ответственность, фактически, заявил – это я приказал так делать. Светлана, а вот вопрос – почему то, что происходило первые три дня после выборов, не продолжается до сих пор, почему они все же остановились?

Калинкина: Эти выборы – это была просто цепь ошибок власти. Отключение интернета только привело больше людей в Телеграмм-каналы, которые писали, куда, как и с чем выходить, так как сайты были заблокированы. И каждый новый шаг делает ситуацию для Лукашенко все хуже. И я с вами согласна – заявления Лукашенко на МЗКТ никак не улучшили ситуацию.

А почему прекратили насилие? Потому что впервые увидели, что нет страха. Что в первый день людей избивали, пытали за решеткой, но вышли новые. Людей расстреливали, тогда вышли женщины. Против женщин средь бела дня трудно бросить ОМОН, и ОМОНу трудно идти штурмом с водометами на эти женские цепи. Против этой дикости начали выступать влиятельные люди, православная церковь, костел.

Я думаю, что умные люди есть и у власти. Ну, не все там вурдалаки. Ну, а когда начались и свидетельства, что там происходило – это просто разделило наше общество на тех, кто на стороне зла и кто на стороне добра.

Дракохруст: Оппозиция годами говорила – вот выйдет на улицу 100 тысяч человек, и режим рухнет. А если еще забастуют заводы, если повторится апрель 1991 года, то и подавно. Сейчас вышли на улицу сотни тысяч, заводы бастуют. А режим не рассыпается. Вот заявил о поддержке протестов Павел Латушко, возмутились зверствами посол в Словакии Игорь Лещеня и еще два сотрудника МИД. Но нельзя сказать, что система рассыпалась, что ОМОН бросает оружие, а Караев плачет в отчаянии. Не бросает и не плачет, почти все выполняют свои функции.

Как может решиться этот пат?

Прейгерман: Я боюсь, что единственное решение – через Москву. Вчера и позавчера, когда Лукашенко начал апеллировать к Москве, когда были эти телефонные разговоры, мы много рассуждали, войдут ли в Беларусь российские войска. Но тут надо делать другой вывод. После того как Лукашенко обратился к Москве, у нее на руках оказался весь пасьянс нынешней белорусской политики.

И Москве совсем не обязательно вводить войска, она может даже поспособствовать тому, чтобы Лукашенко ушел. Но в любом случае она – главный игрок, все в ее руках. Я писал об этой опасности еще в апреле. Вот она сейчас и разворачивается перед нашими глазами.

Дракохруст: В истории есть опыт как успешных, так и не очень, долгосрочных политических мыслей. Сербия 1997 года, Венесуэла 2019-2020 года, где политический кризис продолжается уже полтора года, Хабаровск последних недель, где протесты продолжаются, но пока ни победы, ни поражения. Может ли так произойти сейчас в Беларуси? И если протесты и забастовки пойдут на спад по самым разным причинам, Окрестина вновь гостеприимно распахнет свои ворота для новых заключенных.

Прейгерман: Я не говорю, что та эйфория, которая царит в Минске и в других городах страны, имеет основания. Все еще возможно. И вариант Венесуэлы, который вы вспомнили, может быть актуальным, так как Лукашенко по сравнению с Мадуро в сильнейшем положении. Я подчеркиваю, что ничего сейчас не может произойти без решения Москвы.

Калинкина: Ситуация неоднозначная. РФ – не то государство, к которому можно апеллировать с теми ценностями, с которыми люди выходят на улицу в Беларуси.

Дракохруст: Как сказать. Я обратил внимание, что на нынешних митингах и маршах лес бело-красно-белых флагов, но почти нет флагов Евросоюза. Они были на украинском Майдане, они были на площадях в 2006 и 2010 годах. И это приемлемая для Кремля ценность этой революции.

Калинкина: Я согласна с этим. Но для белорусов важно, что Лукашенко – не избранный президент, а узурпатор. Однако обращаться с этим аргументом к Кремлю смешно. Другое дело, что Москва делала ошибки. Она уже делала ставки на лузеров. И пример тому – та самая Украина. Они пытались удержать Януковича, и что из этого получилось? Я надеюсь, что в Кремле делают выводы из своих ошибок.

Дракохруст: Но согласны ли вы с мыслью Евгения – что все решат не спонтанные отставки белорусских чиновников и силовиков, не переход силовиков на сторону народа, а Путин? Что как Москва скажет, так и будет?

Калинкина: Как Москва скажет Александру Лукашенко, так и будет. Но он может и не согласиться. Я на воскресном митинге поняла, что идея о новых выборах, прозвучавшая из его уст после разговора с Путиным, ему в уши вводится. Но он с ней пока категорически несогласен.

Дракохруст: Есть разные механизмы – может быть звонок из Москвы тому же Караеву или Вакульчику с предложением перейти на сторону народа. И тогда, возможно, мысль Лукашенко будет иметь вторичное значение.

Калинкина: У него есть и другие гвардейцы. Поэтому там не такая однозначная ситуация. Хотя вы правы. Но это не значит, что ситуация зависит только от Москвы. Нельзя было надеяться, что выйдет 100 тысяч человек – и все рассыплется. Рассыпание – это процесс. Мы наблюдаем его начало.



Последнее из рубрики: Разное


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска