Поднялась дубина народной войны

17.08.2020, 1:42, Разное



Художник Кузьмич в рамках акции ненасилия показал шеренге ОМОНа член. Потом были трое суток стоя в камере и садизм.

Художник-акционист Алексей Кузьмич активно провел день выборов президента своей страны 9 августа. Днем он устроил акцию на избирательном участке, где полуголый и с завязанными глазами держал в руках бюллетень с нарисованным на нем фаллосом. Потом этот же бюллетень он показал спецназу на проспекте Машерова. ОМОН посыл художника не понял и в ответ применил по толпе водометы и светошумовые гранаты, после начался разгон акции протеста. Уже утром Кузьмич был задержан в своем доме, трое суток без еды провел в камере в положении стоя, а при переводе в печально знаменитый изолятор на Окрестина его неоднократно избивали омоновцы. После выхода на свободу Кузьмич рассказал специальному корреспонденту «Новой газеты» Илье Азару о том, что с ним происходило в заточении, в чем смысл его акции с фаллическим символом, каково быть акционистом в Беларуси и почему он не хочет эмигрировать.

Алексей Кузьмич. Фото: Илья Азар / «Новая газета»Фаллос на участке

— Давайте начнем с самого начала. Как для вас начался день выборов 9 августа?

— На день выборов я сделал художественную акцию, посвященную выборам президента республики Беларусь. Называлась она «Верую, или Филистерский мир политических животных». Я пришел на свой избирательный участок в плаще, получил бюллетень, зашел в кабинку, нарисовал на бюллетене фаллический символ…

— В квадратике?

— Нет, на весь бюллетень. Сбросил плащ, белорусским флагом завязал глаза, а на руках и ногах у меня были красные точки. После этого я встал в позу распятого Иисуса Христа.

Этим я хотел показать абсурдность и фарс политической системы Беларуси, где выбор заменен на политтехнологии.

Акция на участке для голосования окончена. Кадр Youtube

Это современный вид религиозного культа, где избиратель верит в абсурд политической системы, где вместо человека, который будет управлять для блага всего общества, выбирается, как в первобытном обществе, главный вожак стаи — тот, кто громче всех кричит и бьет себя в грудь.

Поэтому фаллический символ на пьедестале показывает тот архаичный абсурд, которым мы сейчас руководствуемся, выбирая того или иного политика. Член или фаллический символ как символ власти.

— То есть эта акция не только про Беларусь?

— В частности про нее, потому что хоть у меня корни из РФ и Украины, я считаю себя белорусом по национальности. В первую очередь речь о Беларуси, где один человек уже четверть века бьет себя в грудь сильнее других. Но и в целом речь о псевдодемократическом мире. Я считаю, что демократия является фарсом, ведь человек не сам решает, что ему делать, а ему навязывается определенный [ограниченный] выбор.

— То есть вы анархист?       

— Анархистов я уважаю, хоть и не считаю себя анархистом, но все-таки я за горизонтальное управление, а не за вертикаль. За то, чтобы решать свою судьбу какими-то группами, конгломератами вместо того, чтобы один человек указывал всему народу, что ему делать.

— Вы в итоге бюллетень-то опустили в урну?

— Фаллический символ на бюллетене — это и был мой голос. То, что я вам рассказал, — это моя трактовка, но в современном искусстве от одного художника уже мало что зависит, то есть зритель имеет точно такие же права на трактовку высказывания художника. То есть кто-то увидит, что я положил *** [член] на выборы, кто-то увидит, что я таким образом проголосовал, кто-то увидит абсурд, кто-то увидит эксгибиционизм.

— Но фактически вы испортили бюллетень, то есть [кандидата в президенты от оппозиции] Тихановскую вы не поддерживаете?

— Нет, я не поддерживаю Тихановскую или каких-то альтернативных кандидатов, потому что этой акцией я показываю тот абсурд, который творится и вокруг них. Они паразитируют на воле народа и продвигают свои интересы.

Это политтехнологии, и в том, чтобы доверять этому конкретному политику, я не вижу никакого смысла. Я вообще за то, чтобы убрать пост президента Беларуси и ввести парламентскую республику. Зачем передавать власть от одного человека к другому, если на нашу страну оказывается очень сильное внешнее влияние? Эти люди могут быть просто ведомыми.

— Смысл голосования за Тихановскую был в том, чтобы одного конкретного политика убрать.

— Как видите, мы и без Тихановской неплохо так движемся к этой цели.

— А как отреагировали на вашу акцию члены избирательной комиссии?

— Вряд ли они были довольны, что это произошло в их смену. (Смеется.) Они начали мешать журналистам фиксировать акцию, говоря, что это незаконно, и становясь рядом со мной, хотя потом начали сами меня фотографировать и снимать на видео.

Люди же отреагировали нормально, хотя там были дети и женщины. Они зааплодировали, заулыбались. Никакого негатива в принципе не было, все было в порядке.

— А милиционеры?

— Их было на участке двое, но они ничего не предпринимали.

На бис для оцепления

— Вас на участке не задержали и вы пошли на акцию протеста?

— Да, я пересидел у друзей и пошел на проспект Машерова (9 августа спецназ применял там не только гранаты и слезоточивый газ, но и водометы, напротив которых как раз и вышел Кузьмич. — И. А.). Это было как пришествие-2.

Я вышел в пустое пространство между протестующими и шеренгой спецтехники ОМОНа с тем же фаллосом на бюллетене, только белорусской повязки не было на глазах, и попытался [своей акцией] примирить противоборствующие стороны, чтобы силовые структуры перешли на сторону [народа], чтобы все поняли, что они единый механизм и убивать или калечить друг друга не надо.

— Думаете, силовики прочувствовали ваш посыл?

— Не думаю, потому что как только я встал, на меня двинулась техника. Не знаю, было ли это спланировано заранее, но через 10 секунд начали разрываться светошумовые гранаты.

Думаю, все же силовикам акция не очень понравилось.

— Я был там и видел, что гранаты разрывались все же у вас за спиной.

— Ну да, и я не знаю, бросали они их в меня или протестующих, но одна граната упала рядом со мной, оглушила меня на одно ухо. После этого мне пришлось удалиться, потому что на Машерова уже было как на войне.

— Все-таки вряд ли кто-то из спецназовцев может подумать, что человек, вставший перед ними с бумажкой в руках, на которой нарисован фаллос, хочет именно помирить их с народом…

— У меня не было задачи популяризировать свою акцию, опустить ее до уровня всеобщего понимания, пусть кто как хочет, так ее и понимает. Я вышел показать абсурдность той системы, защищать которую они вышли, это их главный бабуин у меня на избирательном бюллетене в форме фаллоса. Я им показываю, что они верят в архаичный символ. Но судя по их уровню развития, который я видел, понять это они не способны, да.

— А не страшно было выходить туда? Там могли и убить.

— Я уже потом это осознал, что могли конкретно шмальнуть, а расстояние было небольшое. Страшно, конечно, было — на меня двигалась техника. Ну а что делать? Других не было уже вариантов, нужно было выйти.

— В протесте участвовать продолжили?

— Нет, у меня была своя акция, а в общей акции протеста я не участвовал. После этого я просто ушел, не кидая камней и не участвуя ни в каких беспорядках.

Свою роль я выполнил, тем более что у меня не было одежды. Я попросил знакомых ее похранить у себя, но когда начались взрывы, то все разбежались, и в итоге я оказался на проспекте голым.

И что-то желания тусоваться там в одной набедренной повязке особо не было. (Смеется.)

Избиения и издевательства

— Что было потом?

— Я снова пересидел у знакомых, а под утро пошел домой. Но за мной, видно, следили, потому что как только я зашел в квартиру, туда позвонили, выбили дверь в тамбур, начали ломать мою дверь топором. Это были люди в масках, они не представлялись.

Я вызвал адвоката, он проверил их документы, а они заверили, что их начальство просто попросило дать правовую оценку моих действий, то есть якобы хотели разобраться, но не задерживать. Мы решили вместе с ними проехать в РОВД для дачи пояснений.

Я планировал оказаться дома после этой беседы, но на меня составили протокол, адвоката оттуда физически вышвырнули. Повезло еще, что протокол при нем составляли, а то заставили бы еще подписать, что я согласен с протоколом. Людей там избиениями заставляли это делать. Дальше меня поместили в камеру.

— [В изоляторе] на Окрестина?

— Нет, в камеру в отделении милиции. Там 30 человек посадили в камеру площадью 9 квадратных метров. Мы в ней стояли, как в вагоне метро в час пик, то есть не было возможности не то что лечь, а даже сидели мы на этом бетонном полу по очереди. Вода (несколько бутылок на всех) и туалет по расписанию пару раз в сутки, еды вообще не давали.

Там я провел стоя почти трое суток без какой-либо информации.

— А что вы трое суток делали? Разговаривали?

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета



Последнее из рубрики: Разное


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска