«Это высшая мера наказания — страшнее смертной казни»

13.08.2020, 10:00, Разное



Интервью психолога, профессора Михаила Дебольского о сексуальном насилии в тюрьмах и вхождении криминальной нормы в жизнь (18+).

Почему сексуальное насилие так распространено в исправительных учреждениях и тюрьмах; как живут опущенные и почему ими становятся; почему криминальные нормы начинают восприниматься как данность — об этом мы поговорили с психологом, долгое время проработавшим в уголовно-исправительной системе, одним из основателей психологической службы ФСИН, профессором Михаилом Дебольским.

КАРТОЧКА ЭКСПЕРТАМихаил Дебольский —

профессор кафедры юридической психологии и права факультета юридической психологии Московского государственного психолого-педагогического университета.

В 1970 году окончил Херсонский государственный педагогический институт и начал работать в уголовно-исполнительной системе (УИС) МВД СССР — первоначально учителем в школе при исправительной колонии, позже прошел переподготовку и был назначен на должность начальника отряда осужденных.

В 1977 году окончил адъюнктуру на кафедре психологии Академии управления МВД СССР. И начал преподавательскую деятельность на этой же кафедре.

Защитил кандидатскую диссертацию по юридической психологии.

Занимался подготовкой практических психологов для правоохранительных органов.

После создания в уголовно-исполнительной системе психологической службы Михаилу Дебольскому как практику и ученому было предложено возглавить это структурное подразделение.

С мая 2000-го по декабрь 2010 года работал начальником отдела психологической службы ГУИН Минюста РФ и заместителем начальника Управления социальной, психологической и воспитательной работы с осужденными.

Его по праву можно считать одним из создателей психологической службы УИС России.

Сергей Соколов: Недавно появилось официальное сообщение, которое цитировали информагентства, о возбуждении в Бурятии уголовного дела в отношении троих сотрудников полиции, которые задержали якобы воришку 17 лет и над ним надругались — мальчик оказался в больнице с понятными повреждениями. Вот это что — попытка показать свою крутость, вседозволенность, отсутствие каких-либо моральных ограничений, норма при выбивании признания, сексуальная перверсия?

В отделе полиции сидит 17-летний, пусть даже и не дохлый, а такой уже, ну, что называется, «ауешной» субкультуры парень, который чего-то там крал.

Хоть и незаконно, но можно дать ему две оплеухи, есть и другие способы физического воздействия — об этом много пишут… Но почему попадаются те, кто оперативные мероприятия проводят ниже пояса — пугают изнасилованием, используют бутылки и швабры, реально насилуют — то есть, говоря блатным языком, опускают? Да и в уголовно-исполнительной системе такие случаи были. Это все вот откуда пошло, откуда вылезло?

Михаил Дебольский: Что касается сексуального насилия со стороны сотрудников УИС, то я знаю только один такой случай, который произошел примерно 10 лет назад в одном из регионов. Уже когда было возбуждено уголовное дело в отношении данного сотрудника, о ситуации было рассказано в передаче «Человек и Закон». Но даже при единичных случаях, действительно, возникает вопрос: откуда истоки насилия, и не только сексуального?

С.С.: Зоновские, криминальные нормы?

М.Д.: Да.

Для человека из криминальной среды сексуальное насилие — самая крайняя форма унижения.

В этой среде — это санкция по отношению к тем, кто допустили грубое нарушение правил криминальной субкультуры, неофициальных тюремных норм и традиций. Одной угрозой применить подобное можно сломать человека — и он сделает, скажет все, что нужно. А уж если это произошло, человек становится изгоем, презираемым.

С.С.: То есть получается, что сотрудники правоохранительных органов используют в работе приемы, присущие криминальному миру, начинают действовать в рамках криминальных норм и понятий?

М.Д.: Еще раз подчеркиваю, сексуальное насилие со стороны сотрудников правоохранительных органов — единичные случаи. Но даже эти редкие события не только причиняют боль пострадавшим, но и наносят колоссальный вред правоохранительной системе.

Изучение личности бывших сотрудников правоохранительных органов, допустивших незаконные насильственные действия (обычные — побои, издевательства) в процессе служебной деятельности, показывает: чаще это присуще молодым, неопытным, профессионально не подготовленным сотрудникам, но с большими амбициями и низким уровнем эмоциональной устойчивости. Психологическое сопротивление правонарушителей, неповиновение, оскорбление сотрудников толкает последних на то, чтобы добиться своего любыми средствами.

Вторая категория сотрудников, допустивших правонарушения, — это давно работающие люди, эмоционально выгоревшие, уставшие, с деформированными представлениями о чувстве долга, ответственности, которые видят в правонарушителе только неисправимого преступника, а в работе с такими, по их мнению, все средства хороши.

А истоки деформации — в криминальных нормах, которые демонстрируют годами устоявшиеся механизмы «ломания» человека. Они очень устойчивы, несмотря на принимаемые меры. Порой и сотрудники правоохранительных органов «заражаются» криминальной субкультурой и используют такие механизмы в своих целях. «Ты себя крутым считаешь — так мы покажем тебе, кто здесь круче. Мы тебя…»

И человека в криминальной среде, в местах лишения свободы не будут больше считать крутым.

Потому мы тебя заставим показания дать, мы тебя опустим, ты на зоне будешь «никто», ты будешь презираемым.

Для человека, особенно из криминального мира, стать опущенным — высшая мера наказания, хуже смертной казни.

И еще, правонарушения совершают в тех подразделениях, где действует круговая порука, где руководитель требует только результата и закрывает глаза на то, какими средствами достигают подчиненные необходимых результатов.

Фото: Юрий Белинский / ТАСС

С.С.: Ну, допустим, честолюбивый сотрудник или сотрудник, желающий кого-то «построить» и самоутвердиться благодаря этому — таких много, но не каждый же грозит изнасилованием. Здесь какие-то изначальные психопатологические черты проявляются, или они вырабатываются за время службы?

Галина Мурсалиева: Или это ритуал какой-то?

М.Д.: Все кандидаты на службу в правоохранительных органах проходят тщательный профессионально-психологический отбор, и маловероятно, что на службу попадают лица с психопатологическими чертами характера, но, как я уже говорил, встречаются сотрудники с повышенным уровнем агрессивности, склонные к деформации характера в сложных условиях деятельности. Они привыкают к криминальным нормам осужденных и в определенной мере считаются с ними.

Да, в пенитенциарной среде отчетливо выражена криминальная стратификация осужденных, а поддерживается она и с помощью многолетнего устоявшегося ритуала «опускания» лиц, поведение которых не соответствует криминальной субкультуре. Например, кто-то из осужденных криминальной направленности допускает так называемый «беспредел» по отношению к другим осужденным. Его предупреждают: раз, два, три: знай меру, не пытайся отобрать у кого-то посылку, продукты якобы на «общак» или что-то в этом духе. За беспредел опускают и относительно авторитетных осужденных, и они тоже на дне оказываются.

Сексуальному насилию могут подвергаться лица, совершившие преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Объясняется это тем, что у каждого осужденного есть мама, у кого-то дети…

И вот пришел тот, который святое попрал — детей насиловал, пожилых женщин насиловал. Поэтому такие осужденные часто оказываются среди изгоев.

К пренебрегаемым относят и тех, кто воровал у других осужденных, не расплатился по карточным долгам, кого уличили в предательстве, неопрятных и не соблюдающих гигиену.

С конца 80-х и в 90-х годах исправительные учреждения стали заполняться молодыми заключенными, «братками», которые не желали признавать старые понятия и придумывали себе новые. Тюремные нормы стали меняться: могли «наказать» за более мелкие нарушения, круг которых расширялся, могли и просто поиздеваться — может быть, у человека были женские черты лица, или он неправильно себя повел в камере, не прошел проверку на какие-то криминальные нормы. Издеваются, зная, что человек впервые попал в заключение и ничего в этом специфическом мире не понимает. Такой пример: в следственном изоляторе нельзя ходить в туалет, когда остальные кушают. Как только тот, кто не понравился камере, туда идет, кто-то конфетку взял, потом другую. Человек ждет, не хочет нарушить эти нормы, но физиология берет свое — и все. 90-е — было время «отморозков», которые игнорировали и старые воровские понятия, и администрацию.

А затем, не обязательно насиловать — сегодня для того, чтобы изменить статус осужденного, или как выражаются в криминальной среде — «опустить»,

достаточно его личные вещи, матрас бросить на кровать, где спит опущенный, скинуть — значит, все. Или провести, когда человек спит, пенисом по губам или по телу…

С.С.: Подсунуть ложку, которой ел человек из низшей касты.

М.Д.: Да. Такого осужденного начнут относить к категории опущенных. Но опять, при условии, что он нарушил какие-то криминальные нормы, а если это просто развлечение подростков, то их действия оценят как «беспредел», и им также грозят криминальные санкции.

С.С.: Когда на зонах прижились эти нормы, а «опускание» стало механизмом «воспитания»?

М.Д.: Они существуют давно, но системность получили после Великой Отечественной войны, когда в местах лишения свободы столкнулись в «разборках» две категории осужденных: первая — отказавшиеся брать в руки оружие и защищать Родину, а вторая — взявшие в руки оружие и принимавшие активное участие в боевых действиях, но затем вновь возвратившиеся к криминальной деятельности.

Фото: Анатолий Морковкин, Александр Шогин / ТАСС

Кстати, данная криминальная норма существует в пенитенциарных учреждениях и за рубежом.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета



Последнее из рубрики: Разное


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска