Деньгорубы

04.08.2020, 12:20, Разное



Как в Китай продают леса Карегодского заказника — места обитания краснокнижных птиц. Идем по следам торговцев Сибирью.


Под видом санитарных вырубок на месте пожаров восьмилетней давности идет сруб товарной древесины (на фото), которую затем продают в Китай. Фото: Александр Сакалов / ТВ2, для «Новой»Пролог

Весной и летом 2012 года томскую землю выжигали лесные пожары. Очагов случилось невиданно — 529. Огонь охватил почти 300 000 гектаров леса. В чаду задыхались города, гибли звери.

На севере области пожары прошлись по территории Карегодского заказника — густого массива, где живут краснокнижные птицы: орлан-белохвост, черный аист, скопа. Пострадало 2025 гектаров лесных насаждений. Тушение заняло больше двух недель.

Ни в 2012-м, ни в последующие годы санитарных рубок опаленного леса в заказнике не проводилось. Хотя на этом и настаивали местные лесники: предлагали срубить пострадавшие деревья, чтобы в них не расплодились вредители. Но начальство отказывало: то денег нет, то есть работа важнее.

Состоянием леса вдруг озаботились спустя пять лет. Департамент лесного хозяйства Томской области опубликовал акты лесопатологических обследований: последствия пожара слишком серьезны, повреждено более 60% деревьев, нужно рубить весь лес на площади 770 га.

В скором времени по Чулыму и Оби поплыли баржи с совершенно здоровым кругляком…

Часть 1. Десант в заказникРазрушенный мост

Воздух на берегу Чулыма пахнет свежеспиленной древесиной. Штабеля лежат вдоль яра. Здоровые бревна, полметра в обхвате, вперемежку с совсем тоненькими — сантиметров по пятнадцать.

На пристани кругляк ждет баржа.

К заказнику подъезжаем с воды — по земле до этих глухих мест, отданных птицам и лосям, добираться полсуток по бездорожью. По рекам из райцентра Молчаново — два часа.

Экспедиция большая: помимо меня и журналистов ТВ-2, руководитель программы по особо охраняемым территориям российского «Гринпис» Михаил Крейндлин, независимый эксперт по лесному хозяйству Никита Дебков, сотрудник экологического центра «Стриж» и бывший директор областного охотуправления Евгений Мурзаханов, экоактивисты, охотовед Владимир Рогоев.

На фото: Михаил Крейндлин из «Гринпис», спецкор «Новой» Иван Жилин, журналист ТВ-2 Виктория Мучник и независимый эксперт по лесному хозяйству Никита Дебков. Фото: Александр Сакалов / ТВ2, для «Новой»

Рогоев первым забил тревогу: об уничтожении заказника ему рассказали молчановские лесничие. Знали, кому пожаловаться: Владимир стал известен на всю Томскую область в 2018 году — после перебранки с директором областного охотуправления Валерием Ермоленко: тот требовал от охотоведа уволиться. За несколько дней до этого Рогоев, судя по разговору, задержал «не тех» браконьеров.

— Когда лес есть, зверю где-то спрятаться можно. От браконьера, от жары, — говорит Владимир. — А сейчас они все вырубили, и для птиц в заказнике уже среда неблагоприятная. После пожара начали расти молодые деревья, это хорошая кормовая база для лося. Но теперь и этот молодой подрост покрошили — завалили его деревьями.

По мнению Рогоева, санитарные рубки в заказнике нужно было начинать сразу после пожара. И делать их выборочными, а не сплошными. Сейчас смысла рубить лес сплошняком тоже нет: вредители — усачи и короеды — не перекинулись на здоровый лес, и можно срубить только те деревья, которые они уже заняли; а природа — начала восстанавливать сама себя, и даже от повторных пожаров защитилась березовым молодняком.

На вопрос о том, почему же рубки начались сейчас и почему рубят всё, Рогоев пожимает плечами: «Коммерция».

Заказник, на дальнем плане обгоревшие деревья. Срубленную целую древесину уже вывезли, а нетоварный сухостой остался лежать и может стать причиной нового пожара. Фото: Александр Сакалов / ТВ2, для «Новой»

О нашей экспедиции в заказник лесорубы узнали за два дня. И подготовились: вывезли людей, свернули работы. На пристани суетятся только два человека. Завидев нас, прячутся в установленный на грузовые колеса вагон.

Швартуем лодки. На берегу за свежим кругляком лежит штабель сухой древесины. Рядом — бочки с горючим.

— В водоохранной зоне рек запрещен въезд и стоянка транспорта вне дорог с твердым покрытием, — говорит Михаил Крейндлин. — Формулировка «твердое покрытие» размытая, но вот это (показывает на укатанную КамАЗами грунтовку), думаю, не оно. Складирование отходов и горюче-смазочных материалов тоже запрещено. Тут бы Росприроднадзору поработать.

Осматриваем лежащие вдоль берега штабеля. Деревья к моменту рубки были живыми, по большей части — даже совсем не поврежденными.

Деревья к моменту рубки были живыми, по большей части — даже совсем не поврежденными. Фото: Александр Сакалов / ТВ2, для «Новой»

В заказник выдвигаемся на повидавших бездорожье «Тойоте» и «Ниве», их со вчерашнего вечера перегоняли по лесам экоактивисты.

На месте егерских троп лесорубочная техника продавила двухполосную промышленную дорогу.

Первый «привет» от лесорубов — в километре от пристани: поперек дороги — яма полтора метра глубиной и метра четыре в ширину, рядом с ней — сваленные в кучу бревна и балки. С обеих сторон от ямы — застойная вода.

— Здесь был ручей, но они его засыпали, сделали болото. А сейчас мост разобрали, чтобы мы не проехали, — Рогоев добавляет крепкое слово.

Машинам через яму не перебраться, но и пешком идти до места рубок несколько часов. Решаем восстановить мост. Каждая балка весом килограммов по 400. Едва отрываем их от земли. Поднеся к краю ямы, спускаемся в нее и тащим волоком. В какой-то момент балка срывается и падает мне на ногу. Синяк на ступне сохранится несколько дней.

Поняв, что без подкладки бревен не обойтись, начинаем таскать и их. На восстановление двух балок моста (под колеса) уходит полчаса.

— Ну если у них все законно и нечего скрывать, то нахрена разрушать мост-то? — ругается водитель.

Скрывать было что.

Восстановленный мост. Порубщики разобрали его, чтобы помешать корреспондентам и экологам добраться до второй делянки. Фото: Александр Сакалов / ТВ2, для «Новой»Живые пеньки

Через восемь километров после въезда в заказник лес обрывается. Выезжаем на заваленную древесиной делянку. Посреди нее торчит неубранный сухостой. Порубочные остатки — тонкие сухие стволы и ветки — разбросаны по территории. Вырубленных «по живому» деревьев на делянке уже нет. Отгружены.

Лесорубы взяли все, что могли продать, оставили неликвид.

— По документам это, конечно, санитарная рубка, но вообще, в первую очередь, они должны были убрать сухостойные деревья, — замечает Крейндлин.

На уборку сухостоя у рабочих формально еще есть время: делянку нужно выработать до конца года. Но опасность в другом: оставшиеся на открытой местности сухие деревья и ветки легко загораются.

— Пороховая бочка. Полыхнет — земля на метр вглубь прогорит, — говорит Владимир Рогоев. — Вообще-то у нас сейчас пожароопасный сезон.

Вторая делянка — в паре километров. Деловую древесину, пригодную для строительства, с нее еще не вывезли, не успели. Зато с порубочными остатками рабочие разобрались: сгребли их в кучи, вывозить из леса не станут — сожгут с наступлением холодов.

У припаркованного на кромке леса гусеничного трактора замечаем трех человек. Подъезжаем. Двое спешно уходят — не хотят разговаривать. Мужчина в серо-коричневом камуфляже, кепке и с большим крестом на груди, представляющийся Виктором Герловским, напротив — поговорить хочет. Точнее, пожаловаться.

Вальщик Виктор Герловский. Фото: Александр Сакалов / ТВ2, для «Новой»

— Я пять дней работаю и уже хочу отсюда уехать, — рассказывает он. — Когда меня нанимали, говорили, что здесь лес. А здесь — пеньки. Я вальщик, а не этот… пенерез.

Герловский говорит, что фактически подчищает неаккуратную работу других лесорубов, «делает, чтобы было красиво». И признает: рубки ведутся неправильно. «Ну вот сушняк стоит. Вообще его надо в первую очередь валить, а уже потом заезжать и валить лес. Но… (разводит руками) штрафы не с нас будут брать, если что».

Работает Виктор без оформления, за наличные. Расчета пока не было. Еду, в основном крупы, привозит бригадир Костя.

Сколько обещают заплатить, Герловский не раскрывает. «Кто ж о таком говорит?» — усмехается он.

Быт рабочих, валящих лес в Карегодском заказнике, аскетичен: вагон на несколько коек, электроплитка (энергию подают с помощью генератора), трехсотлитровая цистерна воды: умыться и приготовить.

Рядом с вагоном — склад бочек с ГСМ. Две из пяти подтекают. Мазут густыми черными каплями падает прямо на землю.

Горючее подтекает в грунт у двух из пяти бочек рядом с бытовкой порубщиков. Фото: Александр Сакалов / ТВ2, для «Новой»

— Хранилище должно быть организовано на непроницаемом поддоне, но здесь бочки лежат прямо на бревнах. Это нарушение сразу двух нормативно-правовых актов: правил санитарной безопасности, и правил противопожарной безопасности в лесах, — констатирует Михаил Крейндлин.

Однако и неправильная рубка, и утечка ГСМ в случае с Карегодским заказником — лишь сопутствующие нарушения.

А что с обоснованностью самой вырубки леса?

Сплошные рубки в заказнике проводятся по рекомендации Молчановского лесничества. Согласно актам лесопатологического обследования (имеются в распоряжении «Новой»), лесные насаждения утратили свою устойчивость. На многих участках критически повреждено больше 50% деревьев (ели в некоторых выделах — на 100%). Решаем проверить, так ли это.

— По правилам лесопатологических обследований мы заложим пробную площадь шириной 10 метров, — объясняет Никита Дебков. — Я буду задавать направление по навигатору, а четыре человека пойдут за мной и будут измерять пни, определять породу дерева, степень ожога корневой шейки (места, где корень переходит в ствол) и живое ли дерево вообще.

Людей, способных отличить живое дерево от сухого, оказывается только трое. Первое обследованное — погибшее. Но затем…

— Сосна, 36 сантиметров, живая.

— Сосна, 27, живая.

— Сосна, 24, живая.

— Сосна, 48 сантиметров, живая.

Замер пня. Фото: Александр Сакалов / ТВ2, для «Новой»

75% деревьев, срубленных в 17-м и 18-м кварталах Суйгинского участкового лесничества (территория заказника), согласно нашим обследованиям, оказались живыми.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета



Последнее из рубрики: Разное


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска