«Появился лишний повод напомнить, что мое место — в печи»

31.07.2020, 22:25, Разное



Давид Френкель, фотограф «Медиазоны», — о нападении полицейского, штрафах и новом антисемитизме.

Давид Френкель. Скриншот из видео на facebook

30 июня, в день голосования по поправкам в Конституцию в Петербурге, полицейский Денис Дмитриев сломал руку фотографу «Медиазоны» Давиду Френкелю. На избирательный участок № 2191, находящийся на набережной Фонтанки, журналист приехал по сообщению о попытке удаления наблюдателей, а уехал — в НИИ скорой помощи, где ему сделали срочную операцию. Видео инцидента на участке, где отчетливо слышался хруст кости Френкеля, разошлось по соцсетям и вызвало резонанс. Ситуацию прокомментировали в Кремле: «…это все должно быть самым тщательным образом проверено и расследовано», — заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Спустя почти месяц Дзержинский суд Петербурга оштрафовал Френкеля на 2500 рублей — за то, что тот мешал работе избирательной комиссии и находился в помещении без маски. Корреспондент «Новой» поговорил с журналистом.

— Давид, как проходит восстановление после травмы?

— С 6 июля я нахожусь дома, на больничном. Итоговый диагноз довольно неприятный: скручивающий перелом средней трети плечевой кости со смещением отломков. Это тяжкий вред здоровью. Сейчас жду, когда зафиксируется перелом, и если все будет хорошо, через 2–3 недели можно будет начать реабилитацию, разрабатывать руку.

После операции в НИИ скорой помощи им. Джанелидзе. Фото: Леокадия Френкель

— Спустя время у тебя сложилась картина того, что конкретно происходило на участке № 2191, где так испугались посторонних?

— Обстановка там накалялась довольно долго. В один из дней голосования председатель комиссии Валентина Ландышко принесла выносную урну — с тридцатью пятью всего лишь бюллетенями. Но у нее не было никаких документов на эту урну, не было списка проголосовавших. Дальше она пыталась сесть и внести этих людей задним числом. А поскольку на участке находились как минимум двое независимых членов комиссии, они мешали Ландышко это сделать.

Еще до меня на УИК приезжал телеканал «Белсат», которым [Дмитрий] Абрамов (о нем ниже. — Ред.) наклеил жвачку на объектив. Ну и от меня они тоже, видимо, хотели избавиться.

В итоге было столько внимания к этому участку, что урну пришлось просто аннулировать.

— Когда пришла реакция из Кремля, было ощущение, что какое-то показательное разбирательство о нападении на тебя все же состоится. В итоге уголовного дела против полицейского нет, зато на тебя составили три административных протокола. Как это произошло?

— По моему заявлению о преступлении сейчас проводится доследственная проверка, это о ней была речь (в словах Пескова. — Ред.). То, что меня осудили и оштрафовали, — это, так сказать, «преюдиция». Очевидно, что они хотят вынести отказ в возбуждении уголовного дела, но поскольку на записи четко видно, как сотрудник полиции ломает мне руку, нужно это как-то обосновать — будто он делал это в рамках полномочий, была такая необходимость…

Денис Дмитриев. Фото из соцсетей

— Детали доследственной проверки известны?

— Нас ни о чем не уведомляют. Cо мной проводилось всего два действия: в больницу приходила судмедэкспертка, которая осмотрела меня и получила медицинские документы; затем приходила следовательница — мы дали ей контакты свидетелей, предоставили все видеозаписи… А о том, что проводились какие-то следственные эксперименты, мы узнали только со слов полицейского Дмитриева в Дзержинском райсуде.

— Что он рассказал?

— Что якобы предупредил меня об удалении с участка за совершение административного правонарушения и дал мне 10 секунд осознать этот факт. После чего полицейский начал меня «выдавливать», и в процессе «выдавливания» я развернулся и уперся ногами в пол. Дальше ему пришлось применить физическую силу, спецприем, а именно заламывание руки. По его словам, я стал сам специально падать и под весом собственного тела сломал себе руку.

Дмитриев сказал: «Это их излюбленная тактика — падать на пол». Я уточнил: «Кого?» — «Провокаторов».

— Cудья вообще смотрела видео с участка?

— Да, конечно. Кроме того, судья изучила запись с камеры наблюдения, которое приложила сама полиция (мы его скоро опубликуем). Там ничего не слышно и довольно плохо видно, но там зафиксирован момент, как я захожу на участок с документами в руках, показываю их председателю, которая затем сама ведет меня к столам, чего-то там регистрирует. Виден момент, где Абрамов пытается меня спровоцировать и наступает на ногу. Но никаких активных действий я не совершаю.

Судья решила, что никаких противоречий в словах свидетелей с тем, что мы увидели на записи, нет. Они собрали показания с сотрудников школы (УИК находится на территории гимназии №190. — Авт.) — документоведа, завбиблиотеки и секретаря, — но никто из них в суд в итоге не явился. Большинство свидетелей показали, что я активно размахивал руками и кричал: «Я представитель народа», «Я здесь власть, а вы здесь все преступники».

Есть же еще потрясающее видео, которое опубликовала куча «помоек», — это интервью с наблюдательницей Ольгой Савичевой, которая на самом деле является замдиректора этой же школы. Савичева рассказывает, как я упал и закричал, что у меня сломана рука, хотя она прекрасно видела, что никто меня не трогал. Кстати, она не была опрошена полицией, показаний Савичевой нет в материалах дела.

— «Комсомольская правда» и «Царьград» опубликовали целое «расследование» с фейковой перепиской: о том, что все это вообще была инсценировка. Как на это реагировать?

— Мы решаем проблемы в порядке поступления. Сейчас будем добиваться пересмотра решения Дзержинского суда и, при необходимости, обращаться в ЕСПЧ. А дальше будем что-то делать и с «Комсомольской правдой», и с «Царьградом». Я подозреваю, что была разослана какая-то методичка — писать, что я известный провокатор, потому что «Российская газета», «Известия» и прочие издания опубликовали слово в слово один и тот же абзац: «В мае, дождавшись операторов и фотографов, он так же сделал все, чтобы его задержали в центре Петербурга». При этом вообще непонятно, о чем идет речь. Какой это вообще год?

Фото: «Медиазона»

— Это далеко не первый твой конфликт с полицией. В истории со сломанной рукой репутация сыграла против тебя?

— Это все не имеет значения. Если бы не было конфликтов с полицией, написали бы, что я журналист издания, которое организовали «кощунницы» Pussy Riot (экс-участник группы Петр Верзилов — издатель «Медиазоны». — Ред.).

— И все-таки почему, когда в Петербурге задерживают или избивают журналиста, это почти всегда Давид Френкель?

— Поскольку я фотограф, я не могу просто стоять в стороне и записывать в блокнотик, я должен быть как можно ближе, сфотографировать, запечатлеть.

Поэтому я, естественно, оказываюсь всегда очень близко к насилию.

Мы ходим на те суды и другие мероприятия, где нас видеть не хотят. Отсюда и столкновения с полицией. Возможно, если бы я жил в Москве, где внимание властей к полиции и прессе выше, ситуация была бы другой. А Питер в этом смысле — региональная провинция, и здесь власти и силовики оторваны совершенно. Избить, отправить в автозак… — и плевать, что будет.

А среди нормальных людей, хороших журналистов моя репутация сыграла так, что большое количество редакций выразили свою поддержку. Уверен, что если бы не она, скорее всего не было бы вообще никакого разбирательства. Меня бы просто отправили на 15 суток за неповиновение полицейскому.

Задержание Давида Френкеля на одной из протестных акций в Петербурге. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

— Под видеороликами, которые записывали журналисты в твою поддержку, удивляет количество комментариев: тебя отправляют то в Израиль, то в Бухенвальд…

— Бытовой антисемитизм — просто реальность, она не связана с этими событиями, это всегда так. На «Медиазоне», стоит нам опубликовать фотографию, подписанную моей фамилией, появляются комментарии типа «что там френкели в РФ забыли». Под каждым текстом, соавтором которого я являюсь, напишут — «опять френкели чернят нашу родину». Хотя в обычное время, на улице, это происходит не очень часто. У меня, конечно, не очень славянская внешность, но и не настолько выдающаяся еврейская. Сейчас просто появился лишний повод напомнить, что мое место — в печи.

КСТАТИДмитрий Абрамов. Фото: fontanka.ru

В заявлении Давида Френкеля о преступлении упоминается не только полицейский Денис Дмитриев, но и бывший муниципальный депутат от «Единой России» Дмитрий Абрамов. По словам журналиста, на УИК № 2191 Абрамов сначала всячески провоцировал его и призывал удалить с участка, а затем — когда Френкель уже лежал на полу — экс-единоросс назвал его симулянтом и дернул за поврежденную руку.

Дмитрий Абрамов весьма колоритная личность: в 1997 году суд в Новгороде приговорил его к трем годам лишения свободы по статье 162 УК (разбой), из которых Абрамов отсидел два года; в 2000-м против будущего мундепа возбудили уголовное дело о побоях, но освободили от наказания по амнистии.

Как отмечает «Медиазона», в своем профиле в «ВКонтакте» в графе «интересы» Абрамов указал: «решаю вопросы». До сих пор непонятно, что он делал на злополучном избирательном участке 30 июня: на заседании Дзержинского районного суда Абрамов предъявил направление в качестве наблюдателя от Общественной палаты Петербурга, хотя ранее в ОП журналистам заявляли, что не знают такого человека.

Серафим Романов
«Новая в Петербурге»

Источник: Новая газета



Последнее из рубрики: Разное


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска