“Арифметика добра” Романа Авдеева рассказала трогательную историю усыновления

30.07.2020, 20:43, Разное



Мечта о сыне

Наталия и Андрей – обычная семья из Москвы. Поженились больше 20 лет назад. Пара мечтала о трех детях: двух девочках и мальчике. Через год после свадьбы родилась дочь, еще через три – вторая.

Тогда Наталия задумалась о том, чтобы усыновить мальчика. Она начала углубляться в тему, часто посещала форумы приемных родителей, общалась с теми, кто уже взял на воспитание ребенка из детского дома. Супруг был не против усыновления, но предлагал повременить.

Форумы об усыновлении Наталия изучала 10 лет. За эти годы в жизни семьи много изменилось: менялась работа, жизненные условия, города, но мысль об усыновлении не покидала женщину.

В третий раз Наталия забеременела в 2007 году. Теперь – точно мальчик, думали супруги. В августе следующего года на свет появилась третья дочь.

В течение следующих шести лет теперь уже многодетная семья жила за границей. В Россию вернулись в октябре 2014 года. Откладывать Наталия не стала – сразу же записалась в школу приемных родителей. Спустя некоторое время курсы прошел ее супруг Андрей.

На тот момент Наталия уже перешагнула 40-летний рубеж. С каждым годом надежды на рождение сына таяли. “А желание спасти хотя бы одного ребенка из “системы” превратилось уже в идею фикс”, – отмечает она.

Документы к сделке подготовили быстро. Весной 2015 года супруги принялись изучать базу детей-сирот.

Встреча с Сашей

Стоит отметить, что обстоятельства для усыновления у Наталии и Андрея были не самые благоприятные. Две старшие дочери находились в подростковом, так называемом трудном возрасте, а младшая пошла в первый класс. Нарушались все правила, о которых супругам рассказывали в школе приемных родителей. Но где правила, там и исключения.

Изучая базу детей-сирот, супруги увидели анкету Саши, ровесника младшей дочери. Наталии и Андрею Саша понравился сразу, даже несмотря на качество фотографий в анкете. “Настолько плохо сфотографировать такого красивого ребенка – это нужно было постараться”, – вспоминает женщина.

Ребенок жил в детском доме в одном из крупных российских областных центров. Перед майскими праздниками супруги позвонили в детдом и спросили о ребенке. Там подтвердили, что Саша свободен. “Можете приезжать”, – сказали на другом конце трубки.

Наталия вспоминает, что очень волновалась, когда приехала повидать своего будущего сына первый раз. Директор кабинета встретила супругов не очень радушно. “Вы за этим приехали? У нас есть дети получше, он же дурачок”, – презрительно и с элементами жалости отозвалась она о маленьком Саше.

Наталию и Андрея подобный тон не отпугнул. И вот она – первая встреча. Саша стоит перед ними и читает стихотворение. “Стишком эти звуки было назвать довольно сложно, никто ничего не понял, включая его, а директор сидела с лицом, выражающим победу: она продемонстрировала, насколько права”, – вспоминает Наталия.

Но и это супругов не отпугнуло. Тогда соцработник принес им личное дело, из которого выяснилось, что мать ребенка умерла, а бабушка и дедушка отказались от внука. Ребенок страдал дизартрией, были серьезные проблемы с лицевыми мышцами. “В его речи почти не было глаголов, совсем не было предлогов, он объяснялся жестами и простейшими, одинаковыми словами”, – рассказывает Наталия.

На то, чтобы лично пообщаться с Сашей, супругам вместо 10 минут выделили час. С собой они принесли конструктор “Лего”. Мальчик не растерялся: высыпал детали, достал инструкцию и быстро его собрал. “Я поняла, что голова работает, просто он не может пока ничего сказать. Я предложила ему порисовать буквы, и он, сидящий напротив нас, стал выводить их зеркально и вертикально, так, чтобы мы видели, какая. Он сделал все, интуитивно сделал все, чтобы показать, на что способен”, – говорит Наталия.

Из-за майских праздников семья не могла сразу оформить согласие. Они вернулись обратно в Москву, но сомнений уже не было: решели брать. Видео с Сашей Наталия и Андрей показали своим дочерям, он им понравился. А через две недели супруги снова были в детдоме. Мальчик, как оказалось, уже не надеялся, что за ним вернутся.

Реалии детского дома поразили Наталию. С детьми не говорят, им ничего не объясняют, сокрушается женщина.

“Там такой порядок, говорят, что дядя и тетя приехали тебя сфотографировать. Но они же все понимают. И вот мы, подписав согласие, уехали, а он две недели думал, что нас больше нет”, – сокрушается она.

Обратно в Москву ехали на поезде. Саша, еще недавно живший в ограниченном пространстве детского дома, с удивлением смотрел на проносящиеся за окном пейзажи. “Своими вопрошающими, удивленными глазами был похож на инопланетянина. Журналы, которые я купила в поезд для него, стали настоящим сокровищем. Он проснулся в 5 утра и все смотрел их, гладил”, – вспоминает Наталия.

Новый дом

Следующие несколько месяцев стали временем привыкания Саши к новой семье и семьи к своему новому члену. По словам Наталии, мальчик много плакал, но тяжело было не с ними, а со старшими дочерьми. Женщина признает свою ошибку: она не дала им полной картины и не рассказала, как нелегко будет привыкнуть к новому члену семьи. “Они его не хотели, игнорировали, ненавидели даже, говорили, что никогда его не примут”, – отмечает она.

Зато с младшей дочкой проблем не было. Они с Сашей сразу подружились, много играли вместе. Да и старшие дочери со временем привыкли: тогда у них был сложный, переходный возраст, а сейчас подросли, многое поняли и многому научились.

Нелегко и с учебой. Шесть лет в детском доме не прошли для Саши бесследно – в семь лет он был развит на три года, не мог воспринимать текст. Мальчик компенсировал отставание от сверстников учился по коррекционной программе.

Но в среднюю школу он пойдет уже по общеобразовательной программе.

“Саша любит плавать, занимается дзюдо, ходит на шахматы. У него прекрасное пространственное мышление”, – рассказывает Наталия о своем сыне.

“Никто не должен расти в детских домах”

То, что столько детей в России продолжают жить в детских домах, – позор, уверена Наталия. А ведь единственное, что им нужно, – семья. Женщина надеется, что в борьбу за этих детей включатся не только фонды, но и государство и органы опеки. Последние пока выполняют чисто контролирующую функцию – с ними семья общается раз в год, предоставляя финансовый отчет.

Тем, кто хочет взять ребенка из детского дома, Наталия советует: важно сделать из семьи команду, делать все вместе и не бояться образаться за поддержкой. Жизнь с таким ребенком – прежде всего огромная работа над собой, это полезно для каждого взрослого в нашей стране, уверена она.

“Детский дом навсегда остается в ребенке, что бы ты ни делал. Из детских домов выходят искалеченные люди. Никто не должен расти там”, – подчеркивает Наталия.

***

Благотворительный фонд “Арифметика добра” был основан в марте 2014 года предпринимателем Романом Авдеевым, отцом 23 детей, родных и приемных. Приоритетными программами фонда являются социализация и адаптация воспитанников детских домов, обучение потенциальных приемных родителей и психологическая поддержка приемных семей.





Последнее из рубрики: Разное


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска