«Статья чересчур умна для мадам Андреевой»

28.07.2020, 15:25, Разное



Как Политбюро после окрика Горбачева спешно осуждало «манифест» Нины Андреевой: стенограммы заседаний.

ОТ РЕДАКЦИИЖАННА д’АРК РОССИЙСКОГО БОЛЬШЕВИЗМА

24 июля умерла Нина Андреева, автор письма в редакцию «Советской России», которое потрясло страну и называлось «Не могу поступаться принципами».

Напомню кое-что из истории создания этого удивительного явления отечественной журналистики.

Во-первых, письмо Нина Андреева действительно написала сама. Я видел одну из копий первого и основного варианта. Суть письма заключалась в том, что не понравилась Нине Александровне пьеса Михаила Шатрова «Дальше… Дальше… Дальше…», о чем она и сказала по десяти, кажется, адресам редакций всех центральных газет. Текст был такой, что в девяти адресах на него должным образом не отреагировали, но главный редактор «Советской России» Чикин родственную душу увидел. В Ленинград к автору письма срочно был направлен член редколлегии редактор отдела науки Владимир Денисов, который и работал с автором на месте. Затем рукой мастера по тексту прошелся сам главный редактор, более того, утверждают, что ход этой работы контролировался непосредственно в аппарате товарища Лигачева…

Так вполне заурядный донос на драматурга превратился в «манифест антиперестроечных сил», который был, как известно, обнародован немедленно после отбытия за рубеж Горбачева и Яковлева.

И уже на следующее утро Егор Кузьмич, оставшийся «на хозяйстве», собрал главных редакторов (и секретарей парторганизаций!) центральных изданий и аттестовал им творение химика «образцом партийной публицистики». По городам и весям тут же полетело странное на взгляд непосвященных «разъяснение ТАСС», из которого следовало, что местная печать «может», буде возникнет желание, перепечатать письмо из «Советской России». Надо ли говорить, что не внявшие вполне прозрачному намеку имели определенные трудности в жизни.

А что творилось в Ленинграде!

В то время как скромный автор получала поздравления от маршалов и кандидатов в члены Политбюро, бригада «Советской России» совместно с райкомами партии разворачивала кампанию всенародной поддержки идей манифеста. Да и по всей стране газетную страницу со статьей спешно ксерокопировали в парткомах для неуклонного изучения в системе политучебы (ректор МФТИ академик Карлов рассказывал тогда мне, как активно готовился в институте «теоретический семинар» по статье и как сильно ему досталось за осудительное в адрес ленинградского химика выступление на этом семинаре).

Одним словом, под лозунгом защиты идеалов и принципов, которыми не могли поступиться Лигачев и Чикин, шла работа по срочному свертыванию перестройки.

Отгремевшие по стране «три недели застоя» завершились, по словам Лигачева, «очередным предательством генерального секретаря», который санкционировал яковлевский ответ в «Правде», и вызвали у потревоженных демократов непреодолимое желание посчитаться за пережитые потрясения. Нина Андреева стала именем нарицательным, и по числу упоминаний в прессе очень быстро многократно переплюнула всех следующих за ней (и против нее) политиков и не политиков.

Другого подобного случая нет, не было и, скорее всего, не будет. До момента своей всенародной известности (а что, собственно, она сказала в своем знаменитом «письме»? Что Сталин был молодец, а евреи — наоборот; что первый правильно делал, что стрелял вторых; что вот социализм и построился, чему все должны радоваться необычайно, а если нет, то смотри предыдущий пункт, как Сталин поступал с оппонентами) была Нина Александровна вполне заурядным преподавателем. Даже пострадала в годы застоя — правда, несколько необычно:

вместе с мужем (завкафедрой научного коммунизма ее же Ленинградского технологического) попалась на составлении анонимок на коллег.

Дело супруги поставили грамотно: жена анонимки писала и направляла в партком, где муж служил заместителем секретаря и немедленно принимал по ним меры. Возмущение в институте было настолько велико, что обоих из партии было исключили, но инстанции вмешались и высшая мера была заменена на строгий выговор с занесением. Кстати, лишний раз подивишься прозорливости инстанций — сберегли достойных людей для новых подвигов.

После письма в «Советскую Россию» Нина Александровна где-то с год пересидела в тихости (разве что в Гори съездить, в музей любимого человека, оставить запись в книге почетных посетителей). Но, дожив до поры, когда дорогие идеи высказывать стало не только безопасно, но и политически выгодно, лично возглавила борьбу за исключение из КПСС Горбачева, Яковлева и Шеварднадзе — во имя восстановления уже известных широкому читателю принципов. Ну и конечно, единомышленники избрали ее Генсеком Подлинных Коммунистов, в каковом качестве уже весной 1992 года она впервые посетила город-сказку Пхеньян, где поучаствовала в торжествах по случаю юбилея великого вождя сорокамиллионного корейского народа. Там Нине Александровне так понравилось, что

она пообещала по возвращении на Родину воплотить и у нас замечательные идеи товарища Ким Ир Сена.

По независящим от нее причинам обязательство осталось невыполненным. Но шума Андреева наделала много. Публикуем уникальные записи обсуждения статьи между членами Политбюро, из которых можно увидеть, как сторонники реакции потерпели сокрушительное поражение, однако пытались юлить до последнего.

Павел Гутионтов,
обозреватель «Новой
О статье Нины Андреевой в «Советской России»Политбюро, 24 марта 1988 годаНина Андреева. Фото: РИА Новости

Горбачев. Нам необходимо вернуться к вчерашнему разговору (разговор между членами Политбюро и секретарями ЦК возник накануне спонтанно во время перерыва в работе съезда колхозников) и завершить его, чтобы не накапливалось непонимание, чтобы не отягощались отношения между нами, и не усложнялась атмосфера. Ведь поддержание необходимой атмосферы — важное условие нашей плодотворной работы. Дело даже не в содержании статьи Андреевой и не в появлении ее. Были публикации и похуже. Но обращает на себя внимание отношение к этой статье, ее оценка как эталона, рекомендация перепечатывать и всячески пропагандировать статью. Именно в этой связи позиции ряда товарищей вызывают тревогу.

Февральский Пленум ЦК констатировал обострение дискуссии в стране. И не случайным было мое выступление на этом Пленуме по идеологическим аспектам перестройки. Оно было направлено на консолидацию здоровых сил.

Что касается обсуждаемой статьи, то в ней нет обеспокоенности судьбами перестройки. Более того, в ней говорится, что наши корни уходят в 30-е годы. И ставится вопрос: а надо ли было вообще начинать перестройку?

Вряд ли Андреева сама написала эту статью. Как могла она знать, о чем говорили Федосеев с Горбачевым, Лигачев с Яковлевым?

Великая заслуга нынешнего руководства, что оно сумело повернуть развитие страны в русло перестройки, ведет дело и сумеет вести его и дальше. Но нам нужно полное единство взглядов по этим вопросам.

Воротников. Моя первая оценка статьи во время вчерашнего обмена мнениями как интересной была продиктована реакцией на нее как на одно из рядовых выступлений в прессе. В результате более внимательного прочтения я убедился, что за ней скрывается нечто большее — выражение определенной политической позиции, продиктованное неприятием перестройки, несогласием с курсом политического руководства страны.

Яковлев дал развернутую критику статьи, которая позднее нашла отражение в редакционной статье «Правды».

Громыко. Неприемлемы попытки повернуть развитие страны вспять. Преступления Сталина не идут ни в какое сравнение с жестокостями Петра или Грозного. (Оценки обсуждаемой статьи в выступлении не дано).

Нина Андреева после возложения цветов на могилу Сталина у Кремлевской стены. Александр Неменов / Фотохроника ТАСС

Лигачев. По главным вопросам у нас не мнимое, а подлинное единство. Создана обстановка свободы обсуждения и высказывания мнений. Убежден, что перестройка нам нужна как воздух. Работая в Сибири, я не хотел, несмотря на неоднократные приглашения, возвращаться в Москву. И только при новых руководителях — Андропове и Горбачеве — я принял решение участвовать в разработке и осуществлении нового курса партии.

В идеологической сфере не удается задействовать на полную силу ориентиры. В освещении исторических событий в печати все больше дает о себе знать стремление к очернительству: фильм «Рокоссовский», два фильма о разведке 30-40-х годов. С Запада нам подбросили термин «сталинизм». По страницам газет и журналов гуляет тезис о необходимости других партий, о роспуске комсомола, о том, что и профсоюзы якобы исчерпали себя. (Оценка статьи Н.Андреевой в выступлении отсутствовала).

Политбюро, 25 марта 1988 года

Продолжение дискуссии о статье Андреевой

Рыжков. Мы проходим самый ответственный и самый сложный этап. Одним из главных наших завоеваний является гласность. Большинство нашего общества выступает против возврата к прошлому, особенно интеллигенция. Да и рабочие против остановки перестройки и демократизации. Очень важно не отталкивать, а привлекать к себе интеллигенцию.

В области идеологии не может быть дублеров. Один орган — партия. Почему же у нас два члена Политбюро занимаются идеологической работой?

Чебриков. Недавно мы изучили настроение общественности, мнения широких слоев о процессах, происходящих в нашей стране. Критические настроения, конечно же, есть, но они не носят деструктивного характера, нейтрализуются, и, более того, есть возможность перевести их в позитивную силу.

Что касается наших противников, то их замысел состоит в том, чтобы возбудить эффект нереализованных желаний. Главный вопрос — в нашем единстве. Если бы не единство, не было бы ни мартовского, ни апрельского пленумов ЦК и не было бы политической линии в том виде, как она сложилась сейчас. Вопрос по Ельцину решался бы сложнее.

О гласности. Многое сделано, но кое-кто по-прежнему ищет «кремлевские тайны» и выдвигает три варианта одного и того же события.

Люди ждут от нас многого, и очень важно оправдать их надежды. Перестройка — не одноразовый, а непрерывный процесс.

Генсек ЦК КПСС Михаил Горбачев, секретарь ЦК КПСС Егор Лигачев и член Политбюро ЦК КПСС Лев Зайков. Фото: РИА Новости

Зайков. Согласен с оценкой Яковлевым обсуждаемой статьи.

Горбачев. Кто же в Москве давал указание изучать эту статью в системе партийного просвещения?

Зайков. Мне это не известно. Нам нужно единство, которое не исключает дискуссии, но без упрямства, а для выработки общего мнения.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Источник: Новая газета



Последнее из рубрики: Разное


СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет


Добавить комментарий

Имя обязательно

Нажимая на кнопку "Отправить", я соглашаюсь c политикой обработки персональных данных. Комментарий c активными интернет-ссылками (http / www) автоматически помечается как spam

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → новости рыбинска

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

Новости Рыбинска