22.01.2020, 19:05, Разное

Приговоренный к 20 годам колонии строгого режима главарь банды банковских налетчиков Виктор Самсонов впервые рассказал о мотивах и деталях своих преступлений

В самом конце 2019 года грабители в масках совершили дерзкий налет на банк в Санкт-Петербурге: они заставили клерков ползать на коленях и похитили пять миллионов рублей. Бандитам удалось скрыться — полиция ищет их до сих пор. Столь же дерзкими ограблениями несколько лет назад прославились самарские налетчики, похитившие из банков около 20 миллионов рублей. Они готовили ограбления, просматривая художественные фильмы, но несмотря на такой дилетантский подход, им везло. До поры до времени. Пока оружие, которым они угрожали кассирам и охранникам, однажды не выстрелило. Главарь банды Виктор Самсонов получил 20 лет колонии строгого режима. В эксклюзивном интервью «Ленте.ру» он рассказал, как жажда красивой жизни привела его за решетку.

Предупреждение

Данный текст ни в коей мере не направлен на оправдание правонарушений. Вне зависимости от личного отношения граждан к конкретным банкирам и банковской сфере в целом, разбой был и остается уголовным преступлением.

«Просто захотел много денег»

Я — простой человек. Как и всем, мне хотелось денег, комфортного жилья, уважения. Хотелось, чтобы женщины любили. На жизнь я зарабатывал по-разному, в основном занимался бизнесом на стройматериалах — отдал этому почти 16 лет. Дело, в общем, нехитрое: купил у производителя подешевле, продал подороже, а разницу оставил себе.

Кадр: камера наблюдения

Обеспечивал я не только себя, но и близких — я был дважды женат, первый раз в 23 года, второй — восемь лет спустя. От двух браков родилось трое детей: два сына и дочка. Все были одеты и обуты, мы не бедствовали, хотя и бывали сложности. Но больших проблем с финансами я никогда не испытывал. Много работал, вертелся, как белка в колесе. Единственное, быт иногда заедал.

Однажды мне нужно было приобрести валюту. Я торопился, как обычно, был весь в делах. Зашел в коммерческий банк недалеко от дома, на улице Победы. Девушка открыла кассу — и я увидел через окошко много долларов. Я тогда подумал: ого, сколько тут! И на расстоянии вытянутой руки, если бы не стекло, просто протяни и возьми. Вот так впервые промелькнула эта мысль. С того дня прошло около двух лет. Я продолжал жить своей обычной жизнью, занимался бизнесом, семейными делами.

А потом все как-то стало меняться. Я развелся и понял, что по-другому хочу жить. Работаю много, а хороших денег так и не заработал. И что-то в голове произошло. Вспомнил я тот день и кассу с долларами. Честное слово, я ничего не хотел и не собирался никому доказывать. Крутым гангстером и матерым авторитетом становиться не планировал. Просто захотел много денег — здесь и сейчас. И во мне стала зреть идея грабежа.

«Оружие не давало мне покоя»

Я начал смотреть много документальных, художественных фильмов про ограбления и налеты. Книжки читал, чтобы разобраться в теме. Но главное у меня уже было — оружие: дома хранились два [нелегальных — прим. «Ленты.ру»] пистолета. Несколькими годами ранее эти стволы мне помог приобрести один человек — так сложилось случайно.

Мы просто общались, и он мне сказал, что доставал себе оружие. Я узнал, может ли он и мне достать. Ну посмеялись тогда, свели к шутке. А однажды он позвонил и предложил приобрести пистолет ТТ с глушителем. Я купил, цена была небольшая. Причем купил просто так, без особой цели. Подумал — в хозяйстве пригодится. А спустя еще какое-то время он предложил пистолет Макарова, и его я тоже взял.

Пистолет ТТ
Фото: Кирилл Каллиников / РИА Новости

Оружие валялось у меня и как будто не давало покоя. Может быть, не было бы оружия — и я не пошел бы на преступления. Моей первой целью стало то самое отделение банка, где меня впервые посетила идея ограбления. По работе мне приходилось менять и покупать валюту — и я смотрел за этим объектом. Как и что я смотрел, рассказывать подробно не буду: не хочу, чтобы другие последовали моему примеру. Но к изучению объекта я подошел основательно и вскоре узнал о нем все. Потом стал прикидывать, как можно провернуть ограбление, разрабатывал пути к отступлению. Но для дела нужно было организовать что-то вроде базы — и, конечно, подобрать напарника.

С базой было проще: после развода у меня остался гараж на улице Красных Коммунаров, там я прятал все необходимое для налета. А вот напарника надо было подобрать. Я разных людей прикидывал, но больше всех подошел тот самый, который со мной по делу идет [Дмитрий Климов]. Не хочу о нем рассказывать, чтобы не навредить. Скажу лишь, что ему очень нужны были деньги. Он [Климов] по-разному пытался на жизнь зарабатывать — и незадолго до наших дел таксовал. Как и я, он считал, что заслуживает лучшей жизни. Но важнее всего, что у него был не просто армейский, а боевой опыт. Ему приходилось служить в горячих точках.

По его словам, он служил в Чечне, да и то, что он мужик бывалый, я смог убедиться сам. Мы в 2014 году вместе поддались на всю эту шумиху вокруг Донбасса и поехали с ним в ДНР. Покупали тогда и экипировку, и обмундирование за свой счет. Но в итоге не сложилось. Поняли, что реальность и наши ожидания расходятся. Это к делу не относится, но по нему тогда было ясно, что он человек опытный, понимает, что делает. И, как я думал, в решающий момент подвести не должен.

«Я достал пистолет и сказал про ограбление»

В августе 2016 года я приобрел строительные комбинезоны, две белых каски, респираторы. Вот в таком виде мы и пошли на дело. Зашли внутрь — был разгар рабочего дня. Клиентов не было, в зале сидели девушки-операционистки. Я подошел к ним и спросил — газом пахнет? Они сказали, что нет, при этом ничуть не удивились нашему визиту. Маскировка сработала. Я достал пистолет и сказал, что это ограбление. Мой напарник тем временем перекрыл дверь с помощью лопаты. Нельзя было, чтобы внутрь зашли посторонние.

Мы подошли к девушкам, я ухватил одну за плечи и повел к двери кассы. Она, конечно, перепугалась. Приказал позвонить в домофон на двери в кассу и сказать, чтобы открыли. Она подчинилась. Кассир — женщина лет пятидесяти — не заподозрила подвоха и открыла дверь, мы вошли. Тут кассир перепугалась до ужаса, но обошлось без глупостей, и она все отдала. Деньги мы скинули в сумки и вышли из банка, потом завернули в арку, которая вела во дворы. Там быстрым шагом дошли до машины, а потом сели и уехали.

Виктор Самсонов
Кадр: МВД РФ

Все дело заняло две минуты, даже меньше — и мы заработали одиннадцать миллионов. Мы стали миллионерами за две минуты. Вышло у нас по пять с половиной миллионов на брата. Забавно, когда живешь обычной жизнью и денег нет, то прикидываешь порой: вот был бы миллион-другой лишний, нашел бы им применение. И когда у меня на руках оказалось 5,5 миллиона, конечно, была идея пустить их в дело. Но это были легкие деньги — и они ушли так же легко, как и пришли.

Я съездил в Таиланд, купил машину — Chevrolet Camaro: спортивную, быструю, мотор — зверь! Она просто мне понравилась, потому и приобрел. В итоге на одно потратил, на другое. Подарки какие-то сделал, покутил немного — деньги, конечно, не считал. И вдруг месяца через два я понял, что они заканчиваются. Представляете — пять с половиной миллионов, и они заканчиваются! Оказалось, у моего сообщника такая же ситуация: он купил себе автомобиль, потратился на всякое. В общем, мы оба поняли, что пора снова в дело. Я себе сказал, что на этот раз нужно аккуратнее с добычей: надо бизнес открыть и вообще в другой город переехать.

«Мы положили в купюроприемник боевую гранату»

Недолго думая, выбрал я новую цель — она показалась мне легкой: небольшое отделение рядом с первой точкой. На этот раз мы взяли балаклавы. Приехали, переоделись и надели маски перед самым входом. Действовали по старому сценарию: дверь в отделение заперли на лопату, взяли девушку-операционистку за шиворот и повели ее к двери кассы. Но вышла небольшая загвоздка: кассирша никак не открывала дверь — тянула время. В общем, пришлось ей слегка пригрозить.

В купюроприемник в кассовом окошке мы ей положили боевую гранату. Весомый аргумент! Она открыла, мы прошли к сейфу, а денег-то там всего ничего. Все, что было, сгребли. Я спрашиваю: а где остальные? Кассирша руками разводит: мол, извините, незадолго до вас приезжала инкассация. В итоге добыча составила всего три миллиона рублей.

Фото: Наталья Селиверстова / РИА Новости

После этого прервались мы — наверное, на полгода. Трат прежних себе не позволяли, жили тихо. Я ремонт сделал, напарник, насколько я знаю, тоже. Была даже мысль, что на этом [с ограблениями] все. Но понимал — не остановлюсь, ведь денег нужно больше на нормальную жизнь, ведь идея переехать и открыть новый бизнес никуда не ушла. Я хотел добыть миллионов двадцать и завязать, был у меня такой лимит. Хотя сейчас не уверен, что остановился бы. Что-то страшное появилось внутри — какой-то лихой разбойничий азарт. Легкие деньги — страшное искушение.

13 июля 2017 года мы с напарником пошли на новое дело. Это был четверг. Где-то в обеденное время мы приехали на улицу Губанова и там оставили машину. До цели было метров 500, мы отправились до банка пешком. День был солнечный, на наших головах — панамы: тени от их полей неплохо скрывают лица. Перед самым входом в банк надели маски и перчатки, потом зашли внутрь. Казалось, начало было неплохим.

Охранника сразу припугнули: сказали, чтобы не дергался. Девушки [операционистки] залезли под стол. Кинулись мы было к кассе — а там никак: не открывает [кассирша] дверь и все. Тогда мы по уже отработанному методу закинули ей гранату в купюроприемник, но никакой реакции не было. Уже потом я узнал, что она [кассирша], как только нас увидела, залезла под стол, а гранату нашу в лотке для денег не увидела. В итоге мы ушли ни с чем.

«Опасно терять чувство меры»

Возможно, наш провал был знаком свыше, что пора остановиться. Но мы, напротив, почти сразу стали готовить новый налет. Я присмотрелся к отделению банка, затерянному во дворах: там улочки узкие, движения нет, людей мало. Я разобрался, что к чему, и решил, что объект подходящий. Когда мы пошли на дело, был дождь. Мы одели черные куртки, натянули балаклавы и накинули капюшоны. Пока шли по улице, никто на нас внимание не обращал: в непогоду людям не до тебя.

Уже когда в банк зашли, опустили на лицо маски. С ходу крикнули — ограбление! Ринулись в кассу, дверь туда была открыта. Я пошел внутрь, а напарник стоял на шухере. И тут он кричит — «Нас заметили!» Кто? Как? Выяснять некогда, пора уходить. Мы через задний вход на улицу — и бежать. Оказалось, пришел сотрудник банка — то ли менеджер, то ли охранник. Он за минуту до нашего визита вышел покурить. Возвращается — и видит моего товарища в маске и с пистолетом.

Мужик выбежал на улицу и стал звонить в полицию, тревога была не напрасной. Но это я уже спустя много времени на суде узнал. А тогда я этого не видел — занят был дверью в кассу. И когда мы [с сообщником] оказались в безопасности, у нас состоялся тяжелый разговор. Я решил, что он просто струсил, испугался и дал ложную тревогу. В общем, разругались мы конкретно. После этого я решил, что «поработаю» один. Наверное, на фоне опыта уже не было такого страха. Но в этом нет ничего хорошего: опасно, когда теряешь чувство меры.

Перед новым делом я детально подошел к вопросу маскировки. На одном сайте увидел в продаже силиконовые маски. Они похожи на человеческое лицо, даже рот открывается. Издали — будто обычный человек. Если фильм «Фантомас» смотрели, вот у главного злодея что-то вроде моих масок и было. Я их заказал в Москве, в интернет-магазине. Когда ездил в столицу отдыхать, заодно встретился с курьером и забрал.

«Сделал три выстрела — и он упал»

Над новым объектом для нападения я решил долго не размышлять. Выбрал тот же банк на улице Победы, с которого все начиналось, который мы ограбили первым, — в общем, круг замкнулся. Настрой у меня был решительный: вечером я подъехал, быстро дошел до банка. Уже перед самым входом я надел маску, достал два пистолета.

Я зашел — и наткнулся на охранника: он сидел в кресле, но, когда я вошел, быстро встал. Я его попросил лечь на пол. Но он вдруг попытался выбить у меня оружие резиновой дубинкой — и я произвел выстрелы. У меня не было планов убивать никого, чисто случайно все вышло. На автомате я нажал на курок. Получается, сделал три выстрела — и он упал.

Кадр: камера наблюдения

Сотрудница отделения увидела все это, она успела забежать в подсобное помещение и запереться. Мне, чтобы попасть в кассу, пришлось замок прострелить, взять ее, и уже в кассу с ней пойти. Кассир быстро все мне отдала. Мне даже кажется, это была та же женщина, что и за год до этого. Деньги я сгреб в сумку, около пяти миллионов вышло. Выбежал, дошел до машины и уехал.

Дома долго приходил в себя. Телевизор я не включал и новости не читал. Понимал, что человек, который пытался меня остановить, скорее всего мертв — ведь три выстрела, и с близкого расстояния… В голове крутилась мысль, что надо было выстрелить рядом, что нужно было уйти. Но время назад не отмотаешь: охранник, в которого я стрелял, действительно скончался в больнице.

Задержали меня не сразу. Я даже думал, что обойдется. Но следователи и опера молодцы — четко отработали. Я глупо прокололся: меня вычислили по тем самым силиконовым маскам. Я заказывал их в интернет-магазине со своего мобильного телефона. Ну а дальше, как я понял, они [оперативники] меня изучили со всех сторон. И догадались, что я — именно тот, кто им нужен.

«Меня скрутили бойцы СОБР»

Как-то раз я вышел выносить мусор. Прошел несколько метров от подъезда — и почти сразу оказался на асфальте: меня скрутили бойцы СОБР. Затем был отдел полиции. Меня посадили на стул, выдали государственного адвоката и начали беседовать. Но я не отпирался — все рассказал. Что, где и когда грабил, какие банки. Все подробно пояснял. В плане сотрудничества с моей стороны все было, как надо. Но тем не менее, я получил по полной программе: двадцать лет колонии строгого режима.

Все это — результат сделанного мною выбора. Жаль, что от моих действий пострадали мои близкие — родители и дети. Ну я про себя не буду говорить: чего жаловаться, сам виноват. Себя не жалею. [Сводного] брата моего [Александра Шуваева] тоже привлекли к ответственности. А все из-за того, что перед последним преступлением я его привлек к разведке — попросил разменять деньги в этом банке. И он, даже не зная о моих планах, пошел менять деньги. И потом я его спросил, где находится камера [видеонаблюдения]. Все — вот так он оказался втянут. Хорошо, что для брата все обошлось условным сроком. Но жизнь я ему все равно сломал.

Фото: Антон Вергун / РИА Новости

К жизни в СИЗО я привыкал долго. Время в изоляторе течет медленно, по распорядку. Самое трудное время — утро. Ты проснулся, огляделся, а вокруг все тот же пейзаж: четыре стены, сокамерники, кровати. Здесь нет нужды строить планы на жизнь и на день — ведь ты хорошо знаешь, чем будешь заниматься и на протяжении этих суток, и последующих. Я в основном читаю книги. По психологии, философии и религии. Жаль, раньше не уделял чтению должного внимания из-за постоянной, ежедневной суеты.

В СИЗО я занялся своей физической формой: времени на спорт за решеткой оказалось достаточно — правда, инвентаря маловато. Я подтягиваюсь, отжимаюсь. Кажется, так хорошо себя в плане здоровья я никогда не чувствовал — жаль, похвастаться некому. Посетителей у меня немного. В основном, мама — я беспокоюсь о ней. Если меня этапируют в дальний регион, ей будет тяжело ко мне ездить. Здоровье ее подводит — а ездить она будет все равно. Мамы никогда не бросают.

***

25 апреля 2019 года Самарский областной суд приговорил Виктора Самсонова к 20 годам заключения с отбыванием в колонии строгого режима, его подельника Дмитрия Климова — к 16 годам колонии строго режима. Сводный брат Самсонова, Александр Шуваев, получил шесть лет условно. В отличие от лидера банды его напарник Дмитрий Климов свою вину так и не признал.

Владимир Седов



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Политика конфиденциальности - GDPR

Карта сайта → рыбинск новости

По вопросам информационного сотрудничества, размещения рекламы и публикации объявлений пишите на адрес: [email protected]

Поддержать проект:
WebMoney – P761907515662, R402690739280, Z399334682366, E296477880853, X100503068090

18+ © 2002-2020 РЫБИНСКonLine: Все, что Вы хотели знать...

  Яндекс.Метрика