Новогодняя сказка о выигрыше 1 млрд рублей в лотерею выявила недоверие части населения к проведению государственных лотерей. Однако это не помешало спровоцировать взлет спрос на «билеты счастья». Более того, лотерейный бизнес в РФ в последние годы растет как на дрожжах двузначными цифрами. Но главный парадокс в том, что государственная лотерея приносит в российский бюджет сущие копейки.

Новогодняя история с колоссальным выигрышем в лотерею  «Русское лото» (оператор «Столото») в 1 млрд рублей жительницей Подмосковья подстегнула интерес населения к лотерейным билетам. На самом деле, лотерейный бизнес, который продает не материальные блага, а, по сути, надежду, процветает в РФ уже не первый год. Его оборот растет двузначными цифрами ежегодно, и даже кризисный 2014 год тому не помеха. И это в то время, как российская экономика с ожесточением борется за 1-2% роста в год. Такими успехами, как лотерейный, мало какой бизнес может похвастаться в РФ в последние годы.

Так, оборот лотерейного бизнеса в 2012 году оценивается в 14,3 млрд рублей, а в 2014 году — уже в 14 млрд рублей. После небольшого провала в 2015 году, с 2016 года начинается неуклонный рост лотерейного бизнеса как на дрожжах. В 2016 году его оборот вырос почти до 25 млрд рублей, в 2017 году – до 37 млрд рублей, в 2018 году – новый рекорд – 47,2 млрд рублей. Итоги 2019 году еще не подведены, но уже ожидается новый рекорд по заработку российских лотерей – в районе 60 млрд рублей.

В чем секрет такого экономического чуда лотерейного бизнеса в России, которому даже кризис не помеха?

Сначала расти бизнесу помогали запреты в РФ других азартных игр, в частности, казино и «одноруких» бандитов. До 2014 года лотерейным бизнесом мог заниматься любой желающий.  «Это привело к появлению огромного количества либо откровенно мошеннических компаний, либо тех, кто в силу слабого управления бизнесом «вылетал в трубу». Неудивительно, что на этом фоне интерес к лотереям стал быстро таять, и вся эта индустрия едва не пошла под откос», – говорит Алексей Коренев, аналитик ГК «Финам».

С 2014 года частные лотереи были запрещены, и государство взяло это бизнес под свой контроль. Теперь проводят лотереи лишь две государственные компании-оператора: ГСЛ (Государственная спортивная лотерея) и «Спортлото». Минфин и Минспорта выступают организаторами. 

Эти компании, по сути, монополизировали рынок. Третья сторона бизнеса – это распространитель лотерейных билетов — компания  ТК «Центр», более известная под брендом «Столото». Все три компании контролируются холдингом S8 Capital Армена Саркисяна. Половина продаж приходится на онлайн, половина – на розницу. Лотерейный билет можно купить, например, во многих продуктовых сетях.

Эксперт игрового бизнеса Дмитрий Слободкин объясняет рост оборота игорного бизнеса в последние годы, во-первых, ростом стоимости билетов, во-вторых, увеличением числа розыгрышей в течение года. «Кроме того, были сделаны бестиражные лотереи, которые основы на генераторе случайных чисел. Практически это та же программа, что стоит в игровом автомате», – отмечает Слободкин.

Между тем, с 2016 по 2018 годы доля участников лотерей кратно выросла с 4 до 27% жителей России. «Доверие к лотереям начало возвращаться, что вызвало взрывной рост спроса на лотерейные билеты за последние несколько лет. Более того, именно в кризисные годы, когда значительная часть населения сталкивается со снижением доходов, наиболее азартные люди активнее играют в лотерею, надеясь, что когда-нибудь им неожиданно и крупно повезет, и они разом решат все свои проблемы», – считает Коренев.

«Рост последних лет почти закономерен, если вспомнить, что числовым лотереям вернули розыгрыши на лототронах, победителей теперь показывают, а рекламная поддержка бьет рекорды. Да и формат новогоднего розыгрыша оказался удачным, если рассматривать его с точки зрения сбора средств», – считает главный редактор главный редактор TimeLottery.ru Дмитрий Галашев. Самой лучшей рекламой в этом плане становится разыгранный джек-пот с очередной счастливой историей неожиданно свалившегося богатства на простого россиянина. СМИ распространяют такие редкие истории со скоростью света, а у многих людей они порождают обманчивые ощущения возможности выигрыша.

«Азарт и желание разбогатеть всегда продаются отлично, а тем более в кризис. И не только в России, но во многих благополучных странах. Самый большой лотерейный рынок – в США.

Американцы ежегодно тратят более 80 млрд долларов, это больше чем на кино, музыку и книги вместе взятые», – отмечает Галашев. 

На втором месте после США по итогам 2018 года Китай, где лотерейный рынок оценивается почти в 68 млрд долларов, на третьем – Италия с оборотом в 28 млрд долларов. «Если смотреть по количеству проданных билетов на душу населения, то страны южной Европы вообще в лидерах – темперамент берет свое»,  — замечает Коренев. РФ же в этом списке только на 37-м месте, поэтому ей еще есть, куда расти.

По сравнению с развитыми странами российский лотерейный бизнес действительно зарабатывает сущие копейки (в этом году может только приблизиться к обороту в 1 млрд долларов). «У нас каждый житель тратит примерно 5 долларов на лотерейные билеты в год. Это в десятки-сотни раз меньше, чем в других странах», – говорит Слободкин.

Потенциал у этого рынка в РФ огромен, и, судя по всему, все больше россиян будет тратить все больше денег на лотереи уже в ближайшем будущем. Напрашивается вопросы, почему лотереи не запретили так же как казино или «одноруких» бандитов?  Считается, что это чуть менее опасный вид азартных игр. «Проблема тех же самых одноруких бандитов в том, что игрок не всегда может остановиться, он продолжает играть, пока не спустит все деньги. В классических тиражных лотереях такое невозможно, розыгрыш проходит один или несколько раз в неделю и не вызывает привыкания как в автоматах», — говорит Дмитрий Галашев. А вот безтиражные лотереи – другое дело. В Минфине в прошлом году уже предложили запретить продажу билетов моментальных лотерей в интернете. Кроме того, лотерейный бизнес в отличие от казино можно контролировать. В конце концов,  это довольно древний способ зарабатывания денег для госбюджета или благотворительности.

А вот здесь выявляется одна интересная особенность российской государственной лотереи, которая в том числе и порождает недоверие к проводимым розыгрышам. Показателен случай с новогодним выигрышем в 1 млрд рублей. По соцсетям стали появляться версии о том, что подмосковная пенсионерка со счастливым билетом – это подсадная утка. А когда оказалось, что победительница — далеко не бедный предприниматель, появилась версия об таком своеобразном способе обналичивании дохода ряди ухода от налогов.  Хотя налог от выигрыша придется заплатить.

Почему же население массово не верит в честность государственной лотереи? Во-первых, несмотря на то, что это государственный бизнес, структура его доходов и расходов довольно непрозрачная. Но самое удивительное в том, что государство получает всего 5% от суммы проданных билетов компаниями, которым государство дало монополию на бизнес.  

Хотя во всем мире государство не только жестко контролирует этот рынок, но именно и является главным выгодоприобретателем от проведения лотерей.

«Пять процентов – это смехотворно. Государство должно получать как минимум 30% доходов от лотереи. В Великобритании, например, лотерейные госкомпании отдают 40% доходов от проданных билетов, из которых 28% идет на благотворительность, а 12% — в виде налогов в бюджет.

Еще 5% уходит на выплату комиссий, 4,5% — затраты, а комиссия самого лотерейного оператора – всего 0,5%. Так мало он получает. И оставшиеся 50% доходов формирует призовой фонд», – говорит Слободкин.

Обычна практика, когда лотерейный оператор возвращает 20-25% от оборота, отмечает Галашев. Например, оборот одного из операторов в США Washington’s Lottery составляет 695 млн долларов. Из них более 60% идет в призовой фонд, чуть более 5% — розничная комиссия, еще 8,5% — это расходы организатора лотереи, и, наконец, доход от проведения лотереи составляет 25%.

В РФ информация о доходах и расходах в целом более скудная. Известен общий оборот (47,2 млрд рублей в 2018 году), 50% которого по закону идет на формирование призового фонда. Остальные 50% в основном достаются двум операторам монополистам. В 2018 году вознаграждение операторов составило 18,5 млрд рублей или 39,2%. А целевые отчисления, то есть доходы российского бюджета от лотерейного бизнеса, в сумме составили всего 2,4 млрд рублей или 5%. Именно эти скромные доходы и идут на поддержание спорта. Речи о какой-либо благотворительности и вовсе не идет.

Причем, сначала в законе «О лотереях» речь шла об отчислении в бюджет не менее 10% от оборота. «Но при появлении государственных лотерей формулировка была изменена. Сейчас это 10% от разницы между выручкой и призовым фондом, то есть не более 5% от оборота», — объясняет Галашев.

Но если уж обмануть человеческую природу путем полного запрета азартных игр невозможно, то государство и, в конечном счете, население должны иметь хотя бы более существенные выгоды от этого вида бездушного бизнеса, основанного на человеческой слабости.

«Лотереи исторически проводили для того, чтобы собрать деньги на какие-то благие цели, именно поэтому у них такой маленький (чаще всего 50%) призовой фонд. В любой азартной игре, будь то рулетка, игровые автоматы или ставки на спорт, доля призового фонда куда больше. В нашей стране получается парадокс: условия для сбора денег остается, но основная доля дохода достается не государству, а частной компании, выступающей оператором», – говорит Дмитрий Галашев.

В этом плане, кстати, показателен советский опыт. В СССР лотереи были крайне популярны. Но в то время государство было главным бенефициаром от торговли билетами. Выручка от продажи лотерей в СССР направлялась на борьбу с безграмотностью, беспризорностью, пьянством, или на строительство необходимых объектов инфраструктуры.

Стадион «Лужники», например, был построен почти полностью за счет средств, вырученных от лотерей, да и Олимпиада-80 в значительной мере финансировалась за счет «Спортлото»,

отмечает Коренев.  Первая известная истории билетная лотерея состоялась в голландском городе Слейс еще в 1420 году, а вырученные средства даже тогда были направлены на благоустройство улиц.

В рекламе лотерей часто можно услышать, что выигрывает каждый второй билет. Однако шансы же выиграть джекпот, на самом деле, крайне малы. На практике один из 2-3 билетов действительно окажется призовым, только приз будет минимальным, и его хватит лишь на то, чтобы вернуть стоимость купленного билета.

«Шанс выиграть в лотерею крайне невелик и составляет порядка 1-2%. И это речь об относительно небольших выигрышах. Вероятность сорвать большой куш в тысячи раз меньше», – отмечает Коренев. Например, шансы выиграть джекпот в такой лотерее как «Гослото 4 из 20» равны 1:23 474 025.

«В обычных тиражах лотерей «Русское Лото» и «Жилищная лотерея» джекпот сорвать невозможно, именно поэтому там фигурируют такие большие суммы. В новогоднем тираже «Русского лото» как в этом, так и в прошлом году, джекпот разыгрывали принудительно, во втором туре. По-хорошему надо на каждом билете указывать вероятность выигрыша по всем категориям, это было бы правильно и это практикуется во многих странах», – заключает Галашев. 

Теги: 

казино
,
лотерея
,
азартные игры



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Маарат-ан-Нуман взят. Боевики оказавшись под угрозой окружения бежали, что позволило освободить стратегически важный город практически без уличных боев.Первая крупная победа САА в 2020-м году, где значителен и вклад наших военных. Подробнее вечером. Источник: Colonel Cassad

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы