Внешнеполитический курс президента Трампа обернулся для США многочисленными провалами, однако эффективную внешнюю политику в Вашингтоне перестали формировать ещё до него, пишет на страницах Foreign Policy профессор международных отношений Гарвардского университета Стивен Уолт. По мнению эксперта, США разучились говорить с миром после «победы» в холодной войне — и причиной этому стала беспрецедентная мощь, которую получила Америка, а также отсутствие равных ей соперников на мировой арене.


Reuters

У администрации президента США Дональда Трампа «нет никакой настоящей стратегии» во внешней политике — к примеру, на ближневосточном направлении за три года у власти Трамп успел не только увеличить риск реальной войны и довести Иран до перезапуска ядерной программы, но и встревожил союзников Вашингтона в Европе и «сделал так, что РФ и Китай стали выглядеть бастионами мудрости и порядка», пишет в своей статье для Foreign Policy профессор международных отношений Гарвардского университета Стивен Уолт. По мнению Уолта, «стратегическая близорукость» американского президента проявилась и в китайском вопросе: хотя его администрация, «к её чести», и осознаёт, что именно Китай в ближайшие десятилетия будет «единственным возможным сопоставимым по силе соперником» для Америки, она стала проводить в отношении Пекина провальную политику, и вместо того, чтобы привлечь на свою сторону как можно больше союзников, начала на фоне торговой войны с Китаем конфликтовать со многими другими союзниками. В результате Вашингтон выступил против Пекина один на один и был вынужден пойти на «компромисс» по торговле, не достигнув абсолютно никаких подвижек по реальным проблемам, констатирует автор.

Свой «подход в стиле реалити-шоу» Трамп применил и в отношении Северной Кореи — он пригрозил Пхеньяну «огнём и яростью», но затем был «облапошен» Ким Чен Ыном, который задобрил коллегу «пустыми обещаниями»; в итоге США так и не удалось добиться ни прорыва в отношениях с КНДР, ни приостановления её ядерной программы, а к тому же они подорвали собственный авторитет в Азии, пишет Уолт. Наконец, за минувшие три года Трамп практически безостановочно «осыпал оскорблениями» ключевых союзников США в Европе — и, когда американские чиновники попросили европейцев отказаться от закупки китайских технологий, включая оборудования для сетей 5G, европейцы от них «отмахнулись», напоминает профессор. При этом Китай поспешил воспользоваться «постоянными просчётами» Трампа: его дипломаты стали напоминать американским чиновникам, что Пекин по сравнению с Америкой гораздо более трепетно относится к идеям многополярности и открытости технологий, а кроме того, в отличие от Вашингтона, разделяет европейские ценности и, например, верит в глобальное потепление, говорится в материале.

Впрочем, «плохая новость» вовсе не в том, что администрация Трампа «вывела отсутствие стратегии на новый уровень» — а в том, что такой стратегии у Вашингтона нет уже достаточно давно, убеждён автор. Так, например, Билл Клинтон считал, что США могут спокойно расширять НАТО на восток, одновременно сдерживать Ирак и Иран, «преждевременно» пустить Китай в ВТО и без последствий продвигать «гиперглобализацию», тогда как Джордж Буш был убеждён, что вооружённые силы США смогут быстро превратить Ближний Восток в «море проамериканских демократических государств», перечисляет Уолт. Клинтону повезло больше Буша — негативный эффект от его решений стал ощущаться лишь после того, как он покинул пост; между тем и тот, и другой своими шагами ослабили позицию США на мировой арене, уверен эксперт. По мысли Уолта, Барак Обама «смотрел на возможности США более реалистично» и больше ценил дипломатию, однако и он не предпринял почти ничего, чтобы сократить вовлечённость Америки в зарубежные конфликты и охотно поддерживал применение Вашингтоном военной силы. Обама направил дополнительные силы в Афганистан, выступил за операции по смене режима в Сирии и Ливии и стал активнее использовать в отношении подозреваемых в терроризме лиц «точечную ликвидацию». Кроме того, его администрация не смогла предугадать реакцию Москвы на попытки Запада сблизить Украину с Евросоюзом и НАТО, и не смог добиться единства в стране по вопросам климатических изменений и Ирана, пишет автор.

«Что же происходит? Когда Соединённые Штаты успели так разучиться выстраивать стратегию?» — вопрошает Уолт. Как полагает профессор, внешняя политика — «дело сложное», однако «неспособность мыслить стратегически» отнюдь не «вшита в американское ДНК»: в прошлом американским администрациям приходилось решать сложнейшие внешнеполитические задачи — как было с Труманом, на долю которого выпал тяжелый период после Второй мировой, и с Бушем-старшим, который возглавлял страну в период распада СССР, — и лидеры США как правило справлялись с «новыми и трудными обстоятельствами» и показывали, что умеют «понять, что важнее всего, и добиться нужной реакции как от союзников, так и от противников».

Как это ни парадоксально, часть проблемы заключается в том, что США после окончания холодной войны заняли и продолжают занимать «позицию превосходства», считает автор. Из-за того что Америка «так мощна, богата и защищена», она в целом «имеет иммунитет к последствиям собственных решений», поскольку у неё больше нет равных конкурентов, которые могли бы воспользоваться её оплошностями — а значит, когда она совершает ошибки, платит за них кто-то другой, поясняет он. В таком контексте большинство американцев просто не интересуются тем, что происходит за рубежом и как на это реагирует их правительство; согласно последним опросам, внешняя политика не входит даже в первую десятку основных приоритетов американских граждан. Ну а когда публика не способна отличить успех от провала, политики уже не ощущают себя вынужденными создавать реально работающие стратегии и прекращают добиваться реальных результатов, предпочитая просто «вставать в позу», пишет Уолт.

Ещё одна проблема — «гордыня»: американцы всегда считали себя «образцом для подражания», а «победа» в холодной войне только укрепила их веру в то, что «у США есть волшебная формула успеха в современном мире», подчёркивает эксперт. Более того, они также сочли, что ту же самую истину осознали практически все остальные страны, и они теперь «ждут не дождутся, чтобы устремиться вслед» за Вашингтоном и постепенно «стать такими же, как Америка». Уверившись в том, что «история на их стороне», американские лидеры возомнили, что перед ними открыты все двери и что «мощные глобальные тенденции» и без участия Вашингтона будут «толкать мир в нужном ему направлении», отмечается в материале.

Американские исследователи считают, что способность Вашингтона формировать долгосрочные внешнеполитические стратегии подточили сразу несколько аспектов США как страны, включая их «необычный исторический опыт», изолированное географическое положение, большой внутренний рынок и «общую невежественность» публики, пишет автор. Чтобы создать эффективную стратегию внешней политики, необходимо уметь предугадывать реакции других стран, а американские чиновники — и уж тем более обыватели — часто почти ничего не знают о тех странах, на действия которых они желают повлиять. Другим тормозом для внешнеполитических инициатив стал «неубиваемый миф о плавильном котле», согласно которому все иммигранты в США сразу ассимилируют американскую культуру и встраиваются в общество; из-за убеждённости в этом американцы часто «списывают со счетов мощь национализма, этнической принадлежности и других живучих источников местной идентичности», а следовательно — зачастую недооценивают, насколько сложно формировать государственность в неоднородных обществах, рассуждает Уолт.

В идеале ведомства, ответственные за формирование и проведение внешней политики, должны со временем набираться опыта — однако в нынешнем американском внешнеполитическом истеблишменте почти напрочь отсутствует контроль и учёт, сетует автор. Многие из фигур, которые в своё время убедили властную верхушку в США в необходимости войны с Ираком, до сих пор сохраняют авторитет, а некоторых из них даже рассматривают как возможных кандидатов на посты в правительстве. Если люди, которые придумывают негодные стратегии, за это ничем не расплачиваются, а тех, кто предлагает более эффективную альтернативу, просто игнорируют, не стоит и ждать, что ситуация с внешней политикой в стране как-то улучшится, констатирует профессор.

Некоторые из многочисленных промахов Вашингтона можно воспринять как «неизбежное последствие постепенного превращения Америки из республики в мировую империю — мощное государство, которое постоянно вмешивается в события по всему миру», говорится в статье. Меж тем, ещё Отцы-основатели США предупреждали, что республика не может постоянно воевать, не поддаваясь при этом коррупции — и они были правы, убеждён автор. Для того чтобы вести постоянную войну, нужны мощные структуры госбезопасности, дополнительная конспирация внутри правительства, а также разрастание полномочий исполнительной ветви власти; из-за этого разрушаются системы сдержек и противовесов, безнаказанно нарушаются национальное и международное законодательство, СМИ становятся «соучастниками» властей, несогласным затыкают рты, а президентам и их «прислужникам» становится всё проще лгать для сохранения рейтинга и получать поддержку народа для продвижения угодных им решений, вследствие чего общественный дискурс всё сильнее отдаляется от реальности, объясняет Уолт. В таких условиях формирование эффективных стратегий становится практически невозможным, подытоживает он.
К счастью для США, благодаря своей огромной мощи они смогут «ещё долго» без последствий проводить неправильную внешнюю политику, но это не может продолжаться вечно, предупреждает Уолт. Как полагает профессор, при таком раскладе Вашингтон будет постоянно упускать шансы увеличить свою мощь и благосостояние и выстроить общество, которое соответствует его «благородным идеалам».



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Управление перспективных исследовательских проектов (DARPA) министерства обороны США заключило контракт с американской компанией Northrop Grumman на разработку технологий для создания средств борьбы с гиперзвуковым оружием, сообщили в пресс-службе Пентагона. Сообщается, что с компанией Northrop Grumman подписан базовый контракт на сумму 13,006 млн долларов. «Работы в рамках соглашения должны быть выполнены к январю 2021 года», – […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы