Продолжение древнеримской истории из рубрики "омерзительное искусствоведение". Начало тут.

Сегодня расскажу, за что была убита невинная девушка, и на какие картины это вдохновило художников, в том числе русских.

Федор Бруни. Смерть Камиллы, сестры Горация. 1824. ГРМ

На прошлой неделе мы прочитали историю, как в 7 веке до н.э.  одни тройняшки (римские) победили других тройняшек (из Альба-Лонги) в ритуальном поединке, устроенном для того, чтобы выяснить, чей город будет править. Итак, из шести человек выжил только один — римлянин по имени Публий Гораций.

Вокруг него лежали трупы: двух его братьев-близнецов и троих его кузенов-близнецов Куриациев.
Но главное, что его Отчизна, благодаря его усилиям, победила!
Упоенный своей победой и еще не остывший от ярости битвы, он начал собирать трофеи.

Это сегодня мы используем слово "трофей" как попало, в том числе и в переносном смысле. А для римлян трофеем была совершенно конкретная штука: палка, на которую надевали доспех врага, а сверху обычно его шлем и прочие фенечки. И торжественно это несли, похваляясь. А потом ставили на видном месте, на память, посвящали богам.

Потом это проникло в архитектуру и скульптурную декорацию римских зданий, а затем и в классицизм. Если ходить по Питеру и Москве, то можно часто заметить такие штуки. В советском метро тоже есть, только там использованы немецкое вооружение, иногда не сразу и опознаешь, что это тот самый "трофей".

И вот наш чемпион (от латинского "полевик", т.е. "боец, отличившийся на поле битвы"), обобрав трупы, радостно пошел домой, в Рим. Трофеи символизировали его победу в этом своего рода триумфальном шествии.

На рисунке того же Ж.Л. Давида (ок. 1781) два трофея на палках за ним несут ассистенты, а свой он уже посеял в процессе развития сюжета

При входе в Рим, у Капенских ворот, его ждала родная сестра. Античные писатели зовут ее попросту Горацией, но мы, чтоб не путаться, будем писать вслед за Корнелем "Камилла".

И вот Публий Корнелий взял и убил свою сестру, прямо там, у ворот.
За что же?

Карло Чиньяни. "Смерть Камиллы". 1703. Музей Екатеринбурга (благодаря этой картине героиня попадает в мой пополняющийся список Смерть топлесс).

Тит Ливий пишет об этом черном деле так:

"Пер­вым шел Гора­ций, неся трой­ной доспех, перед Капен­ски­ми ворота­ми его встре­ти­ла сест­ра-деви­ца, кото­рая была про­сва­та­на за одно­го из Кури­а­ци­ев; узнав на пле­чах бра­та жени­хов плащ, выткан­ный ею самою, она рас­пус­ка­ет воло­сы и, пла­ча, окли­ка­ет жени­ха по име­ни.
Сви­ре­пую душу юно­ши воз­му­ти­ли сест­ри­ны вопли, омра­чав­шие его победу и вели­кую радость все­го наро­да.
Выхва­тив меч, он зако­лол девуш­ку, вос­клик­нув при этом:

«Отправ­ляй­ся к жени­ху с тво­ею не в пору при­шед­шей любо­вью! Ты забы­ла о бра­тьях — о мерт­вых и о живом, — забы­ла об оте­че­стве. Так да погибнет вся­кая рим­лян­ка, что станет опла­ки­вать непри­я­те­ля!»

Чер­ным делом сочли это и отцы, и народ, но про­ти­во­сто­я­ла пре­ступ­ле­нию недав­няя заслу­га. Все же Гора­ций был схва­чен и при­веден в суд к царю…."

Федор Бруни. Смерть Камиллы, сестры Горация. 1824. ГРМ.
Если вы ищете взглядом трофеи — то они позади головы убийцы, укутаны оливковой тканью, и еще один кажется, сзади, обмотан коричневым.
Покойница, заметьте, опять топлесс. ЖЕНЩИНА В КЛАССИЧЕСКОМ ИСКУССТВЕ УМИРАТЬ ОДЕТОЙ НЕ ИМЕЕТ ПРАВА!!!

Рассказ Тита Ливия, приведенный выше, еще норм. Писатель нейтрально, безоценочно, рассказывает о событии и описывает, что реакция римского народа была негативной на это убийство.

Если же хотите вкусить истинного виктимблейминга и белопольтовости, почитайте, как то же убийство описывает грек Дионисий Галикарнасский:

"…Гора­ций, при­бли­зив­шись к воротам, узрел и тол­пу наро­да, высы­пав­шую из горо­да, и при этом сест­ру свою, мчав­шу­ю­ся впе­ре­ди. Вна­ча­ле он был раз­дра­жен самим зре­ли­щем того, что девуш­ка брач­но­го воз­рас­та, оста­вив дом, где ей подо­ба­ло нахо­дить­ся рядом с мате­рью, бро­си­лась в тол­пу, слов­но послед­няя про­сто­людин­ка. Но пере­брав мыс­лен­но мно­же­ство неле­пых объ­яс­не­ний ее поступ­ка, Гора­ций, нако­нец, снис­хо­ди­тель­но нашел ему оправ­да­ние в жаж­де пер­вой обнять избе­жав­ше­го гибе­ли бра­та и чисто по-жен­ски вызнать у него подроб­но­сти о подви­гах погиб­ших бра­тьев, а пото­му она и пре­не­брег­ла при­ли­чи­я­ми.

Но сест­ра рва­лась не к бра­тьям, а устре­ми­лась в неиз­вест­ное, охва­чен­ная любо­вью к одно­му из дво­ю­род­ных бра­тьев, кото­ро­му была сосва­та­на в жены отцом. Она таи­ла недоз­во­лен­ную страсть, но, про­знав от кого-то из оче­вид­цев жут­кие подроб­но­сти сра­же­ния, пере­ста­ла сдер­жи­вать себя и, выско­чив из дома подоб­но мена­де понес­лась к воротам, не огляды­ва­ясь на кор­ми­ли­цу, кото­рая взы­ва­ла к ней и бежа­ла сле­дом.

Худ. Мэри МакГрегор. 1912

Очу­тив­шись за горо­дом, она увида­ла лику­ю­ще­го бра­та, на голо­ву кото­ро­го царь воз­ло­жил венок, и его спут­ни­ков, несу­щих доспе­хи уби­тых, а сре­ди добы­чи — узор­ча­тое оде­я­ние, кото­рое она сама вме­сте с мате­рью вытка­ла и отпра­ви­ла жени­ху в пода­рок к буду­щей свадь­бе, ведь обла­чать­ся в разу­кра­шен­ные узо­ра­ми пла­щи было при­ня­то у лати­нов для тех, кто шел за неве­ста­ми. Так вот, узрев этот плащ, обаг­рен­ный кро­вью, она разо­рва­ла на себе хитон и, колотя себя рука­ми в грудь, при­ня­лась опла­ки­вать дво­ю­род­но­го бра­та и взы­вать к нему, так что всех окру­жаю­щих охва­ти­ла ото­ропь.  Опла­кав же участь жени­ха сво­его, она под­ни­ма­ет на бра­та пустые гла­за и мол­вит:

«Сквер­ней­ший чело­век, ты весе­лишь­ся, про­лив кровь сво­их дво­ю­род­ных бра­тьев, и меня, несчаст­ную род­ную сест­ру, лишил заму­же­ства, ничто­же­ство! В тебе не теп­лит­ся жалость к погиб­шим соро­ди­чам, кото­рых ты вели­чал род­ны­ми бра­тья­ми. Напро­тив, слов­но совер­шив доб­рый посту­пок, лишил­ся ума на радо­стях и вен­ки на себя воз­ла­га­ешь за это зло­дей­ство. Что же за зверь таит­ся в тво­ей душе?»

Гора­ций, услы­шав такое, воз­ра­зил:

«Ведь граж­да­нин любит свое оте­че­ство и кара­ет тех, кто жела­ет ему зла, будь то чужой или свой: в их чис­ло я вклю­чаю и тебя, узнав­шую, что мы одно­вре­мен­но испы­та­ли и вели­чай­шее из благ, и гор­чай­шую из бед — и победу наше­го оте­че­ства, кото­рую я, твой род­ной брат, добыл, и гибель бра­тьев. А ты, гнус­ная, раду­ешь­ся не обще­му бла­гу для оте­че­ства и не наше­го дома горем печа­лишь­ся. Нет, пре­зрев кров­ных бра­тьев, ты опла­ки­ва­ешь смерть жени­ха — и даже не скрыв­шись в укром­ном месте, тво­ря свой позор на гла­зах у всех, — и меня герой­ст­вом и вен­ка­ми попре­ка­ешь, бра­то­не­на­вист­ни­ца, недо­стой­ная пред­ков. И раз уж ты не о род­ных бра­тьях горю­ешь, а о дво­ю­род­ных, то хоть телом при­над­ле­жишь живу­щим, а душой нахо­дишь­ся с мерт­вым, то и сту­пай к тому, о ком сле­зы льешь, и не пят­най позо­ром ни отца, ни бра­тьев».

Выкрик­нув это, он пере­сту­пил грань отвра­ще­ния к поро­ку и, обу­ян­ный яро­стью, сра­зил ее уда­ром меча в бок, а убив сест­ру, отпра­вил­ся к отцу.

Жироде. "Гораций убивает Камиллу". 1785

Оцените весь набор, за что он ее убил (по Дионисию):

а) она вышла из дома
б) она вышла из дому одна, без сопровождения охраны (кормилицы)
в) она была неподобающе одета (разодрала хитон в знак траура)
г) она плакала не по братьям, а по врагам Отчизны, пускай и по жениху
д) она раззявила свой поганый рот и посмела высказать мужчине (брату) свои отрицательные эмоции словами
е) она делает это не в укромном месте, одна, а публично, позоря этим мужчину

И, судя по интонациям текста, Дионисий явно считает, что убил Гораций сестру за дело.
Тит Ливий ограничивается только пунктом "Г".
Я не устаю повторять, что великими чаще становятся те, кто более лаконичен и имеет чувство меры и такта.

Что же было с Публием Горацием дальше, после того, как шокированный народ (не разделявший просвещенной позиции Дионисия), скрутил сестроубийцу прямо над трупом?

В итоговой версии рисунок Давида на тему выглядел так. Писать картину маслом, в пандан "Клятве Горациев", он не стал — и наверно, хорошо. Тема-то действительно, не такая благородная, как с клятвой. Зато оцените композицию и опять использование темы протянутых рук.

Лирическое отступление: я почтала всякие исследования, хотелось выяснить, зачем Гораций все-таки убил сестру с точки зрения современного структурного анализа, мифогенеза и всякое такое. Обьяснения есть разные. (Хотите загрузиться по-полной, почитайте Коптева). Но почему-то никто не приводит аналог, который приходит в голову сразу же, при багаже эрудиции. В Библии описано, как Иеффай дал обет Богу, что ради победы принесет ему в жертву первое, что выйдет из ворот при его возвращении домой (подразумевая очевидно козу или корову). Первой вышла родная дочь, пришлось ее принести в жертву. Сюжет расхожий,  в греческой мифологии критский царь Идоменей во время бури при возвращении из-под Трои поклялся принести в жертву Посейдону первое, что встретит, и благополучно вернувшись домой, встретил сына. За его убийство сограждане царя и изгнали.
В сказках бродячий сюжет тоже остался, в варианте "отдай то, что дома не оставил", когда герой ради ништяка обещает волшебному покровителю нечто, а потом оказывается, что это его новорожденный.

В общем, если предположить, что изначально в этом мифе Публий  Гораций пообещал божеству за свою победу принести в жертву нечто "свое", что он первым встретит у ворот, и за это обещание божество даровало ему победу в действительно очень трудных условиях — то тогда это убийство (жертвоприношение) получает хоть какое-то логическое обьяснение, кроме амока и неостывшей ярости битвы.

Картины на данную тему писались достаточно часто, сюжет смерти девушки (топлесс) был гораздо популярней собственно темы битвы Горациев и Куриациев или клятвы первых. В русском искусстве до Бруни тоже есть несколько штук.
Василий Шебуев, 1821

Что же было убийце?
Народ привел его на суд к царю. Но Публий Гораций же герой, он родину спас! Царю стало стремно, и он, как Понтий Пилат, перевел стрелки — отправил его на суд к дуум­ви­рамам. Те, следуя букве закона, присудили его к смертной казни. Но Гораций потребовал, согласно пятой поправке, апелляцию и суда присяжных, т.е. народного собрания.
На народное собрание пришел папа-Гораций, который сказал, что дочь его — дрянь, и он сам бы ее убил за подобное поведение. "Я даже запретил хоронить ее в семейной усыпальнице! Бросил тело лежать, где она упала". (Сердобольные римляне принесли туда гору камней и похоронили ее хоть так, при Тите Ливии этот курган еще показывали).

Еще папа-Гораций напомнил, что мальчик его — вообще-то герой, и родину спас. "С утра у меня было три штуки сыновей, оставьте мне теперь хоть последнего!"

Картина Лагрене, 18 век

В итоге Публию Горацию присудили чего-то там условно и искупительные жертвы.

НИЧЕГО, в общем, никакого настоящего наказания не было этому мужчине-победителю, классическому представителю патриархального общества, где женщина — это всего лишь безгласное имущество и должна делать все, что ей говорят мужчины в ее семье и не рыпаться.

Оставить подпись за принятие адекватного закона против семейного насилия в Российской Федерации можно здесь и здесь.

Источник: Шакко



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Президент поддержал идею создать на «Госуслугах» семейные личные кабинеты с онлайн-калькулятором, благодаря которому люди могли бы видеть, какими возможностями господдержки они вправе воспользоваться. Об этом сообщила газете ВЗГЛЯД активист ОНФ Юлия Зимова. Ранее она приняла участие во встрече Путина с общественностью в Липецкой области. «В целом, на встрече с президентом много говорилось об информационной доступности, […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы