ВМФ РФ готовится-таки реализовать масштабный проект, начатый в свое время еще Анатолием Сердюковым и сорванный Францией: строительство современных универсальных десантных кораблей. Как будут выглядеть российские аналоги французских «Мистралей», какими возможностями они будут обладать – и какие решать задачи?

Не так давно были обнародованы уточненные характеристики двух универсальных десантных кораблей (УДК), которые планируется заложить в мае будущего года на судостроительном заводе «Залив» в Керчи. Как и предполагалось, их водоизмещение будет значительно выше заявленного ранее – 25 000 против 15 000 т. Кроме того, появились и дополнительные подтверждения того, что корабли будут заложены именно в следующем году.

Таким образом, если все пойдет по плану, через полгода Российская Федерация начнет строить самые большие в своей истории военные корабли.

Происхождение

Термин «УДК» родом из СССР. В советской военной литературе так стали называть корабли типа «Тарава», первый из которых вошел в состав ВМС США в 1976 году. В оригинале они именовались «штурмовыми десантными вертолетоносцами» (landing helicopter assault, или LHA). Поиграв словами на следующей серии «десантных вертолетоносцев-доков» (LHD) типа «Уосп», на «Америке» (2014) вернулись к LHA. Как это ни странно, но русскоязычный термин более точно отражает суть дела.

Универсальный десантный корабль представляет собой гибрид вертолетоносца и корабля-дока. История тупиковой ветви десантных вертолетоносцев (LPH) началась с переоборудованного в 1956 году эскортного авианосца, а закончилась единственной серией LPH специальной постройки, списанных к 2002 г.

Десантные корабли-доки (LSD) американцы применяли еще в ходе Второй мировой войны. Правда, тогда они принимали на борт ограниченное количество морской пехоты (МП) и были скорее базами высадочных средств, служившими прежде всего для доставки десантных барж (плашкоутов) и катеров в район десантирования. Позднее размеры и десантовместимость LSD и производных от них LPD значительно возросли. Вместе с УДК они составляют амфибийную триаду ВМС США.

Возможности

Взяв на себя обязанности вертолетоносцев и кораблей-доков, УДК обрели способность обеспечить загоризонтную высадку десанта с вертикальным охватом. Согласно концепции развития МП США «Экспедиционные силы XXI века», для снижения угроз десантным кораблям со стороны противника загоризонтная высадка десантно-штурмового эшелона должна производиться на удалении не менее 65 морских миль (120 км) от берега. Вертикальный охват при этом подразумевает параллельную воздушно-десантную операцию в тылу или на флангах войсковой группировки, обороняющей побережье.

Водоизмещение универсальных десантных кораблей позволяет принять и разместить в комфортных по военным меркам условиях подразделение морской пехоты, способное вести бой за расширение плацдарма (разумеется, при поддержке корабельной авиации). В США таким подразделением является экспедиционный батальон (отряд) морской пехоты (MEU) численностью до 2200 человек (частично размещается на LSD и LPD). Батальоны МП других стран гораздо меньше (450 человек).#{related}

Необходимо отметить, что при определенных обстоятельствах загоризонтная высадка десанта может быть затруднена или попросту невозможна. Удаление в 120 км хорошо в тех случаях, когда противник располагает только береговой артиллерией. Однако и здесь время, необходимое самому быстрому десантно-высадочному средству (LCAC, 40 узлов), чтобы добраться от УДК до берега, составляет свыше полутора часов. При наличии же на побережье российских ракетных комплексов «Бастион» с дальностью действия 300 км (в экспортном исполнении) и загоризонтных РЛС «Подсолнух» время движения LCAC от еще более удалившегося носителя увеличивается до неприемлемых четырех часов.

Сказанное, конечно же, не означает, что УДК несостоятельны и бесполезны. Они необходимы ВМФ РФ для контроля над удаленными районами Мирового океана и могут с успехом применяться в антитеррористических операциях, подобных сирийской, а также в любых других вооруженных конфликтах при поддержке дальней и авианосной авиации.

Престиж

Полноразмерный УДК (40–45 тыс. т), как и атомный авианосец, относится к наиболее дорогостоящим образцам военной техники и на сегодняшний день доступен только самой богатой и индустриально развитой державе мира – США. Поэтому, глядя на американских гигантов, один за другим стали создавать их эконом-варианты.

Почти одновременно, в 2003 году, во Франции и Южной Корее были заложены три первых УДК в масштабе 1:2 к тем, что несли службу под звездно-полосатым флагом. В 2005 году свой корабль заложили в Испании. Два французских «Мистраля» (по 21 950 т полн.) вступили в строй в 2006 году, южнокорейский «Токто» (19 300 т) – годом позже, испанский «Хуан Карлос I» (27 500 т) – в 2010 году (особенностью последнего стал трамплин, позволяющий использовать его в качестве легкого авианосца).

На следующий день после спуска на воду «испанца» на том же стапеле был заложен первый из двух таких же УДК для ВМС Австралии (сданы в 2014–2015 гг.). В 2013 году во Франции состоялась закладка двух «Мистралей» для ВМФ России, которые три года спустя были перепроданы Египту. В 2017 году началось строительство первого китайского УДК (спущен на воду в сентябре с. г.), в феврале 2018 года – турецкого «Анадолу» (клона «Хуана Карлоса») и итальянского «Триеста» (собственного проекта).

Как видим, концепция УДК умеренного водоизмещения стала весьма популярной. Благодаря ей у целого ряда морских держав появилась возможность за приемлемую плату пополнить свои ВМС престижными авианесущими кораблями авианосного типа. Немного утрируя, можно сказать, что в наши дни УДК играют ту же роль, что и линейные корабли во времена «дредноутной лихорадки».

Закладка в Керчи двух УДК для ВМФ РФ даст старт третьей попытке создания в нашей стране полноценных морских десантных сил быстрого реагирования. О двух предыдущих случаях, закончившихся неудачей, хорошо известно. Стоит только напомнить, что в первый раз проект 11780 не был реализован из-за разногласий между Главкоматом ВМФ и Генштабом ВС СССР (точнее, между адмиралами Горшковым и Амелько), во второй – заказанные во Франции и почти готовые «Мистрали» попали под антироссийские санкции, в результате чего оказались в составе ВМС Египта.

«Залив»

На судостроительном заводе «Залив», где предполагается заложить УДК, никогда не строили боевые корабли большого водоизмещения. В портфеле военных заказов предприятия в советское время самыми заметными позициями были сторожевики пр. 1135/11351 (3200/3600 т полн.). Сейчас в постройке находятся два патрульных корабля пр. 22160 (около 2000 т) и пять МРК пр. 22800 (800 т).

В то же время на «Заливе» могут по праву гордиться тем, что именно там были построены самые крупнотоннажные суда в истории СССР и РФ – шесть танкеров типа «Крым» водоизмещением 180 тыс. т, вмещавших более 1 млн баррелей нефти.

С учетом того, что не полученные нами «Мистрали» представляют собой, по сути, морские транспортные суда, спроектированные по нормам гражданского судостроения, и что переданные французами технологии, вероятно, будут использованы в проекте российского УДК, опыт керченских кораблестроителей может быть весьма полезен.

Сухой док «Залива» как нельзя лучше подходит для строительства УДК длиной 220 м и предполагаемой шириной около 40 м, однако целиком в нем можно разместить только один заказ из планируемых двух. Скорее всего, для ускорения постройки будут использованы нестандартные технологические схемы. Лучше всего было бы строить УДК в кооперации с Балтийским заводом (СПб), на котором в 2012–2014 гг. за 9–10 месяцев собирали кормовые части «Мистралей». Даже с учетом длительной (двухмесячной) буксировки для окончательной сборки (стыковки с носовыми частями) в Керчи это значительно сократило бы производственный цикл. Другая возможная схема заключается в разделении сухого дока на две камеры с помощью предусмотренного для этого затвора с целью одновременной закладки одного заказа во всю длину и носовой части другого. После спуска на воду первого корпуса второй можно будет быстро нарастить заранее собранными блоками.

Не исключено, что в случае успешного завершения серии УДК (которых должно быть минимум четыре) будет принято решение о начале строительства на керченской верфи авианосца нового проекта.

ТТХ

В сообщении от 17 ноября даны лишь самые основные тактико-технические характеристики перспективных УДК без какого-либо обоснования и деталировки. Попробуем хотя бы частично восполнить этот пробел.

Водоизмещение в 25 000 т не конкретизируется. Если дано полное, стандартное должно быть порядка 20 000 т, если нормальное – около 22 000 т. При условной проектной норме 1000 т стандартного водоизмещения на один летательный аппарат (что в точности подтверждается ТТХ «Мистраля» и «Адмирала Кузнецова») на первых российских УДК смогут базироваться 20–22 ЛА. Поскольку в сообщении фигурируют «более 20 тяжелых вертолетов», 25 000 т – все-таки нормальное водоизмещение (с соответствующим ему полным приблизительно в 28 000 т).

Состав авиагруппы можно спрогнозировать, исходя из планировавшейся на «русских «Мистралях», включавшей в себя по одной двухзвенной эскадрилье ударных и транспортно-боевых вертолетов (восемь Ка-52К и восемь Ка-29). Представляется разумным оставить ударную (штурмовую) эскадрилью как есть с добавлением звена транспортников и пары спасателей с общим итогом: восемь Ка-52К, 12 Ка-29 и два Ка-27ПС (Ка-29 и Ка-27ПС в перспективе могут быть заменены «Миногами»).

Новый корабль, несомненно, сможет перевозить 900 заявленных морских пехотинцев, но только в качестве войскового транспорта второй волны и на короткие расстояния (по условиям обитаемости). Это легко понять, если разбить 900 морпехов на отделения (по девять человек), каждому из которых по штату положен БТР или БМП. Такое количество возимой бронетехники (100 единиц) находится далеко за гранью возможностей 25000-тонного УДК. Его реальная штатная десантовместимость, вероятнее всего, будет следующей: один батальон морской пехоты (450 человек, 30 из которых – танкисты), танковая рота (10 основных танков), до 50 БТР/БМП.

Скрытый смысл

Помимо очевидной необходимости создания морских десантных сил совершенно нового, глобального, уровня, в закладке и оперативной постройке УДК есть и другой немаловажный смысл. Десять лет назад, когда начались переговоры по «Мистралям», РФ была еще слаба – как в военном, так и в военно-техническом отношении (не считая РВСН), и состояние кораблестроения являлось ярчайшим проявлением этой слабости. О том, что судпром вышел из кризиса, нельзя сказать и сейчас, но то, что самые тяжелые времена остались позади, не вызывает сомнений.

Нет сомнений и в том, что запланированные УДК получат действительные наименования «Владивосток» и «Севастополь» – те, что четыре года назад были стерты с бортов заказов M33 и N33 на верфи STX France. Кроме того, есть уверенность, что керченские перворанги будут лучше «Мистралей» во всех отношениях – военном, экономическом, эстетическом. Подъем на их флагштоках Андреевского флага лет через пять после закладки станет сигналом о том, что мы не разучились быстро строить большие корабли, в полной мере восстановили свои компетенции и больше не нуждаемся ни в чьих услугах. 

Теги: 

военная техника
,
ВМФ
,
армия и вооружение
,
Мистрали
,
военная промышленность



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: В Южном Тироле мигранты решили помешать праздничным мероприятиям, где местные жители используют образ демонического Крампуса, который наказывает непослушных детей, которые плохо себя вели. Крампусы вышли из под контроля и устроили наказание детей постарше. Источник: Colonel Cassad

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы