Россия уверенно создаёт себе в Юго-Восточной Азии новый рынок, не ступающий по размерам европейскому, уходя от односторонней зависимости от поставок энергоносителей в ЕС


Российский газ на китайский рынок пошёл

Второго декабря официально вступил в строй газопровод «Сила Сибири». «Газпром» полностью уложился в ранее обозначенные сроки. Предварительно (в 2014 году) планировалось, что газопровод будет запущен 1 декабря 2019 года. 38 млрд кубометров газа пойдут в Китай.

Конечно, на фоне 55 млрд кубов пропускной способности только «Северного потока-2», общих объёмов поставок «Газпрома» на европейский рынок и потенциальной ёмкости китайского рынка 38 млрд кубометров в год не потрясают воображение. Но надо иметь в виду, что ещё в 2014 году находилось огромное количество скептиков, в принципе сомневавшихся в том, что газопровод будет построен.

Некоторые «специалисты» вовсе называли это строительство авантюрой, упирая на то, что рынки Юго-Восточной Азии давно и прочно завоёваны поставщиками сжиженного газа из Катара, а трубопроводный газ Китай пытается получать из Средней Азии. Мол, России там делать нечего — рынок занят.

Тем не менее российский газ на китайский рынок пошёл. Если учитывать практику прокладки «Газпромом» вторых и третьих веток газопроводов, не будет ничего удивительного, если через несколько лет Россия будет поставлять на китайский рынок уже 80-100 млрд кубов только трубопроводного газа.

Нарастить газовые «мышцы»

При этом надо иметь в виду, что только крупных (не считая малотоннажных) СПГ (производств сжиженного газа) работает три: «Сахалин -2», «Ямал СПГ» и первая очередь «Криогаз-Высоцк», совокупной мощностью 27,36 млн тонн, что примерно соответствует более чем 35 млрд кубометров трубопроводного газа. Поскольку сжиженный газ можно везти на газовозах в любом направлении, возможности поставок российского газа на рынки Юго-Восточной Азии уже достигают 75-80 млрд кубометров.

В 2020 году в строй должны вступить «Балтийский СПГ» и «Владивосток СПГ» (по 10 млн тонн каждый, с возможностью расширения последнего до 15 млн тонн), а также вторая очередь «Криогаз-Высоцк», которая должна дополнительно дать ещё около миллиона тонн. Вместе это эквивалент 30-35 млрд кубометров трубопроводного газа. Наконец, в 2022 году должен войти в строй «Арктик СПГ-2» (18 млн тонн), а в 2024 году — «Дальневосточный СПГ» (5 млн тонн). В сумме — 23 млн тонн или эквивалент 30 млрд кубометров трубопроводного газа.

То есть без учёта малотоннажных мощностей и проектов вроде «Печора СПГ» и «Териберка» (судьба которых пока не ясна) манёвренные мощности России к 2025 году должны составить эквивалент 150 млрд кубометров трубопроводного газа, а к 2030 году реально выйти и на 200 млрд кубометров.

Понятно, что европейский рынок всё это не «проглотит» — банально не хватит мощностей терминалов по регазификации. Да и Европа предпочитает трубопроводный газ (более надёжные и дешёвые поставки). То есть до ¾ мощностей СПГ будут ориентированы на иные (не европейские) рынки. В первую очередь — это рынки Юго-Восточной Азии. Среди них наиболее перспективные японский и китайский (потребность в газе огромна, а доставка из России дешевле, чем откуда бы то ни было ещё). При этом надо иметь в виду, что поскольку эти страны традиционно завозили именно СПГ, то они обладают достаточными мощностями терминалов по регазификации. Кроме того, в отличии от Европы, планирующей переходить на возобновляемые источники энергии, азиаты не морочат себе голову глупостями и используют для повышения конкурентоспособности своих экономик более дешёвые энергоносители.

Соответственно, в ближайшие годы планируется рост потребления, достаточный для того, чтобы востребованным оказался не только российский трубопроводный газ (существует проект морского газопровода в Японию, да и по поводу возможности двух-трёхкратного увеличения пропускной способности «Силы Сибири» — за счёт прокладки новых ниток газопровода я уже упоминал), но и российский СПГ. В реальности к 2030-2035 году поставки газа в Европу и в Азию могут быть уравновешены.

Церемония, посвящённая соединению первого звена магистрального газопровода «Сила Сибири».

И ведь газ — это далеко не всё. В конце ноября текущего года «Транснефть» сообщила о выведении на максимальную мощность системы транспортировки нефти «Восточная Сибирь — Тихий океан» (ВСТО). Мощность ВСТО-1 — 80 млн тонн, мощность ВСТО-2 — 50 млн тонн. Причём это не только нефтепроводы в Китай и к нашим дальневосточным портам, но и как минимум пять крупных НПЗ (четыре уже построено) на пространстве от верховий Енисея до Тихого океана.

Кстати, аналогичным образом и по пути следования газопроводов строятся газоперерабатывающие заводы (например, Амурский ГПЗ в комплекте с той же «Силой Сибири»). Да и в принципе мощности ГПЗ за Уралом постоянно наращиваются.

«Раздеть» Россию не удалось

Почему это важно?

Понятно, что традиционные критики «страны-бензоколонки» заявят, что всё равно, кому продавать сырьё (Китаю или Европе). На самом деле — не всё равно. Точно так же, как покупатель не хочет зависеть от монопольного продавца (поставщика), и поставщику невыгодно зависеть от монопольного покупателя.

Ведь попытка США прорваться со своим газом на европейский рынок и потеснить «Газпром» была не так уж глупа. Конечно, американский СПГ был раза в полтора дороже российского трубопроводного газа. Но он был ему альтернативой, как альтернативой был бы и катарский газ, если бы США, Саудовской Аравии и их союзникам удалось свергнуть Асада и проложить газопровод через Сирию к Средиземному морю (для поставок газа в Европу). В то же время США пытались с помощью Украины и Польши поставить под сомнение способность «Газпрома» выполнить свои обязательства по поставкам, а заодно стимулировали европейцев, опираясь на возможности альтернативных поставок, добиваться от «Газпрома» снижения цен по уже действующим контрактам.

В конечном итоге Европа должна была компенсировать себе переплату за американский газ снижением контрактных цен на российский (и остаться при своих), «Газпром» должен был потерять изрядную долю европейского рынка, а значит, и существенные доходы, российский бюджет недополучил бы налоги, а США на всём этом неплохо бы заработали, продавая свой газ, ещё и поддержали бы умирающих сланцевых производителей.

Весь проект «раздевания» «Газпрома» и российского бюджета базировался на двух точках опоры:

— отсутствие у России своих мощностей СПГ;

— зависимость «Газпрома» от европейского рынка.

Отказ Европы от закупки существенных объёмов российского газа немедленно вёл к кризису «Газпрома», у которого не было альтернативного крупного покупателя и не было возможности манёвра крупными объёмами газа на мировом рынке (его газ шёл только по трубам, а трубы вели только в ЕС). Но уже в 2009 году заработал СПГ «Сахалин-2» (мощность — 10 млн тонн, эквивалент 14 млрд кубометров трубопроводного газа). Это, конечно, не решало для «Газпрома» проблему манёвра ресурсами, но намечало путь её решения. Примерно тогда же начались и трудные переговоры с китайцами и японцами о прокладке к ним российских газопроводов.

К настоящему моменту Россия способна поставлять в ЕС не только трубопроводный газ, но и СПГ, причём российский СПГ дешевле американского (а европейские терминалы — не резиновые). Более того, Россия уверенно создаёт себе в Юго-Восточной Азии новый рынок, не уступающий по размерам европейскому, уходя от односторонней зависимости от поставок энергоносителей в ЕС.

Ростислав Ищенко

Источник: Конт



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Под Белгородом школьницу, у которой не сработала транспортная карта, заставили попрошайничать в автобусе. Мать 15-летней девочки рассказала, что дочь несколько раз пыталась оплатить проезд картой, но она не срабатывала, а наличных у нее с собой не было. После этого водитель закрыл двери, заглушил двигатель и велел девочке идти по салону и собирать деньги с пассажиров, […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы