На этой неделе впервые за полвека в Берлине для посещения публики открыли объект, которому присвоено звание Denkmalschutz – «исторический памятник», и теперь он охраняется государством.

На этой неделе впервые за полвека в Берлине для посещения публики открыли объект, которому присвоено звание Denkmalschutz – «исторический памятник», и теперь он охраняется государством.

Памятник представляет собой 110-метровый туннель, прорытый с западной стороны на глубине девяти метров под Берлинской стеной для эвакуации жителей Востока в капиталистический рай. Весь процесс стройки пасли агенты «Штази» и на самых последних метрах они свинтили всех «тоннелепроходчиков». И таким образом именно по этому тоннелю никто из восточных немцев никогда никуда не убежал. Вообще-то таких тоннелей было прорыто под стеной, разделявшей Берлин, около восьмидесяти. И кому-то даже удавалось бежать.

Сейчас, в годовщину падения Стены, это событие сконструировано и подано, как глубоко символическое. И наверное, таковым и является. Особенно если не знать, что именно происходит в некогда разделенной стране.

Но пока несколько слов о самой Стене. Тут есть некоторая проблема – обычный российский читатель полагает, что Берлинская стена – это такая стенка на манер великой китайской, которая красиво разделяла Восток и Запад Германии. На самом деле это стена – неправильной формы окружность, которая огораживала Западный Берлин от окружающей его ГДР. 

Западный Берлин стоял на многие километры в глубине восточных территорий, как крепость капиталистического образа жизни. По сути, он не был ФРГ, как не был и ГДР. Просто такой эксклав в чистом поле социализма. 

Чтобы из него попасть в «настоящую» ФРГ, надо было пройти через определяемые статусом гражданина чек-пойнты, и проехать до настоящей границы по двум режимным автобанам. Например, по автобану в сторону Гамбурга – аж 237 километров до границы между странами. Шаг влево, шаг вправо – неприятности и «Штази». Или 293 километра до Рудольфштайна.

Сама стена идет по административным границам оккупационных зон – суммарных американской, британской, французской (это самая смешная, конечно, зона) и супротив них – советской. Поэтому иногда она шла по улицам, разделяя их пополам, иногда вдоль трасс, иногда вдоль каналов и реки. Логики в ней нет. Более того, и не стена это вовсе – это широкая – до 100 метров – полоса фортификации. Одна стена, вторая стена, простреливаемое пространство, опять стена, противотанковые рвы и т.д. Иногда она похожа на проспект. Но это проспект смерти.

До 13 августа 1961 года Западный Берлин был сливной воронкой – поток восточных немцев шел спокойно через границу и дальше уже уходил в ФРГ транспортом – 3,5 миллиона человек, на минуточку. С 1961 года вся эта эмиграция была остановлена. Стена была названа ГДРовскими властями Antifaschistischer Schutzwall – Антифашистской Стеной.  

#{related}Какая злая ирония истории – сегодня весь Берлин измазан надписями боевого крыла левых партий Antifa. А это значит, что тот капитализм, который так манил жителей социалистической Германии, воспринимается частью общества, как победивший фашизм, против которого Хрущев с немецкими товарищами ставил стенку. Прошло всего тридцать лет после падения стены и все опять становится с ног на голову.

Руководят столицей Германии опять откровенные коммунисты – коалиция Linke (бывшая компартия ГДР), Зеленых (эко-коммунистов) и Социал-Демократов (тоже вполне красноперые мечтатели о социализме). Опять на знаменах требования раскулачить богатеев, ограничить потребление и пользование благами западной цивилизации – таких, как автомобили, звучит слово «экспроприация».

Хотя в постановлениях и законах, которые штампует новое коммунистическое столичное правительство, написано, конечно же, про заботу о правах населения. Они даже не пишут «трудящихся». Потому что в современном Берлине и Германии в целом невыгодно быть трудящимся. Выгодно быть бедным и нетрудящимся. И опять модно жечь звезду Давида у Бранденбургских ворот при поддержке красной мэрии. А вы думали – это коричневые жгут?  Да нет, внезапно возродившиеся наследники ГДРовского социализма, который в 1961-м построил Стену… Антифа-Стену.

Если смотреть на годы, которые последовали после Великого Падения Великой Берлинской Стены, лишь несколько лет из тридцати наблюдалось некое единение в порыве. Чем дальше, тем прозрачная стена на месте бетонных блоков выше и крепче. Восток недоволен тем, что происходит и как разбазаривается наследие отцов-объединителей.

Западные недовольны тем, что восточные недовольны. Восток подозревает Запад во лжи, Запад подозревает Восток в неблагодарности. Знаменитая демократия для Востока оборачивается тем, что правящая партия и ее медиа-громкоговорители всерьез предлагают не учитывать мнение 24 процентов избирателей на Востоке, потому что они выбирают не ту, не правильную, партию. На вопрос восточных: «какая же это демократия?» им отвечают: «потому что вы фашисты, не заслужили вы никакой демократии».

#{author}И тогда огромная федеральная земля Востока выбирает с ломовым счетом партию – наследницу компартии ГДР. И Запад опять недоволен. Суммарный счет двух «неправильных» партий переваливает далеко за 50 процентов.  И вот это – один из признаков того, что произошло за тридцать лет со времени падения Стены.

И о былой солидарности напоминает только название введенного в 1991 сроком на один год нового временного налога Solidaritätszuschlag (Налог солидарности). Который никто так и не думает отменять.

Теги: 

Германия
,
Берлинская стена



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Опасения французского лидера Эммануэля Макрона относительно «смерти мозга» НАТО не напрасны, полагает обозреватель The Wall Street Journal Уолтер Рассел Мид. По мнению Мида, для выживания трансатлантическому альянсу необходимо адаптироваться к быстро меняющемуся миру. Reuters Президент Франции Эммануэль Макрон отчасти прав в своей констатации «смерти мозга» НАТО, пишет в своей статье обозреватель The Wall Street Journal Уолтер Рассел Мид.  По […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы