Во время очередного отпуска в руках канцлера Германии Ангелы Меркель оказалась книга «Тиран: Шекспир о политике» известного шекспироведа Стивена Гринблатта, которая представляет собой замаскированную атаку на Дональда Трампа, пишет обозреватель Bloomberg Леонид Бершидский. По мнению автора, хотя эта работа и страдает излишней наивностью, она будет полезна для Меркель в одном: во время встреч с такими лидерами как Владимир Путин и Си Цзиньпин она будет всегда помнить, что когда-то со сцены сойти придётся и им.


Reuters

Каждое лето канцлер Германии Ангела Меркель ездит в отпуск в Южный Тироль, где она ходит в походы — и читает. В этом году её выбор пал на любопытную книгу: на фотографиях в её руках оказался «Тиран: Шекспир о политике» профессора Гарварда Стивена Гринблатта. Эта книга — памфлет на президента США Дональда Трампа, которая маскируется под анализ взглядов драматурга на тиранов и размышления о том, почему народы позволяют им властвовать над собой, пишет обозреватель Bloomberg Леонид Бершидский.

Подобный выбор, по мнению журналиста, вполне в духе Меркель. Канцлер обычно читает относительно короткие книги, чтобы иметь возможность осилить несколько работ за один отпуск. С течением времени она пристрастилась к истории, испытывая особый интерес к параллелям между современностью и прошлым. Меркель — любительница классики: Толстой, Шекспир, Гёте, Шиллер.

«Сейчас все они очень, очень актуальны», — отметила по этому поводу сама канцлер. «Тиран» же, в котором менее 300 страниц, судя по всему, попадает под все требования Меркель.

Работа Гринблатта произвела немалый фурор в кругах немецкой элиты. В прошлом году этого шекспироведа пригласили прочитать лекцию в берлинском концертном зале им. Пьера Булеза, который служит местом встречи различной высоколобой публики. Тогда профессор провёл время с бывшим уполномоченным одной из земель по культуре Михаэлем Нойманном. Он не вхож во внутренний круг Меркель, а на самом мероприятии не было никого из приближенных к канцлеру. Тем не менее, ей явно порекомендовал эту книгу кто-то, кто хорошо знает её вкусы.

Если немного пролистать эту книгу, то становится понятно, почему она могла заинтриговать Меркель — она сулит ответы на ряд интересующих её вопросов, как, например, этот: «Почему в некоторых обстоятельствах очевидное лицемерие, неотёсанность или жестокость служат не критическими недостаткам, а кличем, на который стекаются ярые сторонники? Почему в остальном гордые и уважающие себя люди склоняются перед неподдельной наглостью тирана и его уверенностью в том, что ему с рук сойдут любые слова, поступки и невероятные непотребства?»

«Однако если Меркель действительно искала ответы на эти вопросы Гринблатта, то, боюсь, она зря потратила часть своего драгоценного отпуска. В лучшем случае она посмеялась над коллегой, отсутствие симпатии к которому она даже не пытается скрывать», — считает Бершидский.

В своей книге шекспировед не называет Трампа по имени, однако некоторые его пассажи настолько напоминают статьи в американских СМИ, в которых президента называют невменяемым нарциссом, что вряд ли кто-то может усомниться в том, кого автор имел в виду. Вот что Гринблатт писал о шекспировском Ричарде III:

«У него всегда было богатство; он был рождён с ним и он не стесняется им пользоваться. Однако хотя ему и доставляют радость вещи, которые он обрёл благодаря своему состоянию, в восторг его приводит не это. В восторг его приводит радость владычества. Он задира. Его легко привести в ярость, и он сносит с пути любого, кто ему мешает. Ему радостно видеть, как перед ним пресмыкаются, дрожат в страхе или корчатся от боли. У него есть дар видеть слабость, и он искушен в насмешках и оскорблениях. Эти качества привлекают к нему людей, стремящихся к тому же жестокому наслаждению — даже если они не могут приобщиться к нему в такой же степени, как их кумир. Хотя его сторонники и знают, что он опасен, они помогают ему достигнуть цели — высшей власти».

О вожде народного восстания Джеке Кеде из «Генри VI» Гринблатт пишет, что тот «обещал сделать Англию снова великой». Рассуждая же о том, как, будучи изгнанным, легендарный римский полководец Кориолан вступает в сговор с врагами Рима, профессор пишет следующее: «Это как если бы лидер политической партии, которого уже очень давно ассоциировали с ненавистью к РФ — с учётом его вечного бряцания оружием и обвинений в измене в адрес политический противников — в тайне отправился бы в Москву и предложил Кремлю свои услуги».

Тем не менее, продолжает Бершидский, эти параллели довольно натянуты: Трамп не может быть одновременно и Ричардом III, и Кедом, и Кориоланом. Можно сказать, что эти персонажи олицетворяют собой разные проявления тирании, однако тогда эта концепция превратится в такую сборную солянку из мотивов и методов, что подобный подход станет просто бессмысленным. «Тем не менее поиск во всех них черт Трампа отдаёт паранойей, вызванной информационным пузырём», — считает автор.

Месть Кориолана Риму совсем не похожа на стремление Трампа победить на выборах любой ценой. Кед возглавил провальное восстание против элит — однако найдётся ли такой мятежник, который бы с ними не боролся? Мучительное принятие Ричардом III своего физического уродства так явно контрастирует с полнейшей уверенностью Трампа в его неотразимости, что для того, чтобы использовать английского монарха в атаке против Трампа Гринблатту приходится демонстрировать поразительные чудеса словесной эквилибристики.

В итоге, по мнению Бершидского, под натянутыми метафорами, которые Гринблатт выдаёт за взгляды Шекспира на тиранию и рецепты борьбы с ней скрывается весьма банальная и наивная точка зрения. Эгоистичный, жадный до власти индивид апеллирует к базовым инстинктам недостойных членов общества и находит себе потворщиков в рядах элиты, которых очаровывает презрение тирана ко всем нормам. Его возвышению способствует также дробление общества на партии, которые не слушают друг друга. Однако его власть не может продолжаться вечно, потому что обычные люди не будут с этим мириться.

«Шанс на восстановление коллективных приличий кроется, как полагал Шекспир, в политических действиях обычных граждан. Он никогда не терял из виду ни людей, которые упорно молчали, когда их убеждать кричать в поддержку тирана, ни слуги, который пытался помешать своему злобному господину пытать пленника, ни голодного горожанина, требующего экономической справедливости», — пишет по этому поводу Гринблатт.

Теоретически, предполагает Бершидский, Меркель должен ободрить такой посыл. «Однако я сомневаюсь, что она может его принять. В отличие от Гринблатта, она однажды уже жила при настоящей тирании — пусть теневой и основанной на гнетущей коллективистской идеологии, а не на харизматичном лидере», — отмечает автор.

«Несмотря на весь гений Шекспира, в его пьесах вряд ли стоит искать знаний о современном антилиберализме. Однако книга Гринблатта может быть полезна Меркель хотя бы в одном: в следующий раз, когда она будет говорить с Владимиром Путиным, Си Цзиньпином или, скажем, Виктором Орбаном, она может вообразить себе на их месте шекспировских героев при полном параде. Она может внутренне улыбнуться и вспомнить, что им всем когда-нибудь придётся сойти со сцены — даже если она собирается уйти немного раньше», — подводит итог Леонид Бершидский.



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: Немецкая компания Audi в прошлом месяце увеличила продажи своих машин на российском рынке. Всего за август в РФ удалось продать более 1,3 тысяч новых машин, что на 1 процент больше, чем за аналогичный промежуток 2018 года. Кроме того, за период с января по августа 2019 года немецкий бренд продал в РФ более 9,9 тысяч новых […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы