Главный врач Института скорой помощи имени Склифосовского Алексей Токарев заявил 31 июля, что медики его института не нашли отравляющих веществ в организме Навального. 

«29 июля из городской клинической больницы №64 в головную химико-токсикологическую лабораторию НИИ скорой помощи имени Склифосовского на исследования были доставлены биологические материалы пациента Алексея Анатольевича Навального. По результатам выполненных исследований, вещества, вызывающие отравления, не обнаружены», – сказал он. 

Он отдельно отметил, что лаборатория института «является специализированной, имеет самые широкие возможности по выявлению в организме посторонних веществ».

28 июля Навального, который с 24 июля отбывал 30-дневный административный арест по статье о «повторном нарушении порядка проведения митинга», доставили из спецприемника на «скорой» в больницу с диагнозом «острая аллергическая реакция».

У политика был сильный отек лица и покраснение кожных покровов в верхней части тела, также у него слезились и болели глаза. Сам политик и его окружение подчеркивали, что он «никогда прежде не испытывал аллергической реакции». Также они пожаловались на то, что сотрудники спецприемника «не хотели сообщать родственникам и адвокатам о «болезни» Навального» и не предоставили политику офтальмолога, хотя он жаловался на рези и жжение в глазах, массивный отек век и выделения из глаз. 

«Диагнозы у терапевта и главного аллерголога-иммунолога расходятся. У первого – крапивница, у второго – контактный дерматит», – рассказала тогда лечащий врач Навального Анастасия Васильева. 

Через несколько часов врачи выписали Навального из больницы, после чего его снова отправили в спецприемник «досиживать» арест. ФСИН также сообщила, что взяла пробы пищи, которой кормили арестанта и тщательно проверила его постельное белье. 

Более года назад, 27 апреля 2018 года на Навального напали в Москве. Ему плеснули в глаз химическим раствором зеленого цвета, в результате чего политик получил химический ожог роговицы средней степени. Как утверждает сам Навальный, он тогда потерял примерно 80% зрения на правом глазу и врачи тогда опасались, что ему понадобится пересадка роговицы. Химический ожог политику пришлось лечить за границей. 



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: «У меня с Алисой Бруновной произошел небольшой конфликт, когда снимали музыкальный номер, где ее героиня с кинжалом в руках, – вспоминает оператор. Я попросил Фрейндлих, чтобы она встала на колени, а я снимал сверху тот момент, когда она молится. А она уперлась: «Саша, ну как так можно?! Меня все операторы снимают только с определенной точки […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы