Третья пятилетка завершила целый период развития советской экономики. При колоссальных человеческих и нравственных потерях этого периода, о которых справедливо писалось в 1990-х,  были заложены основы успешного развития советской экономики на протяжении нескольких десятилетий.

Была фактически заново создана материальная база развития тяжелой  и пищевой промышленности, коренной  реконструкции подверглась материально-техническая база растениеводства, создано крупное производство в сельском хозяйстве, обучена огромная масса инженерно-технических работников и рабочих (хотя их качество еще оставляло желать лучшего).

Был подобран сильный состав руководящих работников в промышленности и на железнодорожном транспорте, управлении экономикой (аппарат правительства, Госплан СССР, Госбанк СССР, Наркомфин СССР, отраслевые наркоматы). Была создана разветвленная сеть научно-исследовательских институтов и высших и средних учебных заведений. Начало создаваться специализированное строительное производство.

                               *                   *                  *

Измерение экономического роста в периоды коренных структурных сдвигов сопряжено с большими трудностями. Можно назвать три продукта, которые задают границы этого роста: железнодорожные перевозки, производство топлива, производство электроэнергии. Нижнюю границу экономического роста задает динамика железнодорожных перевозок — с 1937 по 1940 годы они выросли с 354,8 до 415,0 миллиардов тонно/километров [23]. Производство угля и нефти — двух основных в то время видов топлива — увеличилось со 173,9 до 197,0 миллионов тонн (или на 13,2 процента) [24].

Обычно потребление топливно-энергетических ресурсов достаточно точно характеризует динамику экономики. Но в рассматриваемый период этот показатель определенно мог преуменьшать реальный рост экономики, который происходил преимущественно за счет продукции наукоемкой для своего времени и трудоемкой, но малотопливоемкой (с учетом и прямых и косвенных затрат). Динамика производства электроэнергии задает верхнюю границу роста, поскольку в развитых капиталистических странах в этот период производство электроэнергии значительно опережало рост национального дохода и промышленной продукции. Производство электроэнергии с 1937 по 1940 годы выросло с 36,2 до 48,3 миллиарда киловатт-часов (или на 33,4 процента) [25].

Тем самым, даже опираясь лишь на данные о производстве ключевых продуктов народного хозяйства, можно предположить, что рост ВВП в этот период составил 15 — 20 процентов. При этом нужно иметь в виду, что за то же время население СССР выросло примерно на 15 процентов — в основном за счет присоединения новых территорий (по уровню экономического развития присоединенные районы уступали СССР, хотя Латвия и Эстония по уровню жизни его безусловно превосходили).

                 *                      *                     *

Западные экономисты приложили большие усилия для получения объективной оценки развития советской экономики в довоенный период (я подробно анализировал успехи и неудачи этих попыток в книге «Советский экономический рост: анализ западных оценок»). Первым такую оценку дал еще в 1951 году Наум Ясный. Согласно его подсчетам, валовой национальный продукт СССР в 1937—1940 годах вырос на 19,5 процентов, позднее Ясный снизил эту оценку до 10 процентов [26]. По наиболее авторитетным в западной литературе оценкам Абрама Бергсона (на мой взгляд, наиболее точным, хотя и не безупречным) валовой национальный продукт СССР вырос за этот период на 18,2 процента [27].

С учетом происшедшего в эти годы роста населения такой показатель (указанный рост ВВП кажется небольшим (5 — 7 процентов на душу населения). И все же это рост, а не спад. Даже в самый неблагоприятный с точки зрения экономического роста период, этот рост все-таки продолжался и в абсолютном выражении, и на душу населения. Кризисным было состояние потребительского рынка, но не общего производства товаров и услуг.

Не следует упускать из виду, что росту препятствовали многие политические факторы: массовые чистки руководящих кадров всех уровней и три довольно крупных военных столкновения того периода (о чем часто забывают экономические историки): на Халхин-Голе, в Польше, в Финляндии. Мобилизация в вооруженные силы дополнительно нескольких миллионов мужчин трудоспособного возраста тяжело сказались на экономике. Добавлю, что из трех лет пятилетки два года (1938-й и 1939-й) были неурожайными), а зимы 1938/39 и 1939/40 годов — исключительно холодными. К тому же очевидно, что социальные изменения в присоединенных к СССР областях не могли не сопровождаться крупными хозяйственными потерями для их экономик.

То, что советская экономика выдержала эти испытания и не скатилась в общий экономический кризис, свидетельствует о ее жизнеспособности в этот период. Об этом же говорит и продолжение прогрессивных структурных изменений в экономике. Промышленность росла быстрее ВВП: по оценке Ходжмена, она выросла в 1937—1940 годы на 15,9 % , по более поздним и более тщательным расчетам Г. Наттера — почти на 22,4 % (с учетом сложного машиностроения) [28].

Этот рост был в два раза меньше, чем показывала официальная статистика (45 %), что говорит об интенсивности инфляционных тенденций в экономике; много меньшим, чем в предыдущей пятилетке и чем намечалось в плане. И все же примерно 7 % ежегодно — это рост весьма значительный. Внутри промышленности более быстрыми темпами росли такие прогрессивные отрасли, как электроэнергетика, химическая промышленность, машиностроение (преимущественно оборонное), цветная металлургия.

Продолжали наращиваться, хотя и в замедленном темпе, расходы на науку, образование и здравоохранение. Несмотря на крайне неблагоприятные условия (погодные, ограниченность капитальных вложений, мобилизация части трудоспособного населения), продолжался рост сельскохозяйственного производства. По сравнимой территории продукция сельского хозяйства в среднегодовом выражении выросла по сравнению с предыдущей пятилеткой более чем на 8 % [29].

                      *                     *                     *

Роль системы принудительного труда в экономике СССР того периода нельзя считать ни решающей (как полагал А. Солженицын в «Архипелаге Гулаг»), ни незначительной. В советский период этот вопрос замалчивался, что создавало искаженное представление о характере развития экономики в течении длительного периода времени. В 1990-х было опубликовано довольно много архивных материалов и исторических исследований о системе принудительного труда в СССР, в том числе о ее роли в развитии экономики. Но поскольку эти работы, в основном, принадлежат перу профессиональных историков, а не экономистов, многое здесь все еще остается не совсем ясным, а экономические проблемы принудительного труда — освещенными весьма поверхностно.

В общем числе экономически активного населения (более 100 миллионов человек) доля заключенных составляла не более 2%. Труд заключенных вообще не использовался в таких решающих областях экономики, как электроэнергетика, машиностроение, основная часть топливной промышленности, на транспорт, не говоря уже о сфере услуг.

Но он широко применялся в некоторых важных отраслях в тех районах, где применение вольнонаемного труда было затруднительным в силу дороговизны расходов на оплату труда и создание бытовых условий проживания (цветная металлургия и лесная промышленность в северных и восточных районах, железнодорожное и гидротехническое строительство и т. д.).

                             *                       *                     *

Наиболее слабыми местами советской экономики в предвоенный период, которые только начали преодолеваться в ходе третьей пятилетки, были: низкая квалификация большинства рабочих и инженерно-технических работников основных отраслей экономики, не получивших качественного образования, расточительное использование материальных ресурсов и производственных фондов, плохая организация труда, низкое качество продукции, особенно предметов потребления, узкий ассортимент выпускаемой продукции, особенно предметов потребления, низкое качество планирования, низкая эффективность научно-технических исследований и неудовлетворительный уровень их внедрения в производство (за исключением военной техники), товарно-денежная несбалансированность по предметам потребления, систематические перебои в обеспечении ими населения.

Одни из этих недостатков носили системный характер, вызванный особенностями командной экономики; другие стали следствием ускоренных темпов индустриализации и коллективизации, необходимости направлять огромные средства на укрепление военной мощи страны; третьи была обусловлена малым опытом управления командной экономикой, слабостью обобщающей этот опыт экономической науки (которой в тот период в области экономической теории не давали нормально развиваться), четвертые — наследием многовековой экономической и культурной отсталости России. Можно ли было эти недостатки преодолеть, должно было показать последующее развитие советской командной экономики. Свой экзамен на зрелость ей пришлось сдавать в годы войны.

ПРИМЕЧАНИЯ

[23] Народное хозяйство СССР в 1967 г. М., 1968, стр. 513.

[24] Индустриализация СССР. М., 1973, стр. 131—132; История Второй мировой войны. Том 2. М., 1974, стр. 376.

[25] Народное хозяйство СССР в 1967 г., стр. 222.

[26] См.: Г. И. Ханин. Советский экономический рост: анализ западных оценок. Новосибирск, 1993, стр. 46, 49.

[27] Там же, стр. 90.

[28] Там же, стр. 137, 141—142. В самой работе Г. Наттера рост промышленной продукции оценивается в 16 процентов, в том числе гражданской — на 10 процентов, а военной — в 2,5 раза. Однако в этом расчете не учитывалась продукция сложного машиностроения, которая во все периоды росла намного быстрее, чем вся продукция гражданского машиностроения. Я скорректировал расчет Г. Наттера с учетом этого фактора за 1913—1955 годы, который составил по приросту 1,4 раза.

[29] История социалистической экономики СССР. Том. 5. М. 1978, стр. 123.

[30] Там же, стр. 67—68.

[31] Там же, стр. 127—133.

__________________

Взято с сокращениями из статьи Г.И.Ханина «Советское экономическое чудо: миф или реальность?»

__________________

Предыдущие материалы по теме:

Предвоенная пятилетка: проблема производительности труда

https://cont.ws/@denys/1386950


Предвоенная пятилетка: проблема кадров

https://cont.ws/@denys/1384714…


Был ли отказ от НЭПа чисто политическим решением?

https://cont.ws/@denys/1361668

____________________

Это — лишь небольшая часть подробнейшего обзора предвоенной экономики СССР, сделанного автором на основании собственных расчетов с использованием официальных показателей ЦСУ. Автор не ставил себе целью ни пропаганду рыночной экономики, ни приукрашивание достижений советской эпохи. С его точки зрения, плановая («командная») экономика проявила свои преимущества в 1940-50-х годах и достигла пика возможностей во время реализации Пятого пятилетнего плана ; в последующем негативные тенденции нарастали. Их детальный анализ можно найти в монографии Г.И.Ханина  «Экономическая история России в Новейшее время» ( Т.1), ознакомиться с которой было бы полезно всем, кто интересуется советским периодом нашей истории.

Источник: Конт



СМОТРЕТЬ КОММЕНТАРИИКомментариев нет

Последнее: 19 августа президент Украины Владимир Зеленский сменил руководителя управления Службы безопасности Украины в Житомирской области, сообщается на сайте главы Украинского государства. Зеленский указом №604/2019 уволил с должности руководителя управления СБУ в Житомирской области Виктора Панасюка. Указом №605/2019 президент назначил на эту должность Олега Головаша. 12 августа Зеленский поручил исполняющему обязанности главы Службы безопасности Украины Ивану Баканову сменить […]

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

новости дня
ваши отзывы